Парад лицемерия

10 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 904

Лицемерие у представителей власти — поразительное. Морочат голову так, что дух захватывает.

Но даже не это удивительно, а то, как низко они оценивают мыслительные способности граждан. Ведь лицемерят, врут, переворачивают вещи с ног на голову, но при этом даже не краснеют. Другой бы все-таки покраснел. Или хотя бы смутился, глаза бы забегали. А этим хоть бы что.

Возможно, конечно, они долго тренировались. Делали какие-то специальные упражнения, повышали мастерство по классу убедительного вранья. Но все-таки, кажется, здесь не в тренировках дело. Просто они уверены, что граждане сами ни хрена не видят и не понимают. Сами они не в состоянии ни причин, ни следствий, ни последствий определить — поэтому перед ними можно нести любую ересь. Это все равно что в сумасшедшем доме выступать. Лепи чего хочешь, всему поверят. А если на тебе еще какие-нибудь бирюльки висят, погоны или значок депутата, тогда вообще доверие полное. А как же иначе? Если есть бирюльки — значит, начальник. А начальник у нас всегда самый умный, будь он хоть трижды дурак.* * *В Москве погромы — свидетельство крайней степени озверения и одичания масс.

Что там у нас власти говорят по этому поводу? О, они ведут себя так, будто это для них большая неожиданность. Главный мотив выступлений: “Участники погромов будут строго наказаны, это стыд, позор и безобразие, мы не допустим, чтоб в нашем интернациональном городе действовали банды малолетних фашистов, и будем бороться с ксенофобией и прочими проявлениями”.

Отлично сказано. Только одно маленькое “но”: погромщиков открыто поддерживают толпы москвичей. Если женщина пенсионного возраста без всякого стеснения кричит в камеру: “Так им и надо”, а пацаны обещают в следующий раз принять участие в подобном мероприятии, тут есть о чем призадуматься, не правда ли?

Любой здравомыслящий человек понимает, что подобные настроения не растут на пустом месте. У них есть вполне определенные причины и корни. Такие настроения провоцируются и развиваются годами, и все москвичи прекрасно знают, ч т о и к т о их провоцирует. И власти, кстати, тоже это знают. Потому что если бы у погрома не было вот этого жуткого фона тихого злорадства, если бы москвичи действительно стыдились того, что произошло, и горевали по поводу распустившихся фашистов, тогда все было бы совсем по-другому. И мэр, и президент публично выразили бы соболезнования пострадавшим и родственникам погибших и выделили им какую-то материальную помощь, и помогли переправить тела на Родину, а если бы их хоронили в Москве — устроили официальные похороны с публичными извинениями и покаяниями.

По-человечески это совершенно нормально. Это значит: “Мы просим прощения за ублюдков, которые выросли в нашем обществе по нашему недосмотру”.

Но ведь ничего подобного сделано не было. А почему? Наверно, потому что мы не просим прощения за ублюдков. Наверно, потому что нам за них не стыдно. Наверно, потому что, если бы в Москве устроили похороны жертв погрома, они бы обернулись новыми погромами, а избиратели вряд ли простили бы подобное мероприятие городским властям.

Вот поэтому все слова о суровом наказании и борьбе с ксенофобией — сплошное лицемерие.

Однако тем, кто их произносит, — совсем не стыдно. Никто не краснеет, не смущается. Не вспоминает, что Москва по их милости наводнена приезжими до такой степени, что у людей раздражение через край бьет. Не ругает себя за бессмысленную войну в Чечне, из-за которой уже речи быть не может о нормальных отношениях между русскими и чеченцами. Не рвет на себе волосы из-за того, что с ослиным упорством крутил по всем телеканалам жуткие кадры, где лица кавказской национальности отрезали пальцы и головы заложникам...

И заметьте, никто ведь им даже не говорит сейчас: “Родные, а вы чего ожидали-то, когда все это делали? Какой реакции у населения?”

Вот поэтому они и уверены, что их вины в погромах — нет. Они-то в бирюльках и погонах — молодцы, они всегда проводят мудрую и дальновидную политику. А вся беда от недостатков воспитания. Просто детям не объясняют, что шовинизм и ксенофобия — плохо. А надо говорить наоборот: “Все приезжие — наши братья навек, независимо от того, как они сами к нам относятся. Поэтому мы их должны любить, уважать и целовать в попу”. И вот если последовательно и целеустремленно проводить такую работу с массами, тогда и погромов не будет.

А вообще в сумасшедшем доме пациенты обязаны жрать похлебку, которую им наварили, и помалкивать. И даже если похлебка рвется наружу — все равно надо глотать и терпеть. Потому что врачи умнее и главнее. У них погоны и блестящие значки. Они лучше знают, что вам надо.* * *Наши герои-подводники — тоже отменный полигон для практики лицемерия. Кажется, с легкой руки Генпрокурора пошло: выстояли до конца, с честью выполнили свой долг...

Но, черт возьми, разве могли они куда-то деться с подводной лодки? У них что там, выбор какой-то был — выстоять или не выстоять? Или от них что-то зависело?

В чем героизм-то? В том, что утонули? Наверно, правильнее все-таки называть их не героями, а жертвами. Жертвами несчастного случая, или недобросовестности кораблестроителей, или нерешительности военных. Что бы ни говорили сейчас военные с прокурорами, но невозможно представить, что их нельзя было спасти. Сто метров глубины — разве это так много? Сама подлодка такой же длины. Если бы носом в дно воткнулась, хвост из воды бы торчал...

И похороны, похороны каждый день: сегодня подводников хоронят в Новгороде, завтра в Курске, послезавтра в Питере... Мне бы очень хотелось, чтоб с такой же педантичной заботливостью по телевизору показывали похороны всех, кто погиб в Чечне. В обязательном порядке ежедневно открывать вечернюю программу “Новостей” съемками всех похорон военных и милиционеров, которые в этот день обрели последний приют в разных уголках России. И чтоб матери рыдали, и чтоб дети стояли с растерянными глазами...

Пускай все, что про героев-подводников показывают, покажут про каждого, кто Чечне отдал жизнь. Тогда будет справедливо, логично и понятно: вот Родина оплакивает своих сыновей.

А если делать так, как сейчас, — то это типичное лицемерие. Понятно, что до погибших сыновей Родине дела нет. А что ей нужно, так это хорошая пиар-кампания вокруг утонувшей подлодки. Даже из плохих известий нужно уметь извлекать пользу для товарищей с бирюльками и погонами.

* * *

Про Великую Октябрьскую революцию мы больше не вспоминаем. Делаем вид, что это вообще не у нас было, а где-то еще. Может быть, в Уганде или на Каймановых островах, но только не в России. А в России — сплошное примирение, согласие и еще парад ветеранов, которые в 41-м ушли с Красной площади прямиком на войну.

Парад ветеранов — парад лицемерия.

Запустить стариков маршировать по Красной площади и дружно на них умиляться. Конечно, это гораздо дешевле, чем поднять им пенсии до уровня депутатской зарплаты и лечить их в ЦКБ. Хотя то, что сделали для страны эти старики, и то, чем заняты нынешние депутаты, — несопоставимо. Их заслуги даже нельзя сравнивать.

По российскому телеканалу марш ветеранов показывали спереди. С такой позиции видны было только первые шеренги, куда поставили самых бодрых стариков. А ТВ-6 в придачу показало марш еще и сзади, со спины. Там в последних рядах с трудом ковыляли ветераны с палочками и костылями, а несколько человек опирались на своих жен или дочерей, потому что сами уже не в силах были преодолеть Красную площадь. Вот такой это был парад.

От одного вида слезы наворачивались. А когда еще корреспондент сказал с гордостью, что московское правительство каждому ветерану обороны Москвы в честь праздника выделило по двести пятьдесят рублей плюс продуктовый паек, тут и вовсе впору было разрыдаться от умиления.

Подобные жесты невиданной щедрости у меня, скажем, вызывают некоторые сомнения. А знают ли власти, что такое — двести пятьдесят рублей? Сколько и чего на них можно купить? Может, прежде чем выделять ветеранам такие бешеные суммы, властям стоит советоваться со своими домработницами, с прислугой. Интересоваться, почем нынче колбаса, почем мясо. А то они как-то странно выглядят со своими подарками. Примерно так же, как скряга-миллионер, поздравляющий приятеля-бедняка коробком спичек или кусочком мыла и ожидающий от него великой благодарности.

И ведь бедняк не подводит, лицемерно восхищается кусочком и кланяется в пол, чтоб ни в коем случае не обидеть великодушного дарителя...

* * *Ладно, пускай сами лицемерят и врут без остановки. У них голова уже так устроена, их не переделаешь. Но зачем детей этому учить?

Когда “Идущие вместе” казенными словами говорят, что хотят прибирать мусор, чтоб сделать Россию чистой, мороз по коже идет от их лицемерных улыбочек.

Ну неужели мы не знаем наших детей? Дался им этот мусор. Они его и не замечают. Сейчас бредовая демонстрация закончится, они устроятся с пивком на лавочке и за час накидают в пять раз больше мусора, чем собрали.

Им нужна не чистота на улицах, а халява. Вся тусовка, вся демонстрация — ради халявы. За уборку мусора можно получить бесплатное время в Интернете или билеты в кино — про войну и про волков. Это хорошо, это реально. За кино не жалко и покривляться, полицемерить, попритворяться отличными такими ребятами из нашего светлого будущего.

Быстро они учатся, однако. Способные ребята, будет толк.* * *Лицемерие у властей — поразительное, но еще поразительнее готовность граждан подхватывать любую предложенную властями игру. Готовность послушно изображать из себя сумасшедший дом, где верят любому слову начальника, кивать и поддакивать.

Причем ладно если бы только изображали. Но ведь граждане очень быстро начинают по-настоящему верить любому бреду. Верят, что подводники — герои, что двести пятьдесят рублей за оборону Москвы — это максимум возможностей городских властей, что “Идущие вместе” — необыкновенная молодежь, прекрасная и светлая, а совсем не те юноши и девушки, что сидят ночами у них в подъезде, и, уж разумеется, не те, кто громит рынки...



Партнеры