ЧАЙ - КОФЕ - ПОМУХЛЮЕМ

6 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 621

Может, вам, дорогие читатели, станет легче от того, что корреспондента-лоха из “МК” кинули так же легко, как ежедневно кидают тысячи таких же “коллег по цеху”, желающих побыстрее и подешевле снять квартиру. Друзья, если вы все еще верите, что “быстро”, “дешево” и “хорошо” — совместимые понятия, у вас есть шанс пополнить наши лоховские ряды.


Это случилось прошлой осенью. Началось все грустно: дама бальзаковского возраста, у которой мы снимали квартиру несколько лет, решила купить машину. Пасмурным октябрьским днем она сообщила, что поднимает цену за аренду вдвое.

Телефонная трубка еще валялась на полу, а мы уже собирали вещи — семейный бюджет категорически отказался терпеть такие расходы. Нет, сначала мы, как приличные люди, звонили по газетным объявлениям. Если б тогда я знала, как врали эти газеты! Но я не знала. И поэтому удивлялась положительным переменам на рынке аренды жилья: все фирмы предлагали варианты, которые поражали шиком и доступностью: 3 минуты (не больше!) ходьбы от метро, полный комплект мебели и смешные (150 долларов — верхний предел, тогда как наша хозяйка потребовала 400) цены.

Интуиция нашептывала мне: такого дешевого и в то же время благоустроенного жилья в Москве не бывает. Но жадность, завуалированная под желание сэкономить, победила — я на всех парах мчалась в фирму, которая предлагала квартиру за 100 баксов. С евроремонтом, стиральной машиной и — самое удивительное! — в том самом доме, где мы снимали раньше, только двумя этажами ниже. И втрое дешевле, и вещи таскать удобно — красота, да и только.

“Вот повезло!” — думала я, разыскивая среди арбатских переулков Хлебный. Там, в доме номер 6, и располагалась чудо-фирма, в базах которой хранились координаты великодушных арендодателей. Фирма ООО “Мартос” показалась мне солидной. Вежливые длинноногие девицы, чай-кофе-пирожные... Оттаявшая после октябрьской слякоти, я подписала договор — за 1050 рублей (50 из них — налог с продаж, что окончательно убедило меня в законопослушности фирмачей) мне обязались в течение 20 дней предоставлять свеженькие координаты арендодателей по указанному в договоре телефону. Но пока, на затравочку, дали только один: “Ну зачем вам сейчас другие? Может, вы эту уже сегодня снимете?” Девица из фирмы при мне позвонила хозяйке и предупредила ее: вечером ждите звонка от интеллигентной семьи москвичей. Смотреть квартиру вместе и заключать договор об аренде сотрудники фирмы категорически отказались.

В назначенное время, в половине восьмого, я позвонила по заветному телефону. Номер не отвечал. Трубку сняли лишь в половине одиннадцатого и сообщили, что Ирины Аркадьевны (той самой хозяйки) пока нет. Когда будет — неизвестно. “Это ее домашний телефон?” — поинтересовалась я. “Нет, я ее подруга. Мой телефон она использует для связи с клиентами. Позвоните завтра...”

Разумеется, ни завтра, ни послезавтра хозяйка шикарной квартиры со стиральной машиной не появилась. И никакой связи — ни телефонной, ни мобильной, ни спутниковой, ни даже астральной — у подруги с ней не было. Получить же другие координаты арендодателей-альтруистов у господ из ООО “Мартос” так и не удалось — в течение трех часов “автодозвон” не мог пробиться через короткие гудки телефона “для справок”.

На третий день помрачневший муж сделал неприятное открытие: нас кинули. Я со слезами вчитывалась в подписанный договор: “Исполнитель не несет ответственности за допущенные ошибки в информационном бюллетене…” То есть никто не отвечает за ложные сведения, которые втюхали доверчивому клиенту. Идти с такой бумажкой в суд — идиотизм. А по телефону девицы из “Мартоса” больше не любезничали: прямым текстом посылали на... и хохотали до упаду: кто ж тебя, дуру, заставлял такое подписывать? А когда в дело вмешался мой начальник, дамочка из фирмы популярно объяснила ему по телефону, что нужно сделать с такой глупой сотрудницей. От отчаяния я грызла ногти и каждую ночь мстительно будила по телефону (в два часа) “подругу Ирины Аркадьевны”, осыпая ее угрозами.

Со своей тысячей я простилась сразу. Но желание добиться справедливости меня не оставляло. И я попыталась поискать помощи у милиции. В УБЭПе меня огорошили: “Мы такими махинациями больше не занимаемся. Теперь эти функции возложены на МУР”. Пресс-секретарь МУРа вежливо сообщил, что состава преступления здесь не видит. И можно, конечно, подать заявление в ОВД по месту расположения фирмы, но вряд ли будет толк.

Потом я все же попала на прием в МУР — по протекции очень большого начальника с Петровки. И мое дело взяли “на карандаш”. Но на убедительную просьбу “прикрыть мошенническую фирму” сразу ответили: милиция здесь беспомощна, юридически там придраться не к чему. Зато я выяснила, что на ООО “Мартос” лежит очень много жалоб в местном ОВД, что работают такие фирмы не больше двух месяцев, что “крышуют” их кавказцы и что обманывают там не только клиентов, но и длинноногих девочек (кстати, в основном из Молдавии и с Украины), которым не платят зарплату…

Получается, квартирные лохотронщики могут чувствовать себя в Москве безнаказанно, а посему ежедневно кидают по несколько тысяч москвичей и гостей столицы. Кстати, недостатка в клиентах у “нашей” фирмы нет: дозвониться до офиса, руководит которым, разумеется, подставное лицо, было практически невозможно.

…А свою тысячу я все-таки выбила, вместе с “налогом с продаж”, — под давлением товарища из милиции. Спасибо ему — не ленился регулярно долбить фирмачей. Не прошло и полгода, как кавказский юноша примчался ко мне в редакцию с деньгами — и испарился так быстро, что я даже не успела запомнить его лицо.




Партнеры