ВАЛЕРИЙ СЮТКИН: Я СПОКОЕН

21 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 629

Количество артистов-певцов на ТВ достигло угрожающих пределов. Одни из них приходят в “Останкино” от невостребованности, другие жаждут денег. Сюткин уверяет, что ни на кого не похож: его просто попросили сменить Минаева в программе “Два рояля” на канале “Россия”, и он любезно согласился.


— Вы принесли эстраду в жертву ТВ?

— Я уже 20 лет на эстраде и менять образ жизни не собираюсь. А телевидение для меня — хобби. В свое время мне предлагали вести “Угадай мелодию” на ОРТ, а потом утренний эфир НТВ. Но это вообще другая планета. Вставать нужно в три часа ночи и ехать в “Останкино”. Потом в шесть выходить в прямой эфир, и так всю неделю.

— Вести “Угадай мелодию” было бы покруче, чем “Два рояля”?

— В 93-м году я был фронтменом группы “Браво”, мы работали турами, и я не хотел подвести коллег по команде. Зато Валдису Пельшу повезло, он стал звездой. Когда мне предложили вести “Два рояля”, я скептически к этому отнесся, мне казалось, что программа себя уже выработала. Но меня убедили. И я буду вести ее органично для себя — солидно, но с иронией. Как конферансье я уже давно практикую, и свои концерты вел, и других групп, а теперь как бы стал профессионалом.

— Как вам наше современное ТВ, вот вы пришли на СТС в программу “Вася ин да хаус”, а вас там спросили спали ли вы с мужчиной.

— То, что на Западе наше ТВ никому не интересно точно также, как и наша эстрада — это диагноз. Я это понял, когда еще пел в “Браво”. Я не могу сказать, что наше ТВ скучное. Но у нас явный крен в “ниже пояса”. А мне интересно другое. “Намедни” Парфенова или программы Вульфа, Скороходова. Или даже “Женские истории” или “Квартирный вопрос”. То есть нормальные передачи. А что касается ТВ-рекламы, то, по-моему, здесь уже нужна цензура. Не должно быть на общефедеральных каналах таких слов, как “прет”, “колбасит”, “плющит”. В Европе это давно все отрегулировано. Все-таки большие каналы ТВ должны нести в массы духовность. Что касается “Вася ин де хаус” я ожидал там таких вопросов. И к тому же как актер я должен уметь выкручиваться из любой ситуации и делать это достойно. Мне в голову не придет встать в позу “как вы смеете меня об этом спрашивать”.

— Тогда я спрошу — ваш приход на ТВ связан с отсутствием певца Сюткина в хит-парадах?

— Я не человек шоу-бизнеса, а как был артистом эстрады, так им и остался. В хит-парадах меня нет, потому что я чувствую, что это время с моим музыкальным вкусом не совпадает. Я очень мало слушаю новой музыки. Мне просто это неинтересно. Здесь я ретроград. Хочу быть в гармонии со своим возрастом.

— Говорят, что массовое искусство вы предпочитаете концертам которые даете для новых русских?

— Я нередко работаю для наших бывших соотечественников. В городе Лондоне, например.

— А не ломает выступать перед этими чавкающими товарищами?

— Нет, я мастер спорта в этой области. Есть люди, которые не могут перешагнуть через себя и выступать на таких мелких богатых тусовках. А я себя абсолютно спокойно чувствую.

— И все же, ваш приходт на ТВ как-то связан с тем, что происходит сегодня в шоу-бизнесе?

— Отчасти да, в Москве мюзиклы “накрыли” концерты исполнителей. Но это не мой жанр. Удовольствия от мюзиклов я не получаю. Это американская история, а не наша. “42-я улица” сделана очень классно, но сюжета там нет, а это уже не мое. Мне гораздо приятнее сходить на джазовый сейшн. Там есть чувства, а мюзикл — это вареная конфета. Или среднесделанная оперетта.

— Ладно с ТВ все ясно, но почему наша эстрада в таком попе?

— Я недавно общался с композитором Андреем Эшпаем. Пришел к нему домой, увидел, как он владеет инструментом, как он мыслит. Я понял, какая же пропасть между шлягерами 2002 года и его песнями. И попытки “Тату” или Алсу выйти на мировой рынок — это все ненадолго. В Лондоне 14-летние ребята играют так, что все “мумий тролли” курят. Я не говорю, что нам нужно перейти на балалайки, но что-то должно нас отличать от них.

— А в чем может раскаиваться человек русского шоу-биза, достигший всех высот?

— Нужно уметь еще раскаиваться, совесть иметь, а если этого нет, то и говорить нечего. Я не хочу наверх и даже знать не хочу, как туда пробиться. Мне всего хватает. Я берегу свой душевный покой и не хочу ни под кого подстраиваться. Это мой девиз по жизни. “Два рояля” мне не мешают.




Партнеры