ЛЮБИТЕЛЬ ДЕТЕКТИВОВ

17 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 690

Совсем недавно Государственная дума обсуждала законопроект под названием “О неотложных дополнительных мерах по усилению ответственности должностных лиц за непринятие надлежащих мер по взысканию ущерба от экономических преступлений”.

Сразу не запомнишь. И не нужно: проект все равно не прошел. Может, оно и неправильно, что не прошел. Может, такой закон нам сейчас — прямо-таки позарез.

Впрочем, приняли, не приняли — вопрос второй. А первый — кто его, этот законопроект, предлагал. И почему.

Законопроект внес депутат Шашурин.

Мне уже доводилось о нем писать. Еще в 1993 году будущему депутату были предъявлены обвинения в хищении госимущества в особо крупных размерах, получении в Центральном банке нескольких миллиардов рублей (неденоминированных) по фальшивым авизо. После ареста возникло еще одно обвинение: в нападении на следователя прокуратуры и нанесении ему телесных повреждений. А во время судебного процесса, который проходил в Казани, г-н Шашурин прилюдно пообещал “сломать хребет” прокурору.

Из трех обвинений первые два отпали (наверное, все-таки не сами собой). За сопротивление представителю власти г-н Шашурин отделался сроком, уже отбытым под следствием, — годом и девятью месяцами. И тут же поступил на работу в Думу. Депутатом.

Безусловно, шаг был правильный. В 1997 году Ульяновская прокуратура вновь возбудила дело о хищении госсобственности и фальшивых авизо. Но руки у нее, у прокуратуры, оказались коротки: депутатский иммунитет намертво прилип к г-ну Шашурину.

Прочитав о себе в “МК” (11.06.1998), депутат подал на меня в суд, потребовав “взыскать с ответчика моральный вред”. Вред г-н Шашурин оценил в 40 тысяч долларов. Но тут, в отличие от того судебного процесса, где он некоторое время числился обвиняемым, ему ничего не высветилось. В иске депутату отказали, да еще обязали заплатить госпошлину. Мелочь, конечно, но неприятно.

В 1999 году г-н Шашурин вновь оказался в Думе. Не прерывая рабочего стажа. Ко всему прочему он теперь еще и член парламентской комиссии по борьбе с коррупцией.

Оно, наверное, правильно. Ведь кто должен с коррупцией бороться? Тот, кто более всего в этом деле смыслит. Так сказать, борьба изнутри.

Результаты шашуринской борьбы с коррупцией всем нам хорошо известны. Ошеломляющие результаты. Но — тайные. Чтобы следствию не повредить. Или кому-нибудь еще.

Тайно борясь с коррупцией в течение трех лет, г-н Шашурин, по-видимому, в конце концов ощутил стремительный бег времени: до очередных выборов остается всего ничего, а депутатский иммунитет — он, конечно, прилипает намертво, но не навечно. Ощущалась необходимость в масштабной и громкой акции.

Возник вышеупомянутый законопроект. И не просто возник. Представляя его своим коллегам, г-н Шашурин выступил с программной речью. С этим “криком души” я ознакомился по стенограмме.

Значит, так.

Похищено 786 тонн золота. Когда — непонятно, но не так уж давно: лет 10—12 назад. Уже найдены самолеты, страны, банки, куда все увезли. А под это золото возили “громадные потоки нефти”. Куда возили? Туда-сюда? Тоже непонятно. Кроме того, г-ну Шашурину известна “масса детективных историй”. Ну вот, например:

“Одна из них касается фракции “Яблоко”. По Договору о разграничении полномочий Татарстана и России в 1992 году ушли громадные потоки нефти из Татарстана. Результат — “прилетели” встречные компьютеры, 200 штук. Но в Татарстан они не попали. Явлинский от страха спрятался. Он тогда целый месяц в подвале сидел, когда украли компьютеры. Убита Старовойтова, что касается этого дела и других фактов.

Возьмем Гайдара...”

Вы что-нибудь понимаете, граждане? При чем здесь золото, нефть и прятавшийся в подвале Явлинский? Я так думаю, он от Шашурина прятался. Чтобы хребет не сломал. А Гайдар? Впрочем, Гайдар всегда при чем.

В этой речи еще многие названы. Поименно. Ерин, Куликов (“Анатолий”), генпрокурор Устинов (не к ночи будь помянут), его зам Колмогоров... Никто не забыт. И ничто. А золото “вывезли и сложили за рубежом в банки Румынии, Англии, Латинской Америки”. Правда, количество этого благородного металла у г-на Шашурина немножко “гуляет”: в одном пассаже (из его замечательного выступления в Думе) — 786 тонн, в другом — 500... Ну, неважно. Много.

У меня в связи со всем этим только один вопрос: почему это г-н Шашурин только сейчас очнулся? Чего же он раньше-то молчал?

Вопрос, как вы понимаете, граждане, риторический. Ответ-то на поверхности: потому что до выборов еще много времени оставалось. А теперь оно поджимает. Тут много чего можно вспомнить. Не одного только Явлинского с Гайдаром...




Партнеры