С МИРУ ПО КАСКЕ

10 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 347

Уже 10 дней наши “голубые каски” в Абхазии находятся в подвешенном состоянии — мандат, истекший 31 января, до сих пор не продлен. На завершившихся в Москве российско-грузинских консультациях представители Тбилиси вроде бы высказались за продолжение миротворческой операции и даже согласились решить вопрос о продлении мандата не позднее 15 февраля. Однако тон заявлений становится все резче, и дело, по-видимому, все-таки идет к развязке.


Как будут развиваться события в Абхазии, если оттуда уйдут наши военные? Мы задали этот вопрос трем экспертам, представляющим абхазскую, грузинскую и российскую стороны.

Мамука Арешидзе, депутат парламента Грузии, эксперт по вопросам Кавказа:

— Я считаю, что при сегодняшней ситуации война в Абхазии не начнется, если она не будет инспирирована третьей стороной. Грузия не может предпринять никаких силовых шагов. Мировое сообщество нас не поймет. Кроме того, нас не поймут российская общественность, партнеры по бизнесу... А потом, у Грузии сейчас просто нет возможности проводить молниеносную войну, а длительную войну грузинская экономика не выдержит.

У абхазов и грузин есть возможность договориться напрямую. Но договариваться должны новые люди и задействовать нужно старейшин, родственные связи, смешанные семьи и прочие традиционные для Кавказа институты.

Но если не будет доброй воли Москвы, конфликт все равно будет тлеть. Если бы Россия смотрела серьезно и заинтересованно, она бы согласилась на расширение формата функций миротворцев. Помимо “разделения сторон” они должны выполнять полицейские задачи, чтоб хоть людей там не убивали — беженцев, которые возвращаются в свои дома.

Чтоб отвести от себя подозрения в пристрастии к абхазам, России следовало бы подключить к миротворчеству другие страны — в частности, членов СНГ. Кстати, в Южной Осетии стоят миротворцы, представляющие три стороны: российские, грузинские и североосетинские. И там гораздо более спокойно, и ситуация прозрачна.

Пресс-секретарь президента Абхазии Руслан ХАШИГ:

— Восьмилетний опыт пребывания в Абхазии “голубых касок” убеждает, что Грузия так просто не успокоится. Посмотрите, что происходит каждые полгода. Как только приближается пора ставить подпись под документом, Тбилиси начинает торговаться и выдвигает требования. Грузины прекрасно понимают, что мандат придется продлить (это в их же интересах), но от балагана не отказываются. Поэтому Абхазия предлагает пересмотреть ту часть нашего соглашения, которая определяет срок действия миротворческого мандата. Мы считаем, что документ должен действовать до полного урегулирования конфликта.

Возможно ли изменение формата миротворчества? В принципе да. Но при соблюдении главного условия соглашения — на присутствие в Абхазии воинских контингентов СНГ дает согласие и наше, и грузинское руководство, а не только одно грузинское. Мы же сегодня не видим альтернативы российским военным. Если российские миротворцы все же покинут республику, боевые позиции тут же займут наши пограничники. Механизм замены давно отработан. Но такое развитие событий вряд ли устроит Грузию. Не по душе оно и нам.

Председатель Комитета по обороне Государственной думы Андрей НИКОЛАЕВ:

— Миротворческие силы должны на деле стать коллективными — что заложено в самом их названии. Но по соглашению между Грузией и Абхазией военное присутствие в регионе того или иного государства СНГ необходимо санкционировать обеим сторонам. Например, посол Азербайджана в Грузии заявил, что его страна готова прислать в зону конфликта своих военных. Но на это нужно согласие Сухуми.

Отдельный разговор об Украине. Здесь все упирается в статус миротворцев. Украина желает действовать только под эгидой ООН, чтобы ее армейское присутствие в регионе ООН и оплачивала. Тащить миротворческое бремя СНГ за собственный счет, как это сегодня делаем мы, украинцы не желают.

Конструктивным выглядит предложение южноосетинских лидеров взять на вооружение их опыт урегулирования спорных вопросов. Нечто подобное существовало в Гальском районе Абхазии в 1999 году — там действовали совместные четырехсторонние комиссии (наблюдатели ООН, российские миротворцы, представители Грузии и Абхазии). Но этот вариант заранее не приемлют в Сухуми — там даже говорить не хотят о грузинском военном присутствии на своей территории.




Партнеры