Спящие с призраками

12 марта 2003 в 00:00, просмотров: 228

Брайан Молко, скандальный “леди-бой”, гламурный рок-фрик в декадантском макияже, любимый ученик Дэвида Боуи, стал, говорят, внезапным скромником. Черный лак для ногтей и гомоэротичные сценические выходки уже, дескать, “не катят”: успешен тот, кто вовремя меняется. Метаморфозы внешние, впрочем, не коснулись (что главное) сути: Молко и британское трио “Placebo” по-прежнему делают изысканно-яростный, возбуждающий, “гламурно”-жесткий альтернативный рок. За две недели до выхода новейшей пластинки “Placebo” — “Sleeping With Ghosts” (“Спящий с Призраками”) — Брайан Молко вступил в волнительную вербальную связь со студией “Радио Максимум”. Разговор получился живеньким и безусловно сексуально окрашенным. Поскольку вели его явные знатоки предмета.


— Привет, Брайан. На этом конце телефонного провода собрались твои сумасшедшие московские поклонники!

— О да, мы тоже не можем забыть Москву! Концерт в парке Горького позапрошлым летом был прямо историческим моментом. Мы чувствовали себя в России словно “Beatles”, не меньше...

— Может, вы снова заедете к нам с новым альбомом “Sleeping With Ghosts”? Кстати, есть разница между этой пластинкой и предыдущей вашей — “Black Market Music”?

— Конечно, есть. В первую очередь — это звук. На прошлом альбоме в каждой песне мы использовали одни и те же инструменты, одни и те же заштампованные звуковые решения. Здесь над каждым треком мы работали отдельно, подходили индивидуально. Потому пластинка и получилась разнообразной и более красочной. Еще мы сильно прислушивались к мнению друг друга. И оттого этот альбом какой-то более коллективный. И настроение у него совсем другое. “Black Market Music” был холодным, злым и даже политическим, а “Sleeping With Ghosts” — намного более теплый и живой. Меланхоличный. Мы в нем как бы заглядываем людям в души и исследуем самые темные уголки подсознания, любви, страсти...

— Мы тут уже нашли возможность послушать этот диск. И он напомнил ваш дебютный альбом.

— Дебютный? Нам самим кажется, что ценность “Sleeping With Ghosts” — в том, что он как бы смесь всех наших предыдущих пластинок. Квинтэссенция, что ли.

— А ремиксы будут?

— Ну, кое-что планируем. Во-первых, ремикс сделают наши старшие друзья — “Rammstein”. Во-вторых, я надеюсь на ремикс еще одной немецкой группы — “Council”. Нам очень нравится то, что делают эти ребята.

— Вряд ли тогда ремиксы получатся танцевальными-то?

— Ну, уж то, что наварганит нам “Rammstein”, клубным дэнсом-то вряд ли назовешь. Наверняка это будет тяжелый, индустриальный рок-ремикс. Ну а от “Council”, думаю, будет что-то более электронное.

— А как насчет отличного ди-джея, вашего старого знакомого Тимо Мааса?

— С ним мы уже достаточно поработали. Ведь интересно искать новых людей и строить новые отношения. То же самое, допустим, с Дэвидом Боуи. Мы с ним когда-то записали отличную совместную песню. Но я не думаю, что этот опыт стоит проходить снова.

— Ну да: в одну реку дважды не входят. Брайан, а в названии пластинки “Sleeping With Ghosts” кроется что-то особенное?

— “Спящий с призраками”... Ну, для меня это о человеческой памяти... О том, как ты находишь или не находишь язык со своими воспоминаниями. И, конечно, это все — о призраках. Призраках людей, с которыми ты общался, и призраках-отношениях, которые у тебя были в тот или иной жизненный период. Иногда эти призраки-воспоминания вдруг накидываются на тебя и могут сделать очень больно, иногда ты вообще не способен их контролировать. Для меня было важным поразмыслить на эту тему. Это все равно что узнать себя заново, наладить отношения с самим собой!

— Для “Placebo” имеет значение критика, местонахождение в чартах продаж?

— Нам приятно слышать и читать отклики на наши песни. Очень интересно, какой эффект на людей производит наша музыка. Бывает, правда, что нас вообще не так понимают, но каждый артист проходит через это. Продажи, тиражи — тоже немаловажная штука. Ведь все хотят, чтобы их работа коснулась как можно большего количества человеческих сердец. Артисту нужна аудитория. Более того, артисту требуется, чтобы она все время росла, — это и есть развитие артиста... Поэтому я совру, если скажу, что мне наплевать на тиражи... С другой стороны, я вовсе не хочу, чтоб наш новый альбом разошелся тиражом в 20 млн. экземпляров. Поскольку после этого очень трудно идти куда-то дальше. После такого успеха записывать что-то новое — круче, лучше — будет очень тяжело. В общем, мы еще не готовы стать “U2” — мы, наверное, подождем еще чуть-чуть!

— Сколько?

— Ну перестаньте! Мы еще хотим побыть нормальной группой и настоящими друзьями! Мы уже 10 лет играем, и нам вполне комфортно... Не думаю, что станет лучше оттого, что мы будем суперпопулярными мегамонстрами. Мы пока семья — и хотим сохранить эти отношения. Чего у рок-монстров-то обычно уже не бывает — теплых, семейных отношений.

— Брайан, ты такой модник! Любишь ходить по магазинам?

— Очень люблю покупать одежду. Предпочитаю ходить за покупками с кем-нибудь. Одному-то скучно. У меня есть несколько людей, к мнению которых стоит прислушиваться, когда что-то примеряешь. По очень дорогим бутикам я хожу со своим личным стилистом. Ну и просто шляюсь с друзьями по магазинам, с такими же модниками, как я. Прикалываюсь...

— Какая, допустим, твоя последняя покупка?

— Ну, что-то из шмотья... Если я что-то покупаю, то только одежду...

— А музыку?

— Да, сейчас я слушаю много немецкой электронной музыки. Вот “Council”, про который я уже говорил. Еще всем очень рекомендую американскую группу “Low”.

— А тебе нравится последний “Massive Attack”?

— Постепенно въезжаю в этот альбом, вслушиваюсь. Он очень мрачный и политический, что в общем-то прикольно.

— А чем, по-твоему, можно заниматься под музыку “Massive Attack”?

— Не знаю... Музыка очень соблазнительная, не так ли? Значит, под нее можно соблазнять!

— А ведь в Британии сейчас настоящая истерия вокруг русского проекта “Тату”... Как они вам?

— Мы смотрим MTV, а там этот клип крутится круглосуточно. Впервые же мы увидели его еще полгода назад в Германии. Отличная работа, хотя, конечно, это попса, но очень рафинированная и очень профессиональная. Думаю, в этом большая заслуга Тревора Хорна, саунд-продюсера, который поставил им звук. Он, между прочим, работал еще с Томом Джонсом и “Frankie Goes To Hollywood”. Скажу честно, я бы предпочел, чтобы ваши “Тату” были мегапопулярными, нежели какой-нибудь сраный “Pop Idol” (имеется в виду победитель английского варианта “Фабрики звезд”). Ну и, конечно, видео (“All The Things She Said”) это прекрасное, все очень хорошо продумано — смотреть приятно. А главное для меня в том, что MTV, зачастую слишком гетеросексуальное и даже гомофобное, пошло на такой риск и дало что-то остренькое в своем эфире!

— А что ты думаешь о лесбийском имидже “татушек”?

— Думаю — это прекрасно. Удачи этим девочкам! И для меня совершенно не имеет значения, правда все это или нет (все эти разговоры, что на самом деле они НЕ ТАКИЕ, что у них, дескать, в Москве бойфренды).

— Брайан, а ты вот гей и никогда этого не скрывал!

— Я вообще-то бисексуал. Вот Стефан (Stefan Olsdal, басист) — гей, а Стивен (Steve Hewitt, ударник) — натурал. И мы действительно всего этого никогда не скрывали. Зачем? Это ведь наше естество, а идти поперек себя — это преступление. Мы не стесняемся и не стыдимся себя. В то же время не нужно показывать и доказывать это каждый день окружающим. Просто нужно быть честным с собой и с окружающими. Взаимопонимание — вот самое важное. И мы против гомофобии и расизма настолько, что готовы бороться с этим и всячески пропагандировать терпимость. Мы бы очень хотели изменить отношение людей к гомосексуализму (а оно во всем мире не слишком все же достойное).

— Но многие люди продолжают делать геям больно. Как жить-то с этим?

— Если вы — гей, первое, чему нужно научиться, — жить в гармонии с самим собой, принимать себя таким, какой ты есть. И игнорировать мнение злобного окружения. Ведь если ты “голубой”, тебе начинают вдалбливать, что ты какой-то не такой, больной, тебя нужно лечить. Все это говорят: твои родители, общество, церковь... Но это все чушь, ты такой, как и все остальные. Тебя таким сделал Бог. И нужно обрести веру в себя, слушать свое сердце. Такое поведение, конечно, большой вызов окружающим. Но не нужно бояться — ты просто обязан быть счастливым и добиваться этого.

— Брайан, а у тебя есть бойфренд?

— Нет, на настоящий момент нет.

— А какие парни тебе нравятся?

— Не могу сказать наверняка. Для меня мало значения имеет сексуальная привлекательность. Только глупые люди часто судят о других “по одежке”, по первому впечатлению... Для меня же интересно совсем другое, не внешняя сексуальность, тем более красота...

— Ну а в девушках что привлекает?

— Ну, то же самое. Мне просто нравятся парни и девушки, и я не вижу разницы... Главное — что тебя что-то торкает...

Насколько торкает новый альбом “Placebo” — скоро узнаем.



Партнеры