Не стреляйте в журналистов

8 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 392

Воскресные события подтвердили нехитрую истину: на войне может случиться все. Самый, казалось бы, безопасный вариант ухода из осажденного Багдада — через коридор на Сирию вместе с 11 сотрудниками российского посольства — оказался, напротив, самым опасным. В съемочных группах Александра Минакова (“Россия”), Евгения Эрлиха (ТВЦ) и Андрея Муртазина (Первый) никто не пострадал.


Александр Минаков первым сообщил о начале ракетно-бомбового удара в ночь с 21 на 22 марта и даже первым из обстрелянных журналистов прибыл в Москву вчера в 15.40. Группа Евгения Эрлиха пока в Дамаске и скорее всего вылетит домой самолетом МЧС завтра.

— Соглашение было и с американцами, и с иракцами, — говорит Александр, — обстреляны были все 8 машин, в нашу попали две пули. Впереди, на колонне посла, развевался российский флаг, на машинах журналистов были крупные знаки “ТВ”. В результате ранены три сотрудника посольства — их машины шли первыми. Один получил касательное ранение головы и шеи, второй — сквозное пулевое ранение руки и осколочное ранение в ногу. Третий получил тяжелое пулевое ранение в живот. Иракские врачи в городке Фалудж прооперировали его в госпитале. Еще двое дипломатов ранены осколками. Пули летали рядом, мы чудом уцелели...

Евгений Эрлих связался с информационной службой своего канала в 11 утра. Руководитель службы информации ТВЦ Игорь Федоренко подтвердил со слов Евгения информацию о том, что после обстрела мимо автобуса прошла американская колонна. Военные видели российский дипавтобус и журналистов с белыми флагами, заметили раненых, но не остановились.

— Конечно, должно быть проведено серьезное расследование этого инцидента. Но это война, — сказал Федоренко. — Мы не знаем, что это была за колонна, куда она шла и какой был приказ...

С самого начала войны в Багдаде работают две съемочные группы Первого канала. Его корреспондент Андрей Муртазин успел проработать в Ираке всего шесть дней.

— Под обстрел попала именно посольская машина. Две пули от американской винтовки М-16 мы вытащили из сиденья. Полное впечатление, что целились именно в нашего посла. Было страшно. Мы сразу рванули к сирийской границе. Не знаю, как теперь будет выбираться из этого котла группа Антона Степаненко.

На канале ТВС работают тоже отчаянные ребята. У Ивана Коновалова сменились оператор со звукооператором (сейчас это Эмиль Киреев и Виктор Мальцев), начальство уговаривает его уехать, но Коновалов категорически отказывается. А молодой да ранний Илья Костин — просто герой с авантюрными наклонностями. С оператором Сергеем Сенченковым и звукооператором Олегом Тарасенковым они взяли в Иордании такси и одним махом... оказались в Багдаде.

Вместе с 12 оставшимися дипломатами в Багдаде остались съемочные группы Первого канала, “России”, НТВ и ТВС. Второй канал представляет сменивший Минакова Андрей Медведев — опыт работы в “Дорожном патруле” и на НТВ, в программах “Чистосердечное признание” и “Криминал”.

— Я считаю, что сейчас работа в Багдаде — это для наших ребят реальный безумный риск, — считает корреспондент ТВЦ Кирилл Леглер. (Кирилл со своим оператором нелегально, без визы проник на территорию иракского Курдистана еще за неделю до начала войны.) — Когда накал возрастает, начинаются уличные бои — может быть все что угодно. Тут уже никто не смотрит — журналист ты, или нет... Мы — самая хорошая мишень. Но по опыту съемок штурма Грозного могу сказать: профессиональный интерес и чувство самосохранения должны все время балансировать на грани. И не дай бог, если жажда сенсаций перевесит. Пока все остались целы...




Партнеры