Салют дезертиру

8 мая 2003 в 00:00, просмотров: 350

Настоящий голливудский боевик с погоней и стрельбой можно было наблюдать вчера на рассвете на улицах Москвы. Армейский бензовоз на бешеной скорости мчался по ночной столице, и его не могли остановить ни преследователи в лице сотрудников ГАИ, ни простреленные колеса. К счастью, в итоге все кончилось бескровно.


Военнослужащий салютного дивизиона отдельного комендантского полка Московского военного округа Сергей Завитаев примерно около трех часов утра пробрался к автостоянке. Он пытался угнать по очереди несколько машин, но повезло только с “Уралом”. Солдат завел отверткой бензовоз и выехал за территорию части, пробив ворота. Позже выяснилось, что Завитаев решил ехать домой, в Рыбинск.

От поселка Ватутинки, где находится салютный дивизион, бензовоз доехал до МКАД. В пути он уже привлек внимание сотрудников ГАИ, и те передали информацию на ближайший пост-пикет №106. Здесь, осознав всю серьезность ситуации, сотрудники ГАИ выставили заслон из двух машин. Но лихой водитель крутанул на развязку, съехал на МКАД и помчался в сторону Ленинского проспекта. Тогда автоинспекторы самоотверженно попытались прижать гигантский грузовик к обочине. Но силы были неравны: “пятерка” и “Шевроле-Кавальер” — против могучего “Урала”. Да и не собирался Завитаев останавливаться... Бензовоз прижал “Жигули” к обочине и едва не размазал автомобиль по ограждающему бордюру “Джерси”. Двое сотрудников ГАИ Юго-Западного округа, старшина Павел Голышев и сержант Николай Шестаков, получили сотрясения мозга и ушибы, у одного сломаны два ребра. Правда, в ту же ночь их отпустили из больницы долечиваться домой.

Бензовоз же, словно Летучий Голландец, продолжал двигаться по МКАД со средней скоростью 80 километров в час. Сразу после инцидента с “пятеркой” по грузовику открыли огонь. Из четырех выстрелов три были сделаны вверх, один — по колесам, но все без толку. В этом автомобиле шины при проколе сразу подкачиваются компрессором, и кусочки свинца опасны им, как слону дробина.

— По кузову мы стрелять боялись, — честно признались “МК” участники ночной операции. — Еще точно никто не знал, есть ли в кузове бензин. Представляете, какой мог быть фейерверк?!

Вскоре к погоне подключились 12 экипажей. Водителя упрашивали через громкоговоритель — бесполезно. Очередной заслон был выставлен в районе 78-го километра МКАД. Опять же стражи порядка не могли пользоваться “шипованной полосой”: ведь топливоперевозчик в случае резкой остановки мог перевернуться — и снова с непредсказуемыми последствиями. Преграду “смастерили” из нескольких автомобилей. Но Завитаев опять схитрил: свернул на газон и выехал на улицу Свободы. Затем — Волоколамское шоссе, Ленинградский проспект, Тверская... Автоинспекторам пришлось перекрывать чуть ли не пол-Москвы: освободить лихачу дорогу, а себе — возможность для маневра.

Еще несколько выстрелов по колесам (всего дорожные полицейские истратили около 30 пуль) вновь не дали эффекта. Гонка продолжалась. Кстати, вопреки официальной версии, маршрут ночного вояжа Завитаева оказался более извилистым. С Тверской он свернул на Охотный Ряд, затем по встречной полосе проскочил Мясницкую, выехал на Садовое кольцо, пролетел мимо офиса ГИБДД... И тут пришла спасительная мысль о ремонтных работах у гостиницы “Пекин”. Там ночью меняют асфальт — значит, есть возможность соорудить надежную преграду. Так и вышло. Асфальтоукладчик и фреза все же остановили лихача. При ударе высокий бензовоз пострадал не слишком сильно, зато когда отключился компрессор, все увидели, что шины превратились в лохмотья. А цистерна на самом деле пуста.

Сергей Завитаев родом из Рыбинска, прослужил 11 месяцев. Претензий по службе к нему не было. Почему он решился на столь отчаянный поступок? Военный прокурор Московского военного округа Александр Вертухин сообщил, что на предварительном допросе сам Завитаев объяснил свою безумную выходку неуставными отношениями.

Как рассказали “МК” в Главной военной прокуратуре, Сергей Завитаев — мальчик из хорошей семьи: его родители — элита, правда, уездная. И когда парню подошел срок служить, Сергея фактически по блату пристроили в роту почетного караула комендатуры Москвы. Но вскоре Завитаев стал жаловаться: мол, и ноги болят, и сослуживцы обижают... Кстати, в личном деле упоминалось о вспыльчивости солдата, неуживчивом характере.

Завитаева перевели в салютный дивизион. Но и там он не нашел общего языка с другими срочниками.

— Дело даже не в неуставных отношениях, — комментируют в прокуратуре. — Просто Сергей — очень капризный молодой человек.

Накануне экзотического побега Завитаев серьезно поругался с сержантом, своим непосредственным командиром. Вероятно, это и послужило поводом для безумного побега.

Завитаеву предъявлено обвинение в угоне автомашины и сопротивлении представителям власти.




Партнеры