Маета

20 октября 2003 в 00:00, просмотров: 433

Когда человеку предстоит потерять какой-то кусок своего благополучия, с ним начинает твориться что-то ужасное.

Будущая жизнь видится ему черной тоскливой ямой, и он мается, как лягушонок в стеклянной банке, прыгает на стенку, совершает глупости, уповает на сказочные надежды, выворачивается наизнанку, ползет на брюхе, забывает сон и достоинство, умоляя безжалостную судьбу оставить ему его сладенький кусочек.

Маета — вот самое подходящее название для того, что происходит сейчас с депутатами. Плохо им. До декабря осталось два месяца, а потом — яма. Не для всех, конечно, но для многих закончится рай депутатской жизни со всеми его благами и привилегиями. Нельзя уже будет в любой момент вызвать машину из гаража. И даже свой собственный автомобиль возле Думы не оставишь. Не будет депутатского удостоверения, значка и помощников, не будет квартиры в Москве, не будет социальных привилегий — хорошей поликлиники, поездок за границу, бесплатных авиаперелетов, оплаченных мобильников и счетов за межгород. Не будет собственного бланка для депутатских запросов, на которые органы исполнительной власти обязаны отвечать незамедлительно. Не будет нужных знакомств и широких возможностей, помогающих развивать собственный бизнес. Не будет кнопок для голосования, за правильное нажатие которых заинтересованные лица платят хорошие деньги. Не будет богатых подарков от нефтяных компаний на Новый год и Восьмое марта, приглашений и билетов, презентаций, концертов и спектаклей. Не будет светской жизни и ощущения включенности в высшее общество. Не будет внимания прессы и всенародной известности. Как бы ни блистал сейчас депутат, но как только он исчезнет из Думы и сойдет с экранов, его забудут моментально.

В общем, много чего не будет у депутатов, если они в декабре снова не прорвутся в Думу, и, понимая это, они... маются. Бегают в Кремль, просят о поддержке и в то же время не знают, как угодить избирателям, на которых плевали четыре года, принимая по указанию того же Кремля любые — даже самые неприятные для людей — законы.

А ведь еще весной депутатам все было, что называется, по фигу. Совсем недавно они со спокойной душой проголосовали за “автогражданку”, навялили избирателям очередной оброк — платить ежегодно страховку минимум в две тысячи рублей. А теперь вдруг спохватились. Ах, люди недовольны, поэтому давайте отложим обязательное страхование гражданской ответственности до следующего лета. Чтоб уже не нас за него ругали избиратели, а новую Думу, у которой будет четыре года впереди и соответствующее наплевательское ко всему отношение.

Хотя где это видано — приостанавливать закон, уже введенный в действие? И как должны сейчас чувствовать себя люди, уже оформившие страховку, заплатившие деньги, которые, как теперь оказывается, вовсе и не нужно было платить? А ведь для многих автовладельцев уплаченная сумма была совсем не шуточной, и, чтоб собрать ее, они натурально скребли по сусекам и отказывали себе в чем-то другом — необходимом.

* * *

Отмена “автогражданки” показывает, что градус предвыборной горячки, охватившей структуры власти, поднялся до опасной черты. Даже депутаты-центристы, беспрекословно слушавшиеся все четыре года указаний администрации президента, сегодня выходят из повиновения. А ведь кремлевские товарищи настоятельно просили их не трогать “автогражданку”, представитель президента в Думе лично перед ними выступал, хотя он далеко не всегда это делает. Но нет, все равно не послушались.

С другой стороны, зачем им теперь слушаться, если в списки партии власти включено меньше половины нынешних депутатов? Зато списки эти набиты предпринимателями крупного калибра, разнообразными чиновниками и прочими диковинными людьми.

Понятно, депутаты-центристы обижены. Они четыре года старались, а что в ответ получили? Пришел Путин к ним на съезд, поблагодарил за отличную работу — и все. Из списков-то их выкинули, перечеркнули им светлое будущее черной полосой. Да и тем, кого не выкинули, тоже есть о чем пожалеть — уже ясно, что в новой Думе у них не будет прежнего высокого положения. Бывшему председателю комитета придется идти на зампреда какой-нибудь комиссии в лучшем случае. Почему? Потому что “высокое положение” займут новые люди, договорившиеся уже с администрацией президента. Ведь списки партии власти составляются именно там, а не на каких-то эфемерных “съездах” и “центральных советах”.

Но и в администрации тоже маются, там тоже кого-то хотят, кого-то не хотят, рассчитывают ходы, тасуют колоду, плетут интриги, покупают и продают. Кого-то попросят и вовсе снять кандидатуру, кого-то — попридержать коней и отойти в сторонку, кого-то припугнут, кому-то пообещают отступного. И вся эта возня, шуршание и щекотание, маленькие игры и большие ставки — вся эта маета занимает все время и мысли, и категорически некогда думать о чем-то другом — в том числе о делах государственной важности. Какая там государственная важность! Забудьте. Сегодня вот что важно: пиарить, создавать видимость и “продвигать” образы. Не реформы, не реальные дела, не продукцию и даже не личности, способные управлять государством, а именно их образы. Образы реформ, образы реальных дел, образы личностей.

Маета. Маета начинается, когда надо сделать что-то решительное, совершить подвиг, а… как ты его совершишь на мелком месте, когда кругом одни образы и невозможно дотянуться, повлиять на настоящее, на то, что действительно нужно людям, на то, за что избиратели и впрямь проникнутся благодарностью?

Тяжела жизнь государственного человека.

Но выход всегда есть. Коту, например, когда делать нечего, он себе яйца лижет. Другими словами, если нельзя трогать настоящее, давайте заботиться хотя бы о чем-то непринципиальном.

Скажем, о женщинах. Бороться за их равные права на труд, отдых и аборт. Еще можно спасать ученых и утечку их мозгов. Сирот, которых усыновляют иностранцы, — очень острый вопрос для всех нас. Можно схватиться из-за здания военторга — чтоб его, не дай бог, не разрушили. Из-за рыбаков, чтоб им позволялось рыбу ловить. Можно заодно начать спасать самих рыб, биться за их чистоту и нравственность. Ребром поставить вопрос о вырубке подмосковных лесов. Или вот еще полезное начинание: проявить заботу о зайцах. Они милые, это тронет сердца избирателей.

* * *

В минувшую пятницу депутаты вносили поправки в закон о гражданстве. Непопулярный закон, непродуманный, но… поднатужились и исправили положение. Спасли Россию. Никто и не вспомнил, что закон этот приняли центристы — приняли в ту пору, когда им абсолютно все равно было, что принимать.

Что теперь осталось — какие пробелы на фронте добрых дел? Пожалуй, депутаты могут позволить себе смягчить закон об альтернативной гражданской службе. Это будет нетрудно. Денег не потребуется, а избирателям такая забота об их детях понравится.

Хотя есть, конечно, и гораздо более сильные ходы. Например, можно было бы сейчас резко поднять зарплаты бюджетникам. Это действительно было бы эффектно. Но тему зарплат никто трогать не будет, это президентская вотчина, зарплаты только он спасает, а депутатам сюда соваться не позволено, их поле — сироты и зайцы.

А еще можно было бы заняться сейчас пенсионной реформой. Закон-то Думой принят, а на практике он никак не реализуется. До конца года граждане должны выбрать банк, которому они доверят свои пенсионные накопления, но мало кто понимает, почему это необходимо сделать. Неизвестно даже, каким банкам позволено размещать у себя пенсионные вклады, а уж каким из этих банков мы можем доверять — этого и подавно никто не знает. Все идет к тому, что хваленая пенсионная реформа будет провалена, граждане останутся с носом, и никаких гарантированных накоплений на старость у них не образуется. Но если это кого и волнует, то только не депутатов.

Зачем им чьи-то чужие далекие пенсии, почему они должны об этом беспокоиться в тот момент, когда свое близкое, родное благополучие повисло над краем пропасти? Свое уходит, понимаете. Свое. Вот что всех мучает. Вот из-за чего сегодня маются наши власти. А вместе с ними заодно мается вся страна.



Партнеры