Илья Kолосов: Mонстры задавили

30 октября 2003 в 00:00, просмотров: 618

Илья на ТВЦ три года. Свою программу “25-й час. События. Время московское” он позиционирует так: “говорю что думаю”. В день нашего интервью на всех телеканалах бурно обсуждали арест Ходорковского. “25-й час” провел опрос населения по этому поводу. “В принципе всем по фигу, что там с этим Ходорковским, абсолютно наплевать”, — прокомментировал для нас его итоги Илья. Вот такая оригинальная у него программа.


— Илья, и вы питерский?

— Нет, я только учился в Ленинграде, а живу рядом с “Останкино”. Я с детства мечтал стать звукооператором, эта работа казалась мне очень романтичной. А учили на звукооператоров тогда только в Ленинграде.

— Из звукооператоров вы переквалифицировались в радиоведущего, а потом в говорящую голову на ТВЦ. Но почему на НТВ вас не взяли?

— Ну да, была история, пробовался, еще работая на “Радио Россия”. Мне было двадцать с небольшим. Герасимов пробовал меня дублей семь. А я никак не мог понять, что ему нужно. Теперь-то понимаю, что он хотел от меня свободы, собственного мнения. Я же смотрел на суфлер и читал текст как заведенный. Идеально, хорошо поставленным голосом, абсолютно по-дикторски. Правильно, что меня тогда не взяли.

— Илья, на радио вы умудрялись делать параллельно по 2—3 проекта. А на ТВЦ?

— У Олега Максимовича была идея сделать ток-шоу, где политик оставался бы один на один с очень неудобным собеседником, даже без аудитории. Предполагалось, что неудобным собеседником буду я, как самый вредный на канале.

— Звание самого вредного на канале надо еще заслужить. Почему вы?

— Да имидж у меня такой. Я как начал вести “25-й час”, все спрашивали: “Почему ты такой злой?” А я не злой, я просто так выгляжу. Может быть, потому, что я не умею улыбаться. Вот вы же видели меня в программе, какой у меня имидж?

— У вас вид консервативного молодого человека, которому очень не нравится все происходящее.

— Хорошо, что я это до вас довел. Не то чтобы мне нравилось все, что происходило в Советском Союзе. В 91-м я голосовал за Ельцина. Но что было потом... Работая на “Открытом радио”, я вел беседу со Станиславом Говорухиным. И он произнес тогда, в 93-м году, в прямом эфире фразу: “А Ельцина я просто презираю”. И я сейчас то же самое хочу сказать. Я просто презираю этого человека, который про...л нашу страну, всю ее пропил. Почему я должен его уважать? Но это, конечно же, не значит, что я тоскую по советским временам. Хотя я два года служил Советскому Союзу в армии.

— А как же: “Демократия, конечно, не совершенна, но ничего лучше пока не придумали”?

— Я знаю многих людей, которые отрицательно отвечают на мой вопрос “Пойдете ли вы на выборы?” И добавляют к этому: я пойду только на референдум, где будет ставиться вопрос о возвращении к царскому режиму в стране. Монархия для России, по убеждению моих коллег, чье мнение я уважаю, наилучший вариант правления. А та демократия, которая есть у нас сейчас, это очень проблемная штука и дорогая. То оболванивание людей, которое происходит, просто ужасно. Я смотрю телевизор, центральные телеканалы. Кошмар! Как журналистам не стыдно такое говорить и делать? Ты же в эфире, твое лицо все видят?! Я бы не стал никогда так позориться. Лучше пусть уволят с работы, но я бы сказал “нет”.

— Вы имеете в виду программы типа “Поединок”?

— Я говорю про политические ток-шоу. Месяца полтора назад возобновилась программа Познера “Времена”. Казалось бы, Познер — столп нашего ТВ. Ну что, его купишь, что ли? Он уже все в этой жизни попробовал. И тут выходят “Времена”, посвященные одной ведущей партии. С Прокловой и другими. Я увидел, как Познер закрыл рот и помалкивал всю программу. И я понял: все, наступили другие времена…

— Ну, а что-нибудь на ТВ вас радует?

— Мне очень нравится “Культурная революция” с Михаилом Швыдким. Он прекрасный ведущий, образованный человек и, кстати, хороший министр культуры. Познер для меня, несмотря ни на что, по-прежнему номер один. Парфенов шикарно делает популярный тележурнал. И, кстати, он один из немногих на общероссийских каналах, кто тоже наплевал на все запреты. И если ему что-то не нравится, то он так и говорит.

— В связи с последними событиями разговоры с политиками и о политике в прямом эфире чреваты последствиями.

— Но ведь Центризбирком сказал, что будет защищать журналистов. Я все-таки надеюсь, что здравый смысл восторжествует. Хотя, если у кого-то будет намерение потопить тот или иной канал, все равно найдут закон, который позволит это сделать.

— Насколько правдивы слухи о том, что вы состоите в партии “Единство”?

— Это неправда, конечно. Я вообще не понимаю, как можно быть членом какой-то партии и работать при этом на телевидении, делать якобы независимую программу. Хотя я уже много лет знаю тележурналиста Мишу Леонтьева, и он член партии “Единство”. Он, я думаю, в нее не за деньги вступил, денег ему хватает. По каким-то другим соображениям.

— А по-вашему, “достаточно денег” — это сколько?

— Я когда узнаю, сколько они там денег получают, чувствую себя червячком. Такими категориями даже не мыслю. Эти цифры вообще мне непонятны.

— Что тут непонятного? На центральных каналах хочешь попасть в качестве гостя в эфир этих самых политических ток-шоу — платишь от 30 до 100 тыс. $ и попадаешь. А вас угораздило работать на ТВЦ — здесь весьма скромные хлеба. И почему вы тут так долго работаете?

— Нет на меня такого спроса, чтобы я прям пошел и выбирал себе каналы. На ТВЦ я действительно ценю возможность высказаться, которая у меня есть. Если вы хоть раз смотрели “25-й час”, то не могли не отметить, что эта программа отличается от всех информационно-политических, особенно сейчас.

— На ТВ есть еще такое понятие, как рейтинг.

— Сражаться с “Первым” и каналом “Россия”, где итоговые новости выходят в 23.30 — глупо. Эти каналы, как монстры, всех съедают, берут на себя значительную часть аудитории. С другой стороны, мы боремся, например, с тем же RenTV и НТВ, которые выходят чуть позже, и наши рейтинги сопоставимы. А по доле мы иногда и выигрываем у них. Так что нельзя сказать, что мы в полной...

— А чье было решение, что ваш “25-й час” выходит позже всех?

— Такова программная политика, канал зарабатывает деньги. И в то время, когда все уже начинают свои новости, у нас “выстреливает” блок рекламы. Руководство говорит — все, что после полуночи, и есть 25-й час. Это та стена, которую я пробить не могу, устал уже воевать с руководством канала. Ну и бог с ним. Главная прелесть моей работы — я говорю, что думаю.




Партнеры