Пробудивший демонов

1 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 925

Вот уже восьмой день стон стоит по всей Руси великой. Экономисты рвут на себе волосы и подсчитывают все возрастающий ущерб от ареста Ходорковского. А политики обвиняют власть в организации кризиса буквально на голом месте. Скорее всего все эти обвинения обоснованны. Но вешать всех собак только на один Кремль было бы несправедливо. У поразившей Россию нестабильности кроме действий власти есть и еще одна причина: политический дилетантизм и авантюризм Михаила Ходорковского.

Говорят, что в футболе и политике разбираются абсолютно все. Мол, возьмите любого сантехника Васю. И после первой бутылки водки он вам расскажет, как можно было спасти Советский Союз. А после второй — как за год сделать Россию процветающей страной. Но все серьезные люди твердо знают: для того чтобы добиться в политике больших сдвигов к лучшему, нужны колоссальное искусство и колоссальный опыт.

Михаила Ходорковского, конечно, нельзя сравнивать с сантехником Васей. Но он допустил другую, довольно типичную для бизнес-магнатов всего мира ошибку. Шефу ЮКОСа никогда бы не пришло в голову укомплектовать штат управленцев своего нефтепредприятия исключительно банкирами. А своего банка — исключительно спецами по нефтебурению. Ведь в этом случае нефтепредприятие быстро взлетело бы на воздух, а банк разорился. Но почему-то Ходорковский решился затеять грандиозную политическую игру с Кремлем, не имея большого опыта в сфере публичной политики.

Конечно, бизнес-опыта Ходорковскому не занимать. А большой бизнес и большая политика — это две тесно переплетенные друг с другом сферы. Но при этом между двумя этими полями деятельности огромная разница. Методы, абсолютно уместные в бизнесе, не работают в сфере публичной политики. И наоборот. Если бизнес-магнат не понимает этой разницы, то его политкарьера обречена с самого начала.

За примерами далеко ходить не надо. В 2001 году мэром Нью-Йорка был избран фантастически успешный бизнесмен, миллиардер Майкл Блумберг. Новый нью-йоркский градоначальник очень старается. Из мэрского офиса он не вылезает сутками. Но в результате сегодня Блумберг чуть ли не самый непопулярный нью-йоркский мэр за многие десятилетия. Как выяснилось, менеджерские методы управления, пригодные для крупной компании, абсолютно не подходят для политической и хозяйственной работы в мэрии. В своей частной компании Блумберг мог отдать абсолютно любой приказ. Все остальные сотрудники, вне зависимости от своего отношения к решению босса, беспрекословно проводили его в жизнь. Ведь иначе им светило увольнение.

В политике, как выяснил на своем горьком опыте Блумберг, все не так. Здесь никто не бросается сломя голову выполнять твои распоряжения. Вместо этого надо долго и нудно убеждать в своей правоте политэлиту и простых граждан, которые почему-то не верят мэру на слово. К тому же понять, чего, собственно, хотят эти политики и граждане, — задача, достойная Соломона. Афроамериканцы требуют одного, латиносы — другого, белые — третьего, федеральные власти — четвертого. А вот уволить Блумберг может только своих непосредственных подчиненных по мэрии.

Грустная история Михаила Ходорковского из той же оперы. Босс ЮКОСа механически перенес в публичную политику методы и правила игры из сферы бизнеса. Именно в этом главная причина его нынешних злоключений. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно даже самого беглого анализа политического бодания Ходорковского с Кремлем.

Вариант первый. Ходорковский решил податься в политику потому, что ему надоел бизнес. И шеф ЮКОСа искренне решил, что теперь у него новая миссия — превращение России в по-настоящему демократическую страну.

Сама подобная постановка вопроса довольно странна. Ходорковский стал самым богатым человеком России благодаря своим неформальным договоренностям с властью и использованию очень жестких методов ведения бизнеса. Сейчас он вдруг заявляет: с прошлым покончено. Теперь я готов к уходу в политику, и мы будем играть по правилам, принятым в развитых западных демократических обществах. Мог ли он серьезно надеяться, что власть согласится с подобным подходом?

Но главное не в этом. Вне зависимости от чистоты своих намерений для “демократизации” России Ходорковский использовал методы, назвать которые демократическими язык не поворачивается. Соответственным оказался и результат усилий магната.

Например, Ходорковский внес большую лепту в процесс развращения российской прессы. В общении с представителями западных СМИ, на редакционную политику которых он повлиять не может, шеф ЮКОСа — это сам мистер убедительность. В принципе общаться на равных Ходорковский может и с российскими журналистами. Но в большинстве случаев соратники магната использовали в отношении российских СМИ другой метод “убеждения” — с помощью масштабных финансовых вливаний. А поскольку денег у Ходорковского куры не клюют, этот метод оказался просто чудовищно эффективным. Введение политической цензуры такого масштаба в СМИ не удавалось не только таким виртуозам-манипуляторам, как Березовский и Гусинский, но даже российским госорганам.

Не очень благотворным оказалось влияние Ходорковского и на политические партии. Шеф ЮКОСа завалил деньгами почти все крупные российские организации подобного рода. Жест, конечно, благородный. Но на Западе вовсе не случайно ввели жесткие ограничения объема финансирования политпартий из одного источника. Увы, но принцип, кто платит, тот и заказывает музыку, носит универсальный характер.

История “романа” Ходорковского с российскими партиями это блестяще подтвердила. По мнению многих экспертов, благодаря своим финансовым вливаниям в политику ЮКОС фактически получил блокирующий пакет акций уже в нынешней Госдуме. Если учесть объем средств, вбуханных Ходорковским и К° в думскую предвыборную кампанию, то следующий парламент вполне мог оказаться еще более послушным ЮКОСу. (Даже в списках формально пропутинской “Единой России”, кроме уже исключенного из них Владимира Дубова, содержатся имена еще как минимум четырех ставленников ЮКОСа.) Для того чтобы назвать подобную ситуацию триумфом демократии, надо обладать просто фантастическим цинизмом.

Вариант второй. В Кремле в последнее время зреют планы ввести природную ренту и тем самым лишить нефтяную промышленность энной части ее доходов. Поэтому-то Ходорковский и стал активно инвестировать деньги в политику и решился на открытое противостояние с Кремлем.

Если это так, то, выбирая методы борьбы против введения ренты, нынешний сиделец “Матросской Тишины” продемонстрировал фантастическую наивность. Путинский Кремль довольно либерален к шалостям бизнес-магнатов и склонен к компромиссам и половинчатым решениям. Но ВВП никому не позволяет бросать открытый вызов его власти.

В грустной истории Ходорковского есть еще один очень любопытный и малоисследованный аспект. Очень возможно, что глава ЮКОСа оказался жертвой интриг своих более подкованных в политике коллег по олигархическому цеху.

Весь последний год на российской политической и деловой сцене происходили довольно экзотические события. Неофициальный лидер ельцинского старосемейного клана Роман Абрамович вдруг воспылал любовью к британскому футболу и выложил кругленькую сумму за “Челси”. Одновременно с этим Роману Аркадьевичу, к изумлению даже некоторых высших менеджеров его компаний, внезапно надоел его российский бизнес. “Сибнефть” сплавили Ходорковскому. Избавился Абрамович и от крупного пакета акций “Русского алюминия”.

Воевода Чукотки вряд ли принимает судьбоносные бизнес-решения под влиянием сентиментальных соображений типа своей страсти к футболу. Почему же Абрамович стал так целенаправленно выводить активы за границу? Есть версия, при которой все элементы головоломки идеально встают на свои места. Допустим, что во время “пересменки” в Кремле в предновогодние дни 1999 года Путин действительно дал Ельцину некие обязательства. И что срок этих обязательств ограничивается рамками первого президентского срока ВВП. Если это так, то действия Абрамовича по выводу активов выглядят вполне логичными.

Можно также сделать еще одно предположение. Ельцинская “семья” изменила бы сама себе, если бы она без боя сдала свои позиции и не решилась проверить Путина на прочность. Причем самым изящным был бы вариант, при котором эта проверка была бы проведена чужими руками. Оставалось найти желающего это сделать. Похоже, что этот желающий нашелся. Это Михаил Ходорковский.

Итак, Ходорковскому пришлось дорого заплатить за свою убежденность в том, что политика — это очень простое дело. Проблема в том, что платить приходится не только одному Михаилу Борисовичу. Вся Москва сейчас увешана плакатами с надписью “ЮКОС: мы вместе!” К сожалению, в некотором смысле это правда.

Сейчас выживание России как страны с хотя бы относительно демократическим госустройством зависит от способности Путина сохранить во власти баланс. Жизненно важно, чтобы реальный контроль над страной не оказался в руках представителей только одной группировки питерских силовиков. Если нечто подобное произойдет, то последствия этого для России будут даже еще более печальными, чем в случае прихода к власти Ходорковского.




Партнеры