Анти-Бродвей на Страстном

10 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 527

Как же это по-русски: пересмотреть все американские шоу, чтобы сотворить собственный спектакль альтернативой бродвейской классике! Именно так поступили наши соотечественники, много и плодотворно работающие за рубежом: артист Сергей Игнатов, художник Дмитрий Стрижов и режиссер Юрий Потоцкий. Затянув в свою компанию кутюрье Валентина Юдашкина, они сотворили off-Broadway project “Плоскости”. Чтобы подчеркнуть, что это не мюзикл, друзья даже придумали для себя слоган: “Молчащие вместе”. Получился необычный микст из музыки, классического и модерн-танца, живописи, драмы, цирка.

Мир давно превратился в огромную коммуналку, жить в которой одиноко и страшно. Но главный герой “Плоскостей”, этот современный донкихотствующий маленький человек (Сергей Игнатов), наивно бросается на поиски своей единственной и неповторимой Музы. Его искушают, предают, а он сражается за свою любовь...

Впрочем, сюжетную линию каждый волен трактовать по-своему — зрителю предоставлена такая возможность. Авторы видят жизнь как пересечение плоскостей, где основная ценность — это свобода. Свобода действий, движений, творчества. Все образы спектакля Дмитрий Стрижов выразил в стихах и картинах, написанных в Нью-Йорке специально для этого проекта (правда, стихов со сцены никто не читает, они остались “за кадром” спектакля), а режиссер-постановщик Юрий Потоцкий создал своеобразные музыкально-пластические этюды на темы, которые он “услышал” в этих пяти картинах. Их увеличенные копии, изображающие то чайку над морем, то стул, то деревья, то дьявола, сменяют друг друга на сцене. Декорации остроумны и рождают множество ассоциаций. Костюмы от Юдашкина, который впервые выступил как театральный художник, тоже выдержаны в этом стиле.

Первое отделение — мрачноватое: люди в черном на черном фоне явно одерживали верх над нашим героем, напрасно слагающим из кубиков слово “LOVE”. Но после антракта на сцене случился такой крутой “замес” из откровенной клоунады, пародий на классический танец, когда танцорам мешает фонарный столб и бог весть что еще... В финале герой едва не кончает жизнь под колесами грозно надвигающегося паровоза, но Анны Карениной авторы из него не делают.

— Сергей, у вас отличная команда, потому и спектакль получился, — поздравляю Игнатова с премьерой. — Вы проводили кастинг в Москве?

— Да, и выбрали после трех туров из ста танцоров семерых. Кроме профессиональных качеств для нас было очень важно актерское мастерство.

— Вы используете самые разные музыкальные произведения...

— И классику, и модерн — пожалуй, все, кроме рока и поп-музыки. В дальнейших планах — написать авторскую музыку ко всему спектаклю. И скорее всего это сделает Алексей Айги.

— Хотя ты и жонглируешь в спектакле, все-таки цирк явно отошел для тебя на второй план. А ведь ты артист цирка в четвертом поколении. Родители, наверное, в обмороке?

— Было дело, но уже смирились. Поняли, что главным для нас была не коммерция, а сама идея создания чего-то нового. Все сделано на мои деньги, которые я заработал жонглированием в Америке, где давал сольное шоу.




    Партнеры