Две большие разницы

10 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 689

Люди, добившиеся определенных успехов в смежной структуре — на радио, стараются перескочить на голубой экран. Если не получится совсем перескочить, то хотя бы помелькать. В новом телевизионном сезоне это увлечение приняло характер повальной эпидемии.


В 90-е годы, с началом бурного развития телевидения в России, именно с радио пришло на ТВ большинство нынешних “телелиц”. На радио, в отделе иновещания, работали первые звезды независимого телевидения — те, кто в начале 90-х создавали “Взгляд”: Дмитрий Захаров, Александр Гурнов, Александр Любимов. Президент Академии российского телевидения Владимир Познер тоже работал на радио — в английской редакции иновещания. Было это в 50-х годах. Там, правда, в дикторы его не приняли, сказав, что у него плохая дикция: сюсюкает. Взяли только редактором. Савик Шустер проработал на радио “Свобода” с 1988 по 2001 гг., причем с 1996-го возглавлял московское бюро радиостанции. Едва не ставший в этом году лучшим ведущим телевизионной информационной программы Андрей Норкин в свое время работал на “Максимуме” и “Ностальжи”, а вездесущий Дмитрий Нагиев начинал на “Радио-Модерн”.

В свою очередь, радиостанции остаются тем местом, где тележурналисты, оставшиеся совсем без места, могут отсидеться, пока не найдут вакансию. После закрытия ТВС Михаил Осокин, Марианна Максимовская и прочие нашли приют на “Эхе Москвы”.


Работать на два дома, то есть вести программы на радио, не уходя с телевидения, стало модным увлечением. Сергей Брилев, Михаил Зеленский, Евгений Ревенко, Михаил Антонов и Николай Сванидзе по очереди ведут на “Радио России” программу “Особое мнение”.

Обозреватель прессы на радиостанциях “Маяк” и “Маяк-24” Андрей Егоршев обзавелся своей программой на НТВ, но не стал отходить далеко от своего привычного амплуа. Программа его называется “Обозреватель” и посвящена все тому же — обзорам прессы. Егоршев на телевидении человек не новый и держится довольно уверенно. Опять же помогает то, что говорит о вещах привычных и знакомых.

Нателла Болтянская, ведущая дневных программ и ночной “Бессонницы” на “Эхе Москвы”, тоже оказалась на НТВ в ночном эфире, став одной из его “муз”. Насколько она уместна на “Эхе”, где уверенно ведет разговоры с совсем не глупыми людьми и держится с олимпийским спокойствием, настолько же странно выглядит она на телеэкране. Телекамера страшнее радиомикрофона, и Нателла держится крайне скованно: как посадили, так и сидит, лишний раз боится двинуться. В недавней программе у нее побывал Геннадий Хазанов — собеседник, несомненно, приятный. Болтянская же по не вполне понятным причинам вела себя с ним, как провинциальная гимназистка с заезжим офицером: жеманилась, хихикала и нагоняла на собеседника тоску и ужас.

А вот многостаночник Антон Комолов, похоже, одинаково комфортно ощущает себя и в эфире радио “Европа +”, и на канале “Россия”. Радиостанция, собственно, и делегировала его на программу “Народный артист”.

Дана Борисова с “Русского радио” давно пытается выстроить свою карьеру на ТВ и, можно сказать, вполне преуспевает. Как минимум в передачах для солдат типа “Армейского магазина”. Правда, с программой “Город женщин” у Борисовой пока сложности: сидит в углу и редко-редко подает голос. Но вот в “Последнем герое-3” она так мило капризничала (“Я вся чешусь...”), что, хоть и не добралась до финала, успех у мужской телеаудитории имела огромный.

Вообще же мечта слиться с телевидением завладевает умами не только отдельных граждан, но и целых радиостанций. “Русское радио” перевело свою давнюю дружбу с Первым каналом на деловую основу: с августа там стартовал совместный проект — музыкальная программа. И тоже не обошлось без накладок. Самую первую программу пригласили вести Константина Михайлова (радио “Максимум”) и Аллу Довлатову (секс-бомбу “Русского радио”). Известные и успешные диджеи не справились с возложенной на них ответственной миссией: оказывается, что просто говорить и говорить и ходить одновременно — очень разные вещи.




Партнеры