Трижды в классе “А”

5 января 2004 в 00:00, просмотров: 430

Послезавтра, 7 января, у моего старого друга и коллеги — знаменитого футбольного и хоккейного судьи Владимира Барашкова — день рождения. Точнее — юбилей: 80 лет. Страницы его яркой биографии на протяжении почти всей жизни окрашивались то в черные, то в белые тона...

Справка “МК”. Барашков Владимир Павлович. Родился 7 января 1924 года в Москве. Ему довелось судить матчи высшего уровня не только в футболе, но и в хоккее, как с мячом, так и с шайбой. Матчи чемпионатов и Кубка СССР по футболу судил 20 сезонов (1950—1969), а по хоккею с шайбой —

7 сезонов (1947—1953). Награжден золотой медалью за судейство более 100 матчей команд класса “А” по футболу. Возглавлял Всесоюзную коллегию судей по футболу (1976—1977 и 1987).

Теплый вечер 19 июня 1969 года. Только что прозвучал сигнал об окончании матча спартаковцев и торпедовцев. Тренеры — Никита Симонян и даже не очень падкий на похвалы Валентин Иванов — поблагодарили Барашкова за безупречно проведенную встречу. Тогда никто и предположить не мог, что тот матч окажется лебединой песней популярного рефери. Беда грянула ровно через неделю. На заводе, где Владимир Павлович работал начальником цеха, произошла авария. Из-за нарушения технологии термообработки произошел выброс из ванны горячего каустика, который плеснул Барашкову прямо в лицо. Сильнейшими ожогами были поражены оба глаза. Концентрация раствора была столь высока, что при попытках смыть его водой он обжег себе значительную часть кожи на руках, груди, животе, бедрах. Мы с популярными арбитрами Павлом Казаковым и Иваном Лукьяновым примчались в 1-ю Градскую больницу и задали врачам не самый умный вопрос: “Скоро ли он будет видеть?” На нас посмотрели как на умалишенных, медики решали другую задачу: сохранить ему жизнь.

Когда мы склонились над кроватью друга и лепетали какую-то ерунду, он, едва шевеля губами, вдруг ошарашил нас совершенно неподходящим для той обстановки вопросом: как прошли последние игры чемпионата страны? Даже в этой ситуации он продолжал думать о футболе, без которого не мыслил своей жизни.

Мы покидали больницу молча...

Пять лет он жил в кромешной тьме. Но никто ни разу не услышал от него жалоб на судьбу и доставшийся ему статус инвалида I группы. Даже в годы, проведенные во мгле, Барашков оставался самим собой, а присущий ему юмор не покидал его. Хотя в 73-м году он вынужден был расстаться с женой и остался жить вдвоем со старенькой мамой Ириной Михайловной.

В эти годы многие всячески старались помочь Барашкову. Тренер “Черноморца” Сергей Шапошников организовал консультации в известной клинике Филатова. Помогал и профессор 1-й Градской больницы Беляев. Презрев досужие разговоры о конкуренции различных школ офтальмологии, он лично отвез Барашкова к набиравшему силу Святославу Федорову. Там состоялось счастливое знакомство с доцентом, а ныне профессором Виктором Константиновичем Зуевым.

Незадолго до этого произошло еще одно судьбоносное событие. Будучи абсолютно слепым, почти без надежд на прозрение, Барашков познакомился с обаятельной и добрейшей женщиной Тамарой Михайловной, навещавшей своего отца, лежавшего в больничной палате рядом с нашим героем. 19 января 1974 года Володя и Тамара стали мужем и женой.

В жизни Барашкова наступила белая полоса. 7 августа того же года доктор Зуев вернул Владимиру Павловичу зрение! Наш герой впервые увидел жену Тамару, стал ходить на футбол и хоккей, смотреть телевизор и даже читать. Вскоре он получил предложение возглавить Всесоюзную коллегию судей (ВКС). По мнению многих арбитров, ВКС в те годы сумела избавиться от протекционизма и протаскивания в “высшее общество” далеко не самых лучших судей. Что, кстати, мы вынуждены лицезреть в последние годы...




Партнеры