У политиков завелись листы

21 января 2004 в 00:00, просмотров: 277

Близок день, когда кандидаты в президенты понесут в ЦИК по два миллиона подписей на брата (от тяжкой обязанности освобождены лишь кандидаты от прошедших в Думу партий — Харитонов и Малышкин). Спикер Совфеда Сергей Миронов, к примеру, в понедельник поспешил отрапортовать о том, что “норма” уже выполнена.

На деле сбор “автографов” приобрел в нашей стране новый, глубинный смысл. Заполненные подписные листы вовсе не доказывают, что все значащиеся в них граждане поддерживают претендента. Они доказывают другое: у кандидата достаточно денег, чтобы купить два миллиона закорючек. Или — хватает организационных возможностей, чтобы ему эти закорючки подарили, например, солдаты-срочники.

При этом, как показал эксперимент “МК”, если простой россиянин искренне желает сам расписаться за кандидата, он сталкивается с немалыми трудностями.

В предвыборный штаб Путина пришлось дозваниваться полчаса. Вопрос: “Где я могу расписаться в поддержку Владимира Владимировича?” — вызвал растерянное пыхтенье. “А вы из какого субъекта Федерации?” — осведомился мужской голос. Его обладатель, очевидно, привык иметь дело не с человеческими единицами, а как минимум с регионами. “У нас уже на 15 января все два миллиона подписей собраны”, — заявил мой собеседник. И повесил трубку.

Поставить автограф за Ивана Петровича Рыбкина — задачка для настойчивых. В штабе просят назвать фамилию, имя, отчество и домашний телефон: “Нам нужно занести ваши данные в тетрадь, и только после этого мы имеем право назвать телефон человека, который занимается проживающими в Москве”. Меры безопасности соратник Бориса Абрамовича поддерживает нешуточные. С дамой, которая занимается “проживающими”, пришлось общаться аж через секретаря. Особого желания получить бесплатно мою каллиграфическую подпись рыбкинцы не выказали.

Соратники Хакамады оказались более приветливыми — предложили подъехать и волеизъявиться вечерком. Сулили даже обеспечить агитматериалами, чтобы я разбросала их по почтовым ящикам в подъезде. А самым “всеядным” оказался Сергей Глазьев. Сотрудница его штаба посоветовала мне прихватить с собой паспортные данные друзей, соседей, знакомых. “А подписи мы как-нибудь сами...” — заверила она.

* * *

Конечно, на инициативу избирателей никто из кандидатов не рассчитывает. Сбор подписей они поручают профессионалам-пиарщикам. О способах “жатвы” нам рассказал ответственный секретарь Всероссийского комитета граждан “За честные выборы” Андрей Богданов.

Сборщики получают от 5 до 30 рублей за автограф. (К примеру, студенты, агитирующие в Москве за Хакамаду, получают по 6 рэ.) Цена назначается примерно так: к кандидату в президенты приезжает человек из региона и обещает собрать определенное количество подписей за 30 рублей с носа. Наняв же на месте бригаду сборщиков, платит им уже по 5 рублей. Разницу — в карман.

Самые честные ходят по квартирам. Но это очень уж муторно: часа за четыре можно собрать лишь 50 автографов. Да и опасно это — как посетовала корреспонденту “МК” одна сборщица: “Могут и отыметь. У нас одна так доходилась. Правда, потом все же подписали ей...” Еще можно обосноваться у метро с плакатами кандидата. В этом случае автографов наскребают не больше десяти за день. Но способ уж очень хорош в качестве агитации.

Наконец, если кандидата поддерживает руководство какого-либо предприятия, отдел кадров переписывает данные всех сотрудников и берет у них “закорючки”. Знакомый нашего корреспондента, 29-летний старлей, собирал по команде “сверху” подписи за Путина. Он объезжал по списку части Московского гарнизона на машине, “выделенной командованием”, и получал от командиров уже оформленные листы.

Но гораздо интереснее способы нечестные. Настоящие “профи” идут в паспортный стол и за скромную мзду просят поделиться данными жителей. Еще легче почерпнуть их в базах данных на лазерных дисках. Незаполненными в листах остаются лишь две графы — дата и подпись. Теперь можно бросить клич в каком-нибудь общежитии и нанять человек 50 студентов. Они разбиваются на пять групп. На одном листе помещается с десяток автографов — по одному на брата. Таким образом, на одном документе похожих закорючек не встретишь.

Подделка сходит с рук потому, что при проверке в ЦИК чаще всего пытаются разглядеть похожие закорючки только на одном листе. Посмотрели — одобрили — отложили в сторонку. Следующий — так же... Прийти на дом к человеку, якобы поставившему свою подпись в поддержку кандидата, и спросить: “Ваш ли это автограф?” — просто нереально.

Особо предприимчивые “коллекционеры” к президентским выборам подготовились загодя. Собирая подписи для госдумовской кампании, они, не мудрствуя лукаво, просто отксерокопировали их. И теперь пользуются заготовками.

Сегодня в России работают бригады, для которых подделать миллион подписей за 10 дней — не проблема. Ох, нелегко же им! И пообедать некогда, и по нужде сходить. Ну а если хорошо подумать... Заработать за десять дней несколько миллионов рублей — не прелесть ли?..




Партнеры