Ярослав Бойко: Бюджет и слезы кино

19 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 376

Ярослава Бойко после сериала “Неотложка” зовут “нашим Джорджем Клуни”. Мол, тоже врач и глаза красивые. Надо сказать, хмурое обаяние доктора Громова распространяется и на реальную жизнь. “Я не умею давать интервью, — сразу предупредил Ярослав. — По ТВ смотрю только футбол, и на “вы” с Интернетом...”


— Ярослав, чего это вы такой необщительный с прессой? Сейчас все, наоборот, себя раскручивают.

— Да пишут обо мне всякую ерунду. Будто я в театре “Et cetera” работаю. Или что карьере военного предпочел артистическую. Да не думал я ни о какой карьере! После суворовского училища пошел в армию, увидел, какой там бардак. А дальше — банальная история: пошел вместе со знакомой за компанию сдавать экзамены в киевский театральный. Я поступил, а она нет. Из Киева я. Но украинский знал плохо, а там преподавание на мове. Приехал в Москву и поступил в Школу-студию МХАТ.

— Почему в телекино вы чаще всего играете врачей-спасателей и справедливых эфэсбэшников?

— Почему справедливых? Нормальных.

— Но вам-то самому тема близка?

— Я в спортзале с этими ребятами занимаюсь. Бывшие спортсмены, эфэсбэшники, прокуратура. Нормальные ребята.

— И что, нравится, как вы их на экране изображаете?

— Говорят, не смотрели мы раньше сериалы. Из-за тебя начали эту “Неотложку” смотреть гребаную...

— Критикуют, значит?

— Да нет. Наоборот. Хотя иногда говорят, что в жизни такого не бывает. Но они понимают, что это кино. Важно еще и отношение. Например, в “Вокзале” режиссер старался показать “ФСБ с добрым лицом”. Мы снимали сцену, в которой мой герой, эфэсбэшник, в поезде преследует террориста. Тот случайно подрывается, вспыхивает пожар. Сделать надо было одним дублем, потому что был только один подаренный вагон. Из него, по сценарию, я спасаю девушку, которая уже задыхается. Бью — а стекло и не думает разлетаться, маленькая такая дырочка появилась, и все. В общем, разбил я стекло, все руки изрезал, кровища хлещет. Медсестра молоденькая растерялась. “Давай вату, перекись”, — говорю. Это в Минске было, а у меня вечером поезд в Москву. Залепил себе раны сам, “Неотложку” вспомнил.

— А как врачи на вашего доктора Громова в “Неотложке” реагируют?

— Врачи нас консультировали на площадке. Меня учили: вот приезжает бригада, и все должны сразу видеть, что ты главный. Медсестра, фельдшер, все бегают, все при деле. Ты можешь даже рук из карманов не вынимать, но за тобой главное — поставить диагноз и решить, надо ли везти человека в приемный покой. Хотя, конечно, и в “Неотложке” ляпы были. Мы там одного пациента реанимировали разрядом тока, дефибрилляцией. Потом врач мне сказал: вы ему столько вольт дали, что он бы давно обуглился... Но “скорую помощь” на улице я до сих пор спокойно видеть не могу. Увижу и говорю: наши поехали.

— Вы в сериалах — и супермен, и герой-любовник...

— Да ладно. Денег у нас не хватает на суперменов. Вот Шварценеггер самолеты взрывает, полстраны освобождает в одиночку. Но это ж бюджет! А у нас... Слезы.

— Если денег немного, можно взять знанием предмета. А в “Неотложке” даже намека нет. Чего только стоила серия с отрезанным ухом!

— Хана Гирея... Да, это самое смешное. Там, конечно, много чего надуманного, не как в жизни. Но продюсер нам так и сказал: “Мы не документальное кино снимаем”.

— В “Скорой помощи”, если уж сравнивать, очень душевно выписаны линии личной жизни докторов...

— Ну да, а еще там вложено несколько миллионов долларов, и еще там, в отличие от нас, работал второй план.

— Как-то вы все к деньгам сводите.

— Ну а как бесплатно можно кино снять? На экране же все видно. А у нас актриса в кадре поднимает телефонную трубку и говорит: “Сейчас я вызову вторую бригаду”, телефон ломается, она говорит: “Вот наш ответ Голливуду”.

— А что, по-вашему, значит “народный” сериал?

— “Неотложка” или “Дальнобойщики”.

— А “Вокзал”, “Каменская”?..

— Да, “Вокзал” — народный сериал. В “Каменской” пять лет назад снимался. С тех пор я как актер вырос.

— Ярослав, многие актеры цинично признаются, что большое кино, театр — это для души, для искусства. А сериалы — для денег.

— Я — нет. Ну как можно так к работе относиться? Это ведь тоже камера. Все атрибуты кино присутствуют: режиссер, актер, оператор... Хотя ТВ — это, конечно, другое.

— А вас в программы на ТВ звали?

— Звали в качестве гостя в одну программу, но не получилось. Нет времени у меня совсем. Сегодня вот с семи утра на ногах. Думал, вообще на спектакль опоздаю.

— Как вообще в театре к вашей сериальной активности относятся?

— Хорошо относятся. “Спасибо” говорят.

— Как вам сравнение с Клуни?

— Да смешно это, ей-богу. Сначала дайте на кино деньги — потом будет вам Клуни...




Партнеры