Трах, тарарах и никакого фламенко

25 марта 2004 в 00:00, просмотров: 1733

Москва уже однажды видела этого сексуального полуобнаженного мачо, который продается под лейблом “огненный принц фламенко”. А увидев, многие поняли: Хоакин Кортес такой же принц фламенко, как наша Анастасия Волочкова — королева балета. Но шоу-бизнес есть шоу-бизнес, и пиар, любовные приключения Кортеса, его голый торс завоевали поклонников и в России. И вот — новый приезд “принца” с шоу “О любви и ненависти”. Фанаты Кортеса раскупили почти все билеты в Кремлевский дворец... и с дрожью во всех частях тела ожидали встречи со своим любимцем.


Концерт в КД начался с опоздания на час. Причина — километровая очередь у входа, где шла тщательная проверка. Этим воспользовались некоторые предприимчивые особы. К толпе подходила какая-нибудь девица и предлагала за 200 рублей провести вне всякой очереди. Кое-кто соглашался. Помощница стремительно обходила очередь, подводила клиента к другому, в прямом смысле левому входу, если стоять лицом к Кремлю, быстро забирала деньги и подталкивала подопечного к милиционеру, и тот спокойно пропускал. А потом заплативший 200 р. неожиданно понимал, какой он лох. Поскольку оба входа были свободны для входа всех граждан с билетами. Охранники даже объявляли об этом в мегафон, только так тихо, что очередь ничего не слышала и продолжала заворачиваться кольцами.

Но лохотрон у входа — это детский сад по сравнению с тем, что ждало зрителей на самом шоу. Распахнувшийся занавес открыл залу заполненную сумеречным светом сцену, на которой, подвешенные железными тросами к колосникам, плавали в воздухе какие-то тетеньки в длинных платьях. То вверх, то вниз, то вправо, то влево, и так минут десять. Затем появился лысоватый толстый дяденька в белом балахоне с разрезами. Танцевать он не мог, но зато энергично размахивал руками и принимал всевозможные декоративно-пафосные позы.

“Неужели Кортес так постарел, облысел и растолстел?!” — испугались зрители. Но это был не он — его пришлось ждать ой как долго. И не просто ждать, а наблюдать, как на сцене творится нечто невообразимое. Смесь эстрадного перепляса, намеков на танец-модерн и стилизованных под фламенко движений. Танцовщики то бездумно лупили ногами по полу, то падали на спину, то кружились в неорганизованных хороводах. Все это шло под фонограмму, соединяющую дробь каблуков, заводские шумы и некие цыганско-испанские мотивы. Уровень звучания был так высок, что голова, казалось, треснет от этой какофонии. Трах, бабах, тарарах — и снова бабах, тарарах, трах-тах...

А еще на задник проецировались видеокартинки: Кортес, взасос целующийся с какой-то девахой, пески пустыни, самолеты, сбрасывающие бомбы, дети... и снова Кортес. Кто-то из зрителей не выдержал и стал кричать: “А где фламенко? Давай фламенко!”

Но фламенко все не было, а продолжались попсовые переплясы. Наконец через час появился Кортес и минут пять потопал ногами. Многие из сидящих в зале даже и не поняли, что это Кортес. Затем он исчез, и все продолжалось в том же духе. Зрители, не выдержав этого безобразия, толпами стали покидать зал.

Как удалось узнать корреспонденту “МК”, некоторые из них сразу же бросились к администратору с требованием пригласить организаторов и вернуть деньги, поскольку шли на Кортеса, а не на плохо обученных эстрадных танцоров. Организаторы к ним не вышли. Но зато появился юрист, который, смеясь им в лицо, сообщил: а вы докажите через суд, что не видели на сцене Кортеса! — а затем набежали молодцы-охранники, вытолкавшие недовольных взашей.




Партнеры