Раздвоение премьера

22 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 333

Вчера в Кремле была обнародована “Библия бюрократа” — распределение обязанностей между высшими чиновниками президентского аппарата. Несмотря на казенность стиля, бумаженция получилась весьма интересной. Если верить этому документу, то теперь в России официально появился параллельный шеф президентской администрации и параллельный премьер-министр.


Все в политической Москве уже давно знали, что самым влиятельным человеком в Кремле после самого ВВП является не столько формальный шеф президентского аппарата Медведев, сколько его зам Игорь Сечин. Теперь это закреплено официально. Конечно, Дмитрия Медведева нельзя считать полностью декоративной фигурой. Такая важная функция, как составление графика президента, — это именно его ответственность. Но все равно объем полномочий, которые предоставлены неформальному лидеру клана питерских силовиков Игорю Сечину, выглядит просто гротескно.

Именно Сечин, например, ответственен за “общее организационное информационно-аналитическое обеспечение деятельности президента”. Он же решает, кого именно из чиновников допустить к сведениям, составляющим гостайну, а кого нет. Сечину предоставлены полномочия назначать и освобождать от должности чиновников. Он же “применяет к ним меры дисциплинарного воздействия”... Прежний “главный зам” Медведева Дмитрий Козак, правда, тоже имел право назначать и журить аппаратчиков. Но в старом списке полномочий Козака четко оговаривалось, что он может “казнить или помиловать” лишь чиновника в ранге замначальника отдела и ниже. В новом документе в отношении прав Сечина использована несравненно более размытая формулировка.

Еще одним кремлевским царедворцем с ярко “выпяченными” полномочиями можно счесть помощника президента Игоря Шувалова. Список его полномочий, правда, предельно короток. Фактически у него только две значимые функции. Зато какие! Шувалову поручена “разработка общенациональных проектов” и “осуществление мониторинга реализации основных положений ежегодных посланий президента Федеральному собранию и иных программных выступлений”. В переводе с бюрократического языка на нормальный это означает, что именно Шувалову, а не премьеру Фрадкову отведена роль идеолога экономических реформ. Более того, Шувалов не только идеолог, но еще и контролер правительства. Ведь именно он обязан отныне спрашивать с министров в том весьма вероятном случае, если они не смогут выполнить те или иные путинские повеления.




    Партнеры