Я буду отстреливаться!

31 июля 2004 в 00:00, просмотров: 180

Если верить правовым актам, то незаконно построенные коттеджи на берегу Истринского водохранилища должны снести до завтра. Правда, бульдозеров пока на Истре не слышно. Срок, за который владельцы должны были самостоятельно освободить землю, вышел. Власти еще только обещают устроить всем кузькину мать. Коттеджи пока стоят.

Решение о сносе пока вынес только Солнечногорский городской суд. Владельцы коттеджей обратились с жалобой в Мособлсуд; к какому он придет выводу, еще неизвестно...

Мы связались с главным судебным приставом Солнечногорского района Валерием Пархомчуком и спросили, готов ли он исполнять решение суда о сносе незаконно возведенных коттеджей в поселке Екатерининские Валы:

— С удовольствием! Мы обязательно приступим к своей работе, как только получим решение Мособлсуда. Выходы на эти участки уже были. Не волнуйтесь, мы настроены решительно и будем строго следовать букве закона.

— В какие сроки планируете уложиться?

— По Федеральному закону “Об исполнительном производстве” нарушителям дается 10 дней на обжалование, а затем нам — два месяца на выполнение решения суда. Как только получим исполнительный лист, можно начинать вести отсчет.

— Как вы собираетесь воздействовать на нарушителей? Добровольно хозяева свои дома рушить не будут.

— Мы как раз будем склонять их к добровольному сносу: разъяснять, убеждать, вести переговоры. В общем, решать вопрос мирным путем.

— А если не получится?

— Танки пока к коттеджам не подогнали... А если серьезно — строптивым грозит судебное взыскание. По максимуму — до 2 лет лишения свободы. Так что упрямиться не резон.

Сами владельцы оптимизма властей не разделяют и пока не собираются сдаваться.


Андрей Остапчук:

— Совершенно очевидно, что это проплаченная акция. Когда мы покупали эти дома, а покупали мы их фактически у администрации Солнечногорского района, никто не оспаривал сделку, никто не предупреждал о ее неправомерности. Теперь, когда за нашими участками земля отведена под новый коттеджный поселок и им необходим путь к воде, все наши строения оказались вне закона.

Никто из нас не будет сносить свой дом самостоятельно, это абсурд. Лично я строил дом практически своими руками, а теперь мне предлагают платить деньги за снос моего жилища и вывоз мусора. Лично я буду стоять до последнего.


Ирина Королева:

— Мы все еще не верим, что наш дом могут снести. Суд судом, но мы все взрослые люди и понимаем, что это акция по освобождению земли для более дорогих коттеджей. Это очень удобно — сначала построить коттеджи, продать их, потом объявить, что они построены незаконно, снести и снова построить...

Все, что нам остается, это грудью закрывать свою собственность. Естественно, и речи не может быть о том, чтобы мы сами свои дома сносили.


Игорь Павлин:

— А ничего я не буду делать. Ружье заряжу и буду охранять. И пусть они засунут свои бумажки себе в ...у. Это мой дом и моя земля. Вот посмотрите, мой дом никто не снесет.


Андрей Смирнов:

— Это иезуитское решение. Я купил в 2000 году полуразвалившийся домишко из бруса и виноват лишь в том, что его чуть-чуть перестроил, обил вагонкой. В 1992 году была сделка между двумя юридическими лицами. Эти коттеджи у базы отдыха купила Московская юридическая биржа и продала их своим учредителям и не только. Те, в свою очередь, перепродали еще кому-то. Мы приобретатели уже у третьего поколения. Все сделки заверены юристами, БТИ и прочими инстанциями. Претензии экологов к нам необоснованны. Мы очистили прилегающую территорию, посадили сотни деревьев. Солнечногорский суд велел нам провести независимую экологическую экспертизу, результаты ее — блестящие. Наверное, поэтому суд во внимание их не принял. Мы находимся в 35 метрах от воды — это вторая зона санитарного контроля, все участки оборудованы септиками. Почему-то Мосводоканал не интересуют свалки, деревенские сортиры и зверофермы по берегам водоемов. Просто это очередной передел собственности, раскулачивание, как в 30-е годы. Спасибо, что сейчас вместе с имуществом не забирают жизнь, как тогда. Мы надеемся на справедливое решение Мособлсуда.

Все это напоминает детские игры в песочек: построили домик — сломали, возвели коттедж — разрушили. Правда, брусовые дома разобрать, а уж потом собрать не так просто. Еще бы найти место, где построить этот дом заново... Ведь ни о какой компенсации владельцам дач речи не идет: ни о денежной, ни о земельной. Как строил за свой счет, так и сноси. Главное, чтобы буква закона не пострадала.




Партнеры