О чем молчит “ящик“

27 августа 2004 в 00:00, просмотров: 415

“Нас захватили!”, “нас взорвали”, “мы убиты!..” Увы, как показала предварительная расшифровка всех четырех “черных ящиков” с разбившихся самолетов, этих криков на пленках нет.


— И голосовые, и параметрические ящики (т.н. МСРП) уже просмотрены и практически расшифрованы. Все записи сохранились нормально, мятой пленки практически нет. Так же, как и нет пока доказательств, что в кабины к пилотам кто-то врывался, — говорят эксперты “МК”, имеющие доступ к материалам расследования. — Пока, если честно, вообще мало понятного. Мы очень надеялись, что картина будет ясна после того, как прослушаем разговоры в кабине, но на этих пленках ничего особенного нет.

Расшифровка “черных ящиков” с параметрическими данными за один день не делается. Это серьезная аналитическая работа, по результатам которой хроника трагедий будет восстановлена от и до.

— На МСРП обязательно останутся доказательства теракта. Чтобы их расшифровать, потребуется как минимум неделя, хотя обычно счет идет на месяцы.

— А то, что пленки в рабочем состоянии, — это очень хороший знак, — считает расследователь авиапроисшествий с 40-летним стажем. — Ведь как у нас часто бывает? Самые ответственные куски, из которых ясно видна картина, якобы находятся в ужасном состоянии. На самом деле с ними все в порядке, просто их данные не хотят афишировать. Так было с гибелью “Ил-18” под Батуми — лишь очень узкий круг специалистов слышали, как летчики матерились на батумских диспетчеров, отдававших идиотские команды и в итоге столкнувших их с горой. Так было с губернаторскими катастрофами Александра Лебедя и Игоря Фархутдинова, где важные моменты полетов тоже оказались “несохраненными”...

Как показывает международная практика борьбы с воздушным терроризмом, падение двух бортов — это только начало. Все работы в этом направлении носят закрытый характер. Из 18 приложений к т.н. Монреальской конвенции ИКАО лишь одна секретная — по безопасности полетов. С конца 80-х, на который пришелся самый пик взрывов самолетов в воздухе, специалисты регулярно обмениваются информацией с американскими и израильскими коллегами.

— Лайнеры взрывали постоянно: Индия, Израиль, Китай, Таиланд. Расследования подтвердили — следы нужно искать на земле. Как только индийские спецслужбы разобрались с сикхскими сепаратистами, теракты прекратились, — говорит эксперт по борьбе с международным воздушным терроризмом, долго проработавший в комиссии СССР по делам ИКАО в Монреале Владимир Подберезный. — В принципе то, что произошло, — классика жанра. Юг — самая больная точка России. Просто так воздушного терроризма не бывает, во всем мире одни и те же тенденции. Оба самолета летели на юг, взрыв на остановке на Каширке — тоже южная трасса. Практика показывает, что именно это направление нужно взять под особый контроль, и не только авиацию, потому что бить будут именно туда. Взорвав самолет один раз, террористы не остановятся. В ближайшие годы произойдет 10—15 падений от взрывов — к сожалению, такую серийность отмечали практически во всех местах военных или национальных конфликтов.

— Спецслужбы сейчас вовсю трясут сотрудников “Домодедово”...

— Конечно, террористы могли внедрить туда своих людей, и эту версию нужно обязательно отработать. Хотя лично я верю, что в “Домодедово” пассажиров проверяли как положено. Вряд ли они действовали через обычных людей, там уже много лет ничего серьезного не выявляется. Не там надо искать.

— А где?

— Взрывчатку, а скорее всего это был все-таки пластит, могли подложить в сумку к кому-нибудь из членов экипажей — пилотов и стюардесс, как известно, не досматривают. Или провести через бортпитание. Обычно печки для разогрева стоят в середине лайнера, а по характеру обломков можно заключить, что спрятали его где-то в центре борта. Хотя, по большому счету, куда конкретно подложили взрывчатку, не так уж и важно. В багажном отсеке, в кабине пилотов — сумасшедшее давление, разгерметизация, все было бы то же самое.

— Вернемся к бортпитанию. Вместе с взрывчаткой туда подложили и таймер?

— Не нужны ни часы, ни кнопки, ни смертники. Все очень просто — механизм срабатывает от перепадов атмосферного давления. “Ту-154” пролетел дольше, потому что из-за погоды поднялся на более высокий эшелон. А когда опустился на обычные 10 тысяч метров, произошла трагедия. Это не более чем версия. Хотя взрыва могло и не быть. Так было в Африке — самолет со взрывчаткой благополучно сел на землю. Без помощи иностранцев сделать все это невозможно. Таких специалистов у нас готовят только в ГРУ, ФСБ и Минобороны. И за рубежом — в лагерях смертников.

Тем временем заместитель председателя МАК Олег Ермолов заявил РИА “Новости”, что хотя внешне обнаруженные самописцы находятся в удовлетворительном состоянии, пленку в них якобы придется восстанавливать. Поэтому срок ее расшифровки неизвестен.

* * *

Во время катастроф и у “Ту-134”, упавшем в Тульской области, и у “Ту-154”, разбившемся под Ростовом, отвалились хвостовые части. Разлом расположен примерно там, где в самолетах находятся багажные отделения. “Можно ли из этого сделать вывод о том, что это — теракт и бомбы, взорвавшиеся в полете, находились в багажниках?” — с таким вопросом корреспондент “МК” обратился к специалисту по расследованию летных происшествий Валентину НИКОЛАЕВУ. Вот что он сказал:

— Нельзя делать выводы о взрыве на борту только на основании того, что у самолетов отвалились хвосты. Они могут отвалиться не только от взрыва, но и при обычном падении. Хвост — это тяжелейшая часть в самолете, там находятся двигатели. При ударе о землю в районе 56-го шпангоута (в хвостовой части. — Авт.) они обычно ломаются.

Правда, некоторые очевидцы утверждают, что слышали взрывы еще в воздухе. Но полностью доверять им я бы тоже не стал. Во-первых, это случилось ночью, когда почти все уже спали, во-вторых, в таких случаях срабатывает эффект “массового сознания”: люди, оказавшиеся поблизости от места катастрофы, часто придумывают сказки про воздушные взрывы.

Почти наверняка бомбы в багажном отделении “Ту-134” не было, так как осколки самолета на земле лежали кучно. Но это не говорит о том, что не было теракта. Думаю, что взрыв мог произойти в кабине пилотов. Это — локальный взрыв небольшой силы, который не привел к разрушению самолета в целом, но парализовал экипаж и исключил возможности его действий.

На “Ту-154” разброс осколков был гораздо больше, то есть самолет начал разваливаться еще в воздухе. Значит, взрывное устройство могло быть большей, чем на “Ту-134”, мощности и заложено совсем в другом месте. Нельзя исключать, что в багажном отделении. На “Ту-154” оно находится под всем пассажирским салоном. Но если был взрыв, то обязательно должны быть найдены следы взрывного устройства. Не найти их — невозможно.

Думаю, что следы взрыва найдутся обязательно. И в ближайшее время. По наличию характерных вогнутостей на элементах, частях, деталях обшивки они будут обнаружены. В зависимости от того, на какой части кабины, фюзеляжа или салона они будут находиться, можно будет говорить о том, где находилось взрывное устройство. Специалисты обязательно определят: то ли это был удар о землю, то ли повреждение от взрыва.

В расследовании, безусловно, помогут и “черные ящики”, которые, как я знаю, найдены и находятся в хорошем состоянии.

Только учтите, что сейчас в расследовании начнет работать фактор политики: каждая служба будет защищать и выгораживать себя. Промышленность будет защищать технику, спецслужбы станут доказывать, что не было ни теракта, ни взрыва, а летные службы вынуждены защищаться, оправдывая экипажи. Каждый будет стараться подать факты в выгодном для себя свете. И тут уж — кто победит...






Партнеры