“Штурма не будет”

3 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 495

На Беслан словно опустилась черная пелена. Люди в черных одеждах, сжавшиеся в комок от горя и слез, заполонили весь центр города около дома культуры, на фасаде которого красуется большой плакат: “Смотрите с 30 августа фильм “Страсти Христовы”. Здесь сейчас располагается оперативный штаб. После бессонной ночи люди с надеждой вглядываются в глаза буквально каждому человеку в камуфляже — а вдруг есть какие-то новости? Хорошие, плохие — все равно. Они уже очень устали вздрагивать от постоянной стрельбы и автоматных очередей, которые без остановки раздаются со стороны школы. И думать — а вдруг стреляют в моего?


Говорят, это второй “Норд-Ост”. Нет, ошибаются. Школа №1 в Беслане войдет в историю как первая “школа ужасов”. Вряд ли здесь когда-либо теперь кто-то сможет проводить уроки. Впрочем, уроки до понедельника отменены во всех школах Беслана. Весь город вышел на улицы. Среди 35000 его жителей нет человека, у которого в захваченной школе не было бы родственника или знакомого. Официально заявляется, что заложников сейчас 354 человека. Но люди считают, что это число сильно занижено.

— Там не меньше тысячи, — плачет женщина, у которой брат 1 сентября отвел в школу дочку-первоклассницу. — Вы посчитайте сами: 11 классов, в каждом “А”, “Б” и “В” по 25—30 человек — это самая большая школа в Беслане.

Всего в городе 7 школ, и террористы, видимо, неслучайно выбрали именно эту. Дело в том, что она находится как бы на пустыре — снайперу, который окопался на ее крыше, хорошо видны все подходы к школе. Он стреляет при малейшем движении с любой стороны в радиусе до 1,5—2 километров.

У меня была возможность пройти через оцепление и подойти к школе поближе, чтобы хотя бы сделать снимок. Но это редкий случай, когда подходить близко к месту происшествия не хочется.

— Вчера двое “подошли поближе” — местные жители. К счастью, остались живы. У одного ранение плеча, у другого — головы, по касательной, — рассказывает милиционер из оцепления. — А вот корове, которая паслась в 2 км отсюда, не повезло. Снайпер, видимо, наводил прицел и грохнул ее.

Автоматные очереди раздаются совсем близко, так что мы даже вздрагиваем, а ведь там — дети, совсем малютки. Многие мамы пришли на торжественную линейку даже с грудничками.

Напомню вкратце, как развивались события в тот злополучный день.

Торжественная линейка, как и в большинстве российских школ, в школе №1 города Беслана началась примерно в 8.30. Были сказаны уже все торжественные речи, прозвенел первый звонок, и в воздух взвились шарики...

И тут со стороны входа на школьный двор раздались выстрелы, а затем появились люди с автоматами в камуфляже и масках.

— Они спокойно подъехали к школе на грузовике “ГАЗ-66” и “уазике”, — рассказывает парень, который заметил боевиков самым первым. Он не называет имени, поскольку в этом деле фигурирует как свидетель №1. Совершенно случайно он в этот день оказался рядом с местом трагедии. Через армейский бинокль он наблюдал за торжественной линейкой в школе с недостроенного дома, расположенного рядом. — Они подъехали с трассы, которая идет прямо по границе с Ингушетией. Я их заметил издалека. Ехали машины спокойно, ничего подозрительного. Потом они остановились у школы, люди быстро вылезли и сразу начали стрелять. Сначала в воздух, я даже подумал, что это часть сценария праздника, но потом по людям.

Дети сначала тоже подумали, что это взрослые придумали их так развлечь, но когда пролилась первая кровь — начался настоящий кошмар. Вот что рассказали одиннадцатиклассницы, которым удалось убежать.

— Мы, старшеклассники, первыми сообразили, что это никакая не игра, а настоящие боевики, и бросились кто куда. В основном толпа побежала за котельную. На месте остались только малыши. Некоторые взрослые попадали на асфальт, дети заплакали.

Террористы не стали догонять тех, кто побежал за котельную, поскольку им и так хватало дел. Ведь они в первые секунды боя понесли первые потери.

— У каждой школы в тот день дежурили по два сотрудника милиции, — рассказали мне в МВД. — В школе №1 дежурила женщина, инспектор по делам несовершеннолетних, и участковый. У них было табельное оружие, и они открыли огонь. В результате один боевик был убит на месте. Милиционеров, правда, ранили, но они смогли покинуть территорию школы самостоятельно.

Боевики тоже стреляли на поражение. По предварительным данным, в перестрелке погибли 7 человек, но детей среди них вроде нет. “Свой труп” боевики убрали, а двое из 7 погибших, тела которых были за забором школы хорошо видны, так и лежали до ночи. Их не убирали и не давали забрать родственникам. При малейшем движении в сторону школы боевики открывали огонь. Тела удалось унести только ночью, когда началась сильная гроза. За плотной стеной дождя трупы забрали бойцы СОБРа.

Всех заложников поместили в спортзал и разместили по классам. По свидетельству очевидцев, которым удалось выбраться из этого ада, у боевиков как минимум две шахидки с поясами смертниц. Их, как говорят, поместили в центр группы с детьми. А территорию школы боевики заминировали по периметру. Что представляет из себя спортзал, в котором уже вторые сутки живут дети и их родители, мне рассказал сотрудник МВД Осетии, сам учившийся в этой школе.

— Обычный деревянный пол, зарешеченные большие окна. Там есть две раздевалки — для мальчиков и для девочек, из которых сейчас сделали туалет. Спать там не на чем. Если есть несколько матов, то их все равно хватит только на единицы детей.

В школе есть еще столовая и актовый зал, но туда никого не пустили. С людьми сначала была даже мобильная связь, но потом боевики отобрали все мобильники.

— Боевиков примерно 20—25 человек, — говорят в МВД. — Точное число мы пока назвать не можем. Они очень хорошо вооружены.

Долгое время террористы не выдвигали никаких требований. Сначала прислали записку, в которой было одно слово: “Ждите”. Потом в руки спецслужб была передана видеокассета, но при просмотре оказалась пустой. Гораздо позже боевики выдвинули свои требования по телефону: выпустить на свободу и передать им всех террористов, арестованных после похода на Назрань, и вывести войска из Чечни. Эти требования до сих пор не изменились.

— Уже известны личности захватчиков, — говорят в спецслужбах. — Это те же люди, кто принимал участие в налете на Ингушетию 22 июня. И руководит ими тот же человек, его позывной — и тогда и сейчас — “Магас”.

Террористы выдвинули условие: они будут вести переговоры только с 4 людьми: доктором Рошалем, депутатом Госдумы Аслахановым, главой Осетии Дзасоховым и главой Ингушетии Зязиковым. Причем все они должны явиться к террористам одновременно. Тщетными оказались ночные попытки доктора Рошаля передать детям хотя бы воду и еду, а также лекарства. По нашим данным, директор школы и несколько учителей, которые также находятся в заложниках, страдают сахарным диабетом. Среди женщин также много сердечников, о маленьких и грудных детях и говорить не приходится. В три часа ночи террористы просто оборвали разговор с доктором Рошалем.

— Мы сами готовы пойти в заложники, — плачут женщины на площади, и мужественно вторят им мужчины. — Только верните нам детей. Боевикам предлагали варианты: беспрепятственный коридор до Чечни или Ингушетии, а также обмен детей на взрослых. Но те не пошли ни на какие условия.

— Боевики сами выходят на связь? — спрашиваю я начальника информационного аналитического управления Северной Осетии Льва Дзугаева.

— Нет, у нас сегодня утром появился их контактный телефон.

— Они ведут переговоры только с доктором Рошалем?

— Раньше разговаривали только с ним, а теперь общаются и с другими людьми из штаба.

Прошла информация, что родственники детей заложников написали обращение к президенту Путину. Однако текста его почему-то ни у кого не оказалось.

— Да мы готовы это обращение еще и еще раз повторить, — шумят женщины. — Уважаемый президент Путин, не надо травить наших детей газом, как это было во время “Норд-Оста”. Просим, умоляем Вас со слезами, ведь вы сам отец, а там наши дети. Пожалуйста, выполните их условия. Ведь цена жизни нескольких ублюдков не идет ни в какое сравнение с жизнью хотя бы одного ребенка.

Когда подписывался этот номер, за оцепление вышел начальник УФСБ по Северной Осетии Валерий Андреев и пообещал родителям, что силового захвата не будет. Предстоят длительные переговоры...

* * *

Министр внутренних дел Северной Осетии сразу начал свою первую импровизированную пресс-конференцию у дворца культуры Беслана со лжи. Позавчера в два часа дня он, глядя в телекамеры, заявил, что двое мирных жителей погибли и только двое ранены. Корреспонденту “МК” потребовалось 20 минут, чтобы доехать до районной больницы и убедиться, что пострадавших больше (позже это подтвердили и информационные агентства).

Пятеро “счастливчиков” отделались первой медпомощью и разошлись по домам. А вот у семерых человек были более серьезные ранения. Например, позавчера была очень сложная операция у Георгия Хадарцева. Он услышал выстрелы и одним из первых побежал к захваченной школе. Еще бы — у него там остались теща и сын-первоклассник. Георгия серьезно ранили в голову... Кроме него в больнице находились Казбек Седаков (71 год), Вадим Топулов (31), Фатима Хашарова (41), Анатолий Стаклов (44), Вадим Бауров (35) и Альян Каспаров (34). Еще один пострадавший по имени Виссарион — депутат местного Заксобрания — тоже находится на больничной койке с ранением в голову. Его сестра Роза, глотая слезы, говорит, что их дом находится в нескольких метрах от школы, на улице Коминтерна. Виссарион не собирался никуда выходить, а просто начал смотреть на школу из окна в бинокль. Видимо, блики от оптики стали отсвечивать, и снайпер выстрелил...

10-классница Инна Сгоева родилась, как она сказала “МК”, в рубашке: “Когда начались выстрелы и бандиты в масках начали орать “Аллах акбар!”, грубо толкая всех в здание школы, я каким-то чудом, не знаю, как так получилось, побежала в котельную. Вместе со мной оказалась группа из 12 человек: я, четверо взрослых, девятиклашка, еще двухлетний ребенок был у одной из женщин, а остальные все были второклашками и третьеклашками. Мы сидели и дрожали в этой котельной примерно до обеда. Младшие капризничали, плакали. Потом один из родителей услышал, что кто-то разговаривает за дверью, и начал с ним общаться. Я не знаю, кто конкретно нас вытащил из котельной, но это был мужчина не в форме”. Инну, очевидно, спас один из фээсбэшников, коих в Беслане бесчисленное количество. Группе спасшихся повезло: котельная так располагается на территории школы, что бандитами не простреливается. Мама Инны через каждые три минуты обнимает и целует дочь и блаженно улыбается...

Виталий Торшков еще не получил зарплату за август, и это спасло его семью от горя. Как настоящему жителю Кавказа ему было стыдно, что у трех его детей не было школьной формы (в принципе в Беслане, как и во всей России, форма не обязательна, но на первый и последний звонок девочки наряжаются в “советские” белые фартуки, а мальчики надевают костюмы). Дети даже плакали утром 1 сентября, что не встретятся с одноклассниками, но отец был непреклонен: “Не пойдете!”

В 4 утра нервы сдали у отчаянной девушки Светланы Кненской. Она, оттолкнув охрану, сумела пробежать в истеричном состоянии несколько метров по направлению к школе, и только на последнем посту ее задержали (девушка кричала: “Отпустите детей, подонки!”) и доставили во Дворец культуры, где с ней поработали врачи. “МК” девушка сказала, что на территории школы видела как минимум 7 трупов...

Коллеги-журналисты, приехавшие чуть позже “МК” из Чечни, где в Центорое праздновали день рождения сына и.о. президента Сергея Абрамова, говорят, что Рамзан Кадыров, узнав о трагедии в Беслане, сказал: “Осетины сейчас подумают, что это чеченцы сделали. Почему все на нас сваливают?!” Кстати, из-за трагедии в Беслане в Чечне отменили широкое празднование в семье Абрамова: запланированных скачек не было, баранов не резали, ограничились... салютом.

Ночью, после сильнейшего урагана, люди и не собирались расходиться по домам. Самые отчаянные стояли прямо под ливнем, некоторых пустили во Дворец культуры. Прошел слух, что одному заложнику, по национальности ингушу, удалось бежать из школы. Толпа от такого слуха в шоке: узнав, что сбежавший — ингуш, они сразу, не разобравшись, начинают кричать, что это сообщник боевиков. Вообще со слухами в Беслане все в порядке: когда нет официальной информации, люди начинают шептаться. Например, местная корреспондентка на полном серьезе советовала не ходить в толпу якобы потому, что там-то и может подорвать себя шахидка. А вчера днем заговорили о том, что в толпе запеленговали боевика, который “ориентировал” своих по мобильному телефону.




Партнеры