В предвкушении порядка

24 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 392

Можно пойти самым простым путем, который предпочтет любая мать, а также многие отцы, мысленно примерившие на себя участь бесланцев: выполнить требования Басаева, широко обсуждавшиеся на минувшей неделе в прессе.

Взять и вывести войска из Чечни. Но прежде выстроить вокруг нее границу из трех рядов колючей проволоки, пустить ток, расчистить контрольно-следовую полосу, соорудить дозорные вышки и оборудовать их минометами, пулеметами, гранатометами и вообще всеми метами, какими только можно.

Но это, конечно, чересчур простой способ. И по деньгам — дешевый. Даже из самого начального восстановления Чечни выкатится больше откатов, чем из колючей проволоки — даже если в три ряда.

Поэтому мы не будем искать легких путей. Мы выберем трудный путь, опасный, как военная тропа. Чтоб победить терроризм, нужно сплотиться и навести порядок — вот наша дорога.

* * *

Порядок — это когда все решает Кремль и больше никто. Демократическое устройство государства, где решения принимаются путем постоянных поисков баланса и компромисса между независимыми ветвями власти, нам не подходит.

Не надо никого уравновешивать и балансировать. Все эти независимые ветви, они неуправляемые. От них только бардак и развал России, поэтому надо, наоборот, учредить единоначалие и единодушие, чтоб все решения исходили из одного центра, то есть из Кремля, а независимые ветви власти пускай их с восторгом одобряют.

Чтоб все решения исходили из одного центра, нужно в первую очередь устроить так, чтоб только центр имел исключительное право назначать и снимать проводников своих решений.

Собственно, этот момент уже соблюден. Министров назначает президент, полпредов назначает президент, сенаторов назначает президент, судей назначает президент, прокуроров назначает президент, руководителей государственных СМИ назначает президент. Он назначает и он же убирает, когда надоедят. Удобно и практично.

До недавнего времени неохваченными оставались губернаторы — их избирали граждане. Но трагедия в Беслане показала, что губернаторов тоже должен назначать президент. Не те сейчас времена, чтоб выборами баловаться.

Большинство депутатов и политической оппозиции опосредованным образом также назначаются президентом, но им позволено носить маску “народных избранников”, представляющих интересы как бы не власти, а некоторых слоев граждан. Это надо для Запада — чтоб там не говорили, что в России нет демократии.

А вот олигархов президент пока не назначает, они сами вылупляются. Но зато он разрешает или не разрешает им жить на белом свете.

* * *

Когда все решения принимает центр, это очень хорошо для страны. Так было в прекрасную социалистическую пору, и мы помним, как нам хорошо тогда жилось. Думали одинаково, ходили одинаково, ели одинаково, пили одинаково…

Дети не помнят. Это плохо. Когда установится окончательное единоначалие и единодушие, дети не смогут оценить его прелести. Их надо готовить. Молодым людям, не знавшим социалистического счастья, необходимо проникаться ностальгическим трепетом, который испытываем мы, старожилы.

А то они даже про Ленина не могут объяснить, кто он такой. Впрочем, мы и сами уже тоже с трудом можем объяснить. Вождь мирового пролетариата, вот кто.

Для настоящей идеологической пропаганды молодое поколение — как белый лист бумаги. Мозги не загажены национальными идеями. Интернет и бизнес, вот, в сущности, все, что их занимает.

Такой молодежи легко внушить, что при социализме было много хорошего. Надежный способ — устанавливать памятники руководителям советской эпохи. Например, к юбилею первого секретаря Московского горкома КПСС товарища Гришина — чудовищного догматика и ярого коммуниста — мы открыли мемориальную доску и сказали сладкие речи. Повесили доску Андропову, тоже с самыми теплыми словами и добрыми воспоминаниями. Сейчас установим памятник Брежневу на Малой земле. Волгоград при любой возможности называем Сталинградом. Установили памятник Дзержинскому в городе Дзержинском — он очень много полезного сделал для молодой советской республики…

Вообще они все хорошие люди были. Идейные, правильные. С ними мы были как у Христа за пазухой, ничего не взрывалось, чеченцы были ниже травы, тише воды, поэтому не надо огульно отвергать завоевания социализма. Наоборот, надо брать оттуда все положительное.

* * *

Помимо идеологической подготовки населения к наступлению эры единодушия и единоначалия надо его еще подготовить физически — закрепить на местах, чтоб оно утратило мобильность. Потому что если граждане свободно перемещаются по стране, сложно следить за тем, как они соблюдают антитеррористический порядок.

Прежде всего нужно ввести прописку и учредить статью за бродяжничество. Строго потребовать от граждан встречать Новый год, Восьмое марта, Первое мая и седьмое ноября по месту прописки. Милиция в эти дни будет ходить по квартирам и считать членов семьи.

Что касается северокавказских республик, то их населению вообще запретят свободный выезд вплоть до окончательной победы над терроризмом. Любая поездка — только по разрешению ФСБ.

Закрепленным на местах гражданам раздадут биометрические паспорта. Биопаспорта — так они будут называться.

В плане борьбы с терроризмом это будет огромный шаг и мощный удар. Басаеву тогда точно придет конец, потому что у него биопаспорта не будет.

В Чечне введут не только биопаспорта и прописку, но еще и дадут людям возможность трудиться — а то у них там безработица, вот они и нанимаются пособниками террористов. Чтоб с этим покончить, все жители Чечни будут трудоустроены в сельские кооперативные хозяйства, организованные по лагерному типу: утром и вечером перекличка, днем работа в поле под наблюдением бригадира, члена партии.

До окончательной победы над терроризмом у нас будет только одна партия, все остальные запретят, как отвлекающие от общего дела.

Антитеррористическая Российская Народная партия — так она будет называться. На Антитеррористическую партию возложат важнейшую задачу — обеспечивать сплоченность и единство населения в борьбе с терроризмом. Чтоб вдали от Кремля — там, куда не дотягиваются руки его назначенцев, — не высказывалось никаких сомнительных мыслей в газетах, скажем, или в устном народном творчестве. Чтоб если случился теракт, средства массовой информации его не смаковали, не давили слезу, а передавали только сухую сжатую информацию. Или вообще ничего не передавали.

Антитеррористическая партия также возьмет под контроль религиозные отправления граждан, в особенности мечети и медресе, вокруг которых роятся зародыши терроризма, и постарается заслонить веру в бога верой в нашу победу.

И еще — самое главное: партия добьется того, чтоб никто никогда и нигде не связывал возникновение терроризма с войной в Чечне, много лет назад затеянной Кремлем. Все должны думать, что это просто такое вселенское зло на нас свалилось неизвестно почему.

А иначе нам терроризм не победить.

* * *

Вероятно, кто-то усмотрит в описанных антитеррористических мерах по наведению порядка признаки наступления диктатуры. На этот счет волноваться не надо, диктатуры не будет. Чтоб устроить настоящую диктатуру, типа сталинской, нужна группа совершенно отмороженных товарищей, которым ни деньги не нужны, ни блага всяческие, у них только Идея горит в больном мозгу синим пламенем, больше ничего.

Таких людей во власти сейчас, слава богу, нет. Там у нас в основном интеллектуалы, пофигисты и сибариты, не отягощенные моральными устоями, которые всегда хорошо устроятся, и единственное, что им не все равно, это деньги. Поэтому диктатуры не будет, а будет просто такая полувоенная коррумпированная хунта: сплоченность, единодушие и единоначалие вплоть до окончательной победы над терроризмом.



Партнеры