Boys-band закончился. Начался ВИА

8 октября 2004 в 00:00, просмотров: 989

Первое выступление коллектива случилось на празднике “МК” в Лужниках. Когда объявили группу “Премьер-Министр”, гробовая тишина была нарушена лишь двумя-тремя хлопками...

“Звуковая дорожка”, лето 1998 г.

Насколько задержится на отечественной эстраде новоявленный мальчишеский коллектив? По нашим прогнозам, такие проекты не могут продержаться более двух лет. Один год на сцене и выпуск одного альбома — вот традиционный путь групп такого плана...

“Звуковая Дорожка”, осень 1998 г.


Прошло шесть лет (со времени процитированных выше мудрых пророчеств “Звуковой дорожки”). И не то чтобы мы кликушествовали. Несколько раз даже почти хоронили “Премьер-Министра”. И уж в 2002 году, когда помпезно настроенные на “только победу” “ПМ” умылись лишь 10-м местом на “Евровидении” в Таллине, нестройно затянув испуганными хомячками свою “Nothern Girl”, мы голосили вдовьим плачем и справлялись у продюсера Евгения Фридлянда, куда наконец поднести памятный гвоздик от “ЗД” для заколачивания в крышку гробика “Премьер-Министра”. Г-н Фридлянд, обтесанный и вымуштрованный шоу-бизнесом человек, адекватно воспринимал незлобивый журналистский юмор и игриво советовал “заколотить этот гвоздик себе в... куда пожелаете”.


Про гвоздик мы вспомнили в прошлую пятницу, надрывно прокрикивая поздравления музыкантам и продюсеру Фридлянду в зале “Россия”, ибо если не прокрикивать, то ни фига бы не было слышно: голос заглушала не музыка, а многоголосие многотысячной толпы, метавшей на сцену букеты и дружно скандировавшей: “Мо-лод-цы!”

В то время как понятие “премьер-министр” в общественно-извините-политической жизни обрело безропотную функцию, фиктивную сущность и комичный образ, его музыкальная интерпретация — в образе группы “Премьер-Министр” — неожиданно отчебучила весьма громогласное и более чем содержательное публичное выступление. Если настоящие премьер-министры, даже самые успешные, по шесть лет в кресле никогда не задерживаются, то эти — попсовые, неоднократно почти похороненные, — шесть лет кротами рыли землю, лошадьми пахали, наработали профессиональный вес и музыкальный авторитет, которые со всей пафосной раздутостью и были представлены народу с совершенно нескромным названием “Премьер-Министр” в “России”. №1”. “А как же, пардон, президент?” — хотели было мы опять углубиться в политический юмор, но вовремя тормознули...

* * *

Вместо этого “ЗД”, скороговоркой распоздравив артистов с очевидным успехом и признанием публики, устроившей в зале “Россия” два дня битковых аншлагов, набросилась стыдить и унижать ПРОДЮСЕРА ФРИДЛЯНДА язвительным вопросом:

— Группе — шесть лет. Так ведь? И только сейчас вы показываете первую сольную программу. Это ж ни в какие ворота не лезет...

— Вообще, любой коллектив или исполнитель обязан, конечно, регулярно и желательно чаще, чем раз в шесть лет, создавать концептуальную сольную программу, — начал серьезно и вдумчиво отвечать на злобный вопрос г-н Фридлянд. — И идея у нас родилась давно, и желание было. Любые гастроли — а их у нас за эти годы, сам знаешь, было немало — все-таки некая усеченка. Там невозможно раскрыть артистов и коллектив в широком плане. Гастрольные рамки для этого достаточно узки. Но с другой стороны, я понимал, что для настоящего и правильного не просто концерта, а шоу ребята еще не готовы...

— И зачем тогда было париться так долго с этими неумехами?

— Блин, но я же не сказал, что они неумехи. Я сказал, что они не были готовы для настоящего, большого, концептуального шоу, которое мы наконец сделали и показали сейчас в Москве. Они были слишком молоды. Жаник вообще был несовершеннолетний, когда группа создавалась. Они были детьми и должны были созреть, наработать опыт как артисты, но как музыканты они всегда были сильными, поэтому я с ними и парился все эти годы: было с чем и ради чего. Теперь они заматерели, стали настоящими шоуменами, которые могут держать публику и два, и три часа. Ведь просто сидеть и смотреть на поп-концерте даже на расталантливейших музыкантов, если они будут только играть на инструментах или петь в микрофон, скучно. Не скучно только тогда, когда “просто” поют Пугачева или Макаревич. А остальные должны еще и шоу держать...

— Не лебединая ли песня — этот ваш “№1” в “России”? Шесть лет — все-таки уже предсмертный возраст для бойз-бэнда, и я, если честно, немного в шоке от этого необъяснимого для меня, не слишком большого фаната “ПМ”, всенародного психоза...

— Опять нас хоронишь! Вот ведь настырность какая. Скажу так: мы не бойз-бэнд.

— То есть?

— Если бы “ЗД” дала себе труд не размахивать годами тем самым пресловутым “гвоздиком” в крышку нашего “гробика”, а вникнуть, то вы бы сами прочухали фишку и нашли объяснение не затухающей, а разрастающейся с годами популярности “Премьера”.

— Нет, ну мы, конечно, видим достоинства, сильно разнящие “ПМ” с традиционным бойз-бэндовым форматом: и “живопоючесть”, так сказать, очень похвальную; и, при всей примодненности, умеренную падкость на скоротечные “фишки сезона” с упором на базисные ценности вроде соул и ритм-энд-блюза... В общем, вы хотите всегда казаться серьезнее бойз-бэнда...

— Пять баллов! А чего ж это раньше ваша “ЗД” молчала?

— Ну, это очевидные вещи...

— Они и есть тот самый секрет. Просто после “Евровидения”, когда мы действительно ощутили некий кризисный момент (хотя для раскрутки в стране даже 10-е место принесло нам огромные дивиденды), мы постарались перепозиционировать себя из классического бойз-бэнда, коим, по сути, действительно были, в сторону более серьезного ВИА — вокально-инструментального ансамбля.

— В “Самоцветы”, что ли?!

— Это так кажется, что термин “ВИА” — удел прошлого. Под ВИА я имею в виду настоящий, высокопрофессиональный эстрадный коллектив, группу, умеющую, во-первых, работать для самой широкой публики и, во-вторых, представляющую собой полноценный творческий коллектив, в котором абсолютно самодостаточные музыканты тире артисты сами поют, сами сочиняют, сами танцуют и в большом шоу могут показать все, на что способны...

— И теперь, когда все заматерели, можно ожидать не только спорадических хитов, но и более частых “концептуальных премьер” вроде этой?

— Мы уже приглашаем всех на “№2”.

— Когда?

— По крайней мере, значительно быстрее, чем через шесть лет.

— Вы мечтаете стать музыкальным монументом вроде тех же “Самоцветов”?

— Мы хотим стать монументом самим себе — “Премьер-Министру”.



* * *

Сами “Премьеры”, пока мы с их продюсером точили лясы, лезли из кожи вон, стараясь очаровать и без того очарованных зрителей: случайных посетителей в зале не было. Любители их музыки подготовились к премьерному шоу “Премьеров” основательно и перевыполнили план цветочных киосков в округе на квартал вперед. Весь этот ритуал подношения пахучей флоры к ногам кумиров после каждого номера действительно напоминал больше атмосферу классического ВИА-концерта, нежели угар бойз-бэнд-шоу: бойз-бэнды в мире обычно либо освистывают от восторга, либо забрасывают всяческими интимностями нижнего туалета — трусишками, бюстгальтерами... Тут — все чинно.

На сценографию продюсеры не поскупились: выстроили самый большой из когда-либо использованных в России светодиодный экран. Больше по размеру “ЗД” видела только в туре у Мадонны и у Селин Дион в Лас-Вегасе. Графика с анимацией, специально созданной для каждого из 27 номеров, впечатляла, конечно, меньше, чем в Лас-Вегасе, но больше, чем у кого бы то ни было здесь, что тоже похвально. На площадке над экраном — одна барабанная и две перкуссионных установки. Стильно. Бархатный задник — в битом стекле. Все искрится и сверкает. На сцене беснуется с дюжину отменных сессионных музыкантов, создающих плотный звук и изящные импровизации на известных хитах. Импровизируют и “Премьеры” — голосами. Постоянно кто-то прыгает, танцует и жонглирует. Шарики, ленточки, звездочки. Не хватает только Марыли Родович с песней “Эти ярмарки-краски”...

Зато есть Лариса Долина, Владимиры Пресняковы — стар и млад, Аркадий Укупник на бас-гитаре, Юля Началова и “Любовные Истории” и вся обойма “Народного артиста”: Панайотов, Чумаков, Гоман и “Ассорти”. Однако свой приз зрительской симпатии “ЗД” отдала бы дуэту “Премьеров” с Борисом Моисеевым. Не потому, что Боря выпорхнул в непривычно брутальном для себя наряде гламурного рокера, и даже не потому, что Борин “Учитель Танцев” был препарирован почти в глэм-роковой стилистике, а потому, что бедному Боре на этом сугубо живом концерте не оставалось ничего, как петь с артистами вживую. Оказалось, что “live” наш “просто крошка” БМ звучит не хуже, чем на своих чувственных треках: томно, страстно и местами даже хрипло. Ноты здесь не главное. Главное — настроение...

Зато у самих “Премьеров” с нотами на этот раз (если не вспоминать “Евровидение” треклятое) все вышло пучком. Видно, как готовились, старались и надрывались. К тому же каждый из артистов позволил побаловать себя и публику тем сокровенным “своим”, что, может, не всегда уместно в групповом режиме скоротечных выступлений на сборных солянках.

Пит (Джейсон) в “Радиоволне” собственного сочинения наконец дал волю кенийским генам и натащил на сцену целую ватагу хоть и белых, но рэперов, которые своими речитативными вставками разбавляли лирические страдания мулата-шоколада. Жаник (Григорьев-Милимеров) танцевал с “Группой Захвата” настоящий брейк и даже не сбил дыхания. Слава (Бодолика) выдал смертельное соло на скрипке на тему родного молдавского фольклора при поддержке собственного папы с аккордеоном, прилетевшего “ради сыны” специально из Кишинева. Ну а Марат (Чанышев) своего пока ничего не сочинил, зато “дал Галкина”, если не Верку Сердючку: облачился в цветастое платьишко и спел голосом Надежды Кадышевой их прошлый дуэтный шлягер “Плачет Дождик”. Говорят, он еще изумительно пародирует Лагутенко, Лещенко и даже... Влада Сташевского.

Обычно, когда группу хвалят так называемые “профессионалы”, то с широким признанием и народной любовью возникают проблемы. У “ПМ” помимо их плюсов и минусов есть особенность: и популярность в массах с семью очень здорово проданными альбомами, успешными гастролями и аншлаговой премьерой в Москве; и похвала со стороны экспертов и коллег, обычно крайне придирчивых, саркастичных и скептичных. Было бы действительно странно, если бы такая смесь оказалась нежизнеспособной...






Партнеры