Москву переколбасят

9 октября 2004 в 00:00, просмотров: 172

В октябре колбаса подорожает на 10%. Такую убойную новость выдали на днях московские мясокомбинаты. С чего это вдруг? Говорят, что постоянно дорожает сырье — сырое мясо. И чтобы не прогореть, им придется ежемесячно пересматривать свои цены. Не исключено, что вырастут они до конца года процентов на 30. А где гарантия, что вслед за колбасой не перепишут ценники на молоке, хлебе и овощах и обещанная правительством 10%-ная инфляция не окажется очередным надувательством?

Что будет с потребительской корзиной москвича? Этот вопрос мы задали заместителю руководителя Департамента продовольственных ресурсов Москвы Виктору ОЛЬХОВОМУ.

— К сожалению, все столичные мясокомбинаты сегодня работают на импортном сырье — его закупают до 70%. А зависеть от чужого рынка всегда дорого: оптовая цена мяса в основных странах-производителях в этом году выросла в среднем на 50—100%. Надеялись, что введем у себя квоты на импорт мяса, и селяне начнут его больше производить. Но в прошлом году резко поднялись цены на зерно — стопроцентный корм для того же свиноводства. И многие хозяйства по этой причине вынуждены были сократить поголовье свиней.

По всей России упало и производство говядины. Стоит ли удивляться тому, что в январе этого года килограмм говядины на отечественном оптовом рынке стоил 52, свинины — 51,4 рубля, а уже в сентябре — 64,8 и 75 рублей соответственно. Единственное, что не дорожает, — это курятина. Заметьте, все это время мясокомбинаты цены на свою продукцию резко не поднимали. В результате докатились до того, что экономика их колбасного производства сейчас либо нулевая, либо близка к тому. Вот потому-то они и пошли на эту вынужденную меру — иначе просто прогорят.

Вообще-то запасы мяса в Москве есть — 65 тысяч тонн. И они не падают даже при росте цен, что еще позволяет мясокомбинатам торговаться. Некоторые из них выживают благодаря собственным производствам. Но если бы работали “с колес”, рынок поставил бы их на колени.

— Виктор Иванович, а что будет со всей остальной провизией, не подорожает ли?

— Вряд ли! В этом году зерна в России много. И у правительства Москвы сейчас в амбарах 321 тыс. тонн. Примерно такой полугодовой запас у нас был и в прошлом году, что позволило держать цены на хлеб. Исходя из этих запасов резервного зерна, скажу: предпосылок для роста цен на хлеб в столице нет. Если, конечно, зимой резко не подорожают бензин, электроэнергия, коммунальные услуги. А они могут “потянуть” цену вверх. У нас же все хлебопекарни “сидят” на электропечах.

На этой неделе мы завершаем закладку картофеля. Все овощи уже заготовлены на зиму. Дефицита не будет: выращен и собран прекрасный урожай. Сегодня нет оснований и для повышения цен на молочную продукцию. Мы выделили молокозаводам льготные кредиты на закупку сухого молока и творога. Сейчас весь этот молочный запас (а он достаточный) уже хранится в камерах при минус 18 градусах. Так что в пургу и снежные заносы, когда цельное молоко будет трудно доставить на столичные молокозаводы, москвичи без молока не останутся. Благодаря запасам мяса, зерна и всего остального нам удается удерживать цены на продукты в Москве. Уже больше года они, конечно, растут, но меньшими темпами, чем по всей России.


Почему так трудно поверить официальным цифрам?

С начала года поездка в столичном метро подорожала на 30%. А телефон — больше чем вдвое. Ну и где они — официальные цифры? Впрочем, ничего удивительного. Индекс инфляции — это та самая средняя температура по больнице. У Госстатистики своя методика. Нужный параметр определяется более чем в 200 населенных пунктах, где специальные люди раз в неделю замеряют цены по сверхсложной формуле. Сложность, правда, заключается в том, что проверить их работу практически невозможно. Где именно фиксируются цены (на рынке, в палатке или в супермаркете), ходовой товар или залежалый — этого не скажет никто. Зато — по странному стечению обстоятельств — ответ в конце будет правильным: цены в стране растут прямо по президентскому наказу.

К тому же Москва для статистиков — исключение. Здесь сконцентрирована львиная доля нефтедолларов. И вообще, более 85% всех российских денег. А раз есть деньги, будет и рост цен. И никакого мошенничества — во всем виновата математика и теория больших чисел.



Партнеры