Страна под кокаином

26 октября 2004 в 00:00, просмотров: 522

Начало театрального сезона идет под знаком кокаина. Вслед за Театром им. Гоголя по теме наркотиков отметился Российский молодежный театр. Здесь “Роман с кокаином” загадочного г-на Агеева поставил талантливый режиссер из Новосибирска Олег Рыбкин по инсценировке Натальи Скороход.


Аншлаг этому “Кокаину” обеспечен хотя бы потому, что его могут посмотреть только 42 зрителя. Два ряда стульев, а перед ними — узкое пространство, задрапированное двумя белыми простынями, один скелет здорового коня с куриными лапами, и все это с трудом умещается на сцене 4-го этажа. Дефицит площадей заставил режиссера использовать даже двери. Двери — зрительские и артистические — беспрестанно хлопают. Потому что здесь не ходят, а бегают, сюда врываются — санитарки, гимназисты, девицы легкого поведения, кокаинисты... Все — скоро, с шумом, местами с криком. Впрочем, кокаинисты появляются последними в этом печально-бредовом расследовании жизни некоего красавчика Вадима Масленникова.

Молодой человек приятной наружности с порочными глазами с поволокой (Степан Морозов) еще до того, как пристрастился к кокаину, испытывает раздвоение личности и кайф от этого. Причем независимо — дурной или хорошей стороной оборачивается к жизни его натура. Будучи гимназистом последнего класса, он заразил невинную Зиночку сифилисом, единственный заступился перед гимназическим начальством за товарища. Будучи бедным среди богатых, стыдится собственной матери — суетливой, с выцветшими глазками дамы — и от сильных душевных чувств не смог овладеть любимой женщиной Соней... Душевную смуту по поводу раздвоения сознания и дурноту своих поступков главный герой сам комментирует цитатами из романа от первого лица, и этот на первый взгляд простой прием придает “Кокаину” и глубину, и подобие галлюцинаций одновременно.

Вообще надо сказать спасибо г-ну Агееву: описанные им глюки — изумительный подарок любому режиссеру и актерам. Весь бред постановки можно списать на них, их же использовать как отмычку ко многим сценам и ими задрапировать слабости постановки или игры. Игра в кокаинистской команде пока не очень ровная, но исполнитель главной роли, Степан Морозов, по счастью, не использовал в работе манких красок неврастеника, а тонко провел своего героя по грани черного и белого. Среди мужских ролей выделяются Александр Гришин (Буркевиц) и Алексей Розин (Егоров). А режиссер Рыбкин, со своей стороны, обошелся с подарком от автора более чем деликатно и без спекуляции на актуальной теме. Все фантазии мотивированы и не лишены юмора и иронии. Сцена в цветочном магазине — роковая женщина Соня Минц (Ирина Низина) отправляет цветы Вадиму, который приходит в магазин за цветами для нее же. Между ними — продавщица (Ульяна Урванцева). Диалог влюбленной пары разбавлен богатой комической мимикой с редкими репликами — драма об руку с цирком, да и только.

Ульяна Урванцева, как и другие актеры, играет в “Кокаине” сразу несколько ролей. Острохарактерный рисунок всех ее персонажей заставляет поздравить труппу с актрисой редкого комического амплуа. В гротесковом стиле сделана и сцена “понюхона” (групповое нюханье кокаина). Представлен он обстоятельно, с подробностями и может служить наглядным уроком для начинающих кокаинистов.

Однако, ясный перец, не кокаина ради затеян спектакль. Конец у всех кокаинистов — литературных и реальных — печален. У Рыбкина он философичен: все линии и идеи романа сведены и крепко увязаны в мощно сделанном финале — божественное и дьявольское, преступление и наказание — как личности красавчика Вадима, так и всей страны, которая давно под кокаином.




Партнеры