“Я рисую сны, там я зрячий”

5 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 142

Ослепнув, он стал рисовать по холсту пальцами. Рука не чувствовала кисть. Глаза не видели, что творят руки.

Тогда жена вырвала у него неоконченную картину: “Хватит заниматься ерундой, тебя никто не поймет! Слепых художников не бывает...”

Это было 10 лет назад. А сегодня работы Мансура Закирова есть в Третьяковке и Пермской государственной художественной галерее, в частных коллекциях Селезнева, Швыдкого, Соломина и Шевчука.

4 ноября в галерее общества “Филантроп” открылась его персональная выставка. Накануне с художником встретился корр. “МК”.

Даже во время нашей встречи Мансур ни на минуту не выпускает из рук стамеску — работает над новым деревянным барельефом. Аккуратно вырезает впадинки, ощупывает их пальцами и стряхивает опилки на пол. На дереве иногда остаются капельки крови — со стамеской он работает на ощупь.

Первые несколько лет после наступления слепоты он занимался только барельефами — сейчас в его коллекции более 100 деревянных работ.

— На мне как на живописце поставили крест, — рассказывает Мансур. — Для коллег я выпал из этого мира, умер, перешел в другую жизнь. А я сжал зубы: все равно встану на ноги!

Поначалу было очень тяжело, признается Мансур, пришлось учиться ориентироваться на плоскости, представлять в голове цвета, думать, как смешивать краски. Ориентироваться на полотне я могу только на ощупь. Жена грунтует холст, а я набиваю на нем иголкой с ниткой шишечки — будущие сердцевинки цветов, глаза птиц или узоры на крыльях бабочек.

Нитяные узелки да подрамник — вот и все “маячки”, которые помогают Закирову представить будущую работу. По этим ориентирам он рисует то, что никогда не сможет увидеть. Но кажется, что цветы на его полотнах можно пощупать руками — до того они выходят живыми.

— Образы для своих работ я беру из снов. Только там я еще зрячий... Но я не падаю духом и не хочу превращаться в инвалида первой группы.

На выставке представлено 25 полотен, на которых цветут яркие васильки, ромашки, хризантемы и фантастические розы — любимые цветы слепого мастера.

— Мансур мог бы и не состояться как художник, если бы не слепота, — считает председатель клуба коллекционеров изобразительного искусства Валерий Дудаков. — До потери зрения его картины были менее самостоятельны и оригинальны. Но сейчас его работы просто удивительны — в них органично сочетаются профессионализм и наивность.

Говорят, Закиров работает по 12 часов в день. И очень обижается, когда супруга по доброте душевной пытается ему помочь. Даже картины свои художник подписывает сам. И не знает, что автограф “Слепой Мансур” иногда стоит вверх ногами...




Партнеры