Спецназ вошел в школы

12 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 1126

— Все на пол, руки за голову! На пол, я сказал! Кто поднимется — убью!

Автоматные очереди. Люди в камуфляже, обвязанные взрывчаткой. Порядка пятидесяти человек — на полу актового зала на коленях.

Это не “Норд-Ост” и не Беслан. Это военные сборы заместителей директоров школ Центрального округа столицы. В Подмосковье, в оборонно-спортивном лагере “Мечта”, для работников образования были проведены антитеррористические учения, максимально приближенные к реальности.

В военных сборах работников образования принял участие спецкор “МК”.

Демаркационная линия и сухой закон

...Идея устроить военные сборы для замдиректоров школ по безопасности родилась месяц назад — здесь, в лагере с романтичным названием “Мечта”. Начальник Управления образования Центрального округа Вера Лопатина вежливо слушала рассказы лагерных руководителей о том, как “Мечта” перевоспитывает даже самых трудных подростков. И вдруг — неожиданный поворот.

— А за взрослых возьметесь? — спросила Вера Ивановна.

Администрация подумала и согласилась.

Приказ о введении в штатное расписание школ должности “заместитель директора по безопасности” появился 1 сентября с.г. Идея — на 2 месяца раньше. Зачем нужны новые замы, никому рассказывать не пришлось. Но каковы их обязанности — вряд ли могли объяснить не только директора учебных заведений, но и сами вновь назначенные. Потому и появился беспрецедентный проект — ввести свежие кадры в курс дела непосредственно на практике. Так работники образования Центрального округа стали “подопытными замами”.

Внешне “Мечта” ничем не отличается от обычного пионерлагеря. Понятное дело: если есть забор, в нем должны быть дыры. Одну я нашла. Но в лучших традициях оборонных сооружений прямо за забором — ров с водой, а потом — сплошная демаркационная линия: кочки, овраги и поваленные деревья. Пришлось ограничиться прогулкой внутри “Мечты”. Если идти на звук выстрелов — попадешь в тир. Если на запах — в столовую. Здесь во время обеда обнаружилась еще одна особенность “Мечты”: весь обслуживающий персонал — солдаты-срочники.

Строить замов по безопасности начали сразу. На плацу, в колонны по три, сигареты отставить, разговоры тоже.

— Так, товарищи, лекции начинаются сегодня, — строго, по-военному начал ответственный за проведение “мероприятия” замначальника управления образования Станислав Макаров. — Насчет сухого закона всех предупредили или не надо? А откуда смех, я не понял?

Макаров оказался поистине бесценным человеком. Его по-военному отточенные афоризмы типа “тетради все взяли или я не вижу?” вызывали у народа нескрываемую ностальгию по срочной службе в Советской Армии. Тем не менее сухой закон соблюдали. Почти все.



“Захотят — возьмут любую школу”

В первый же день сразу после обеда для штатских устроили занятие. Офицер спецназа подробно объяснил, как обращаться с ПМ и “калашниковым”.

Анатолий Кулешов, замдиректора по безопасности детского парка “Тверской, 2”, срочную службу проходил в Таджикистане, на границе. Потом — 12 лет “в одном из специальных подразделений”. В каком — не говорит.

— Сначала организовали военно-патриотический клуб, — рассказывает Кулешов. — 5 лет работали с детьми на общественных началах: в лес их таскали, проводили игры “на выживание”, летом организовали стационарные лагеря — по 2—3 недели. Потом позвали замом — согласился.

Первые дни Анатолий гулял по парку — прикидывал, как бы он организовал захват или теракт. Потом систематизировал свои наблюдения и продумал методы защиты.

— Террористы захотят — возьмут любую школу, — говорит Кулешов. — Технические средства смысла не имеют: поставь на заборе камеру — ее сразу же украдут. Максимум, что сможет в случае нападения сделать охранник, даже с пистолетом, — застрелиться. Я, кстати, вообще против вооружения школ — это источник добычи пистолета для бандитов или провокации для тех же террористов. Если даже допустить, что вооруженный человек застрелит одного-двух нападающих, представь, сколькими трупами ответят они. Единственный вариант — превентивное запугивание, или “меры огородного характера”. Скажем, я провожу занятия по патрулированию территории — со мной ходит группа старшеклассников в камуфляже. Люди это видят, и если допустить, что мое учебное заведение рассматривается в качестве объекта захвата или теракта, то разведгруппа террористов двадцать раз подумает, не поменять ли им этот объект на другой, попроще...

В детском парке проблем хватает уже сегодня. Систему безопасности создали своими силами: без разрешения на территорию не допускается ни одна машина, в своем кабинете Кулешов установил автомобильную радиостанцию — помогли друзья из МЧС. Так что даже если “отрубят” телефон, останется возможность связаться со спасателями по радио.

— Рядом с нами еще два института, — говорит Анатолий. — Постоянно на территории парка молодежь гуляет. Пиво пьют, курят — понятное дело. Я, кстати, не против. Во-первых, практически всех знаю в лицо, общаемся, разговариваем, во-вторых, если они заметят что-то, расскажут мне.

Иными словами, замдиректора организовал собственную агентурную сеть, не отходя от учебного заведения.

По информации ФСБ, в качестве разведывательных групп для рекогносцировки местности могут использоваться старики, женщины, бомжи. В их задачу входит сбор информации о возможном объекте захвата. Без помощи местных жителей отследить таких “разведчиков” практически нереально.



Товарищ военный, а нам оружие дадут?

Сборы были построены традиционно: лекции и практические занятия. О тонкостях нашего законодательства рассказал сотрудник академии МВД, о взрывных устройствах — специалист ФСБ. Практические занятия выглядели своеобразно: сначала товарищ из МВД оставил у дверей актового зала свой дипломат. Провокация не удалась: замдиректора 613-й школы обнаружил “подозрительную бесхозную сумку” сразу же. Получасом позже сработала пожарная сигнализация — пока народ искал источник звука, все тот же зам сориентировался и предложил коллегам начать эвакуацию. Неудивительно, кстати, — тоже бывший спецназовец (а спецназ, давно известно, бывшим не бывает).

Но самый большой ажиотаж, разумеется, вызвала огневая подготовка. Вопрос: “Когда стрелять пойдем?” — стал фразой дня. Обещали пистолет Макарова, для желающих — автомат.

— Руки-то помнят, — довольно улыбался один из замов. — Видел, как я в “десяточку” попал? Два раза!

— Это перед вами бойцы стреляли, — быстро охладил штатского офицер. — Просто новые мишени не успели повесить...

Тем не менее победитель турнира по стрельбе показал довольно неплохие для работника школы результаты: 26 очков на 3 выстрела из ПМ и 73 очка — из 100 возможных на АКМ.

Отстрелялись все. Даже единственная на сборах женщина — замдиректора Валентина Храбрая.

— Что-то полезное почерпнули для себя, Валентина Андреевна?

— У меня особый “объект” — санаторный детский дом №39 на станции Зеленоградская. Территория большая, забором огорожена, но между зданием и забором — лесопосадка. Значит, нужны дополнительные меры безопасности. С моей точки зрения, такие сборы надо проводить регулярно. Ведь мы многого не знаем. Как я узнала, взрывные устройства могут быть закамуфлированы под что угодно. Именно об этом надо предупреждать детей.

По информации ФСБ, в одном из последних приказов Масхадова речь идет о “направленных мини-диверсиях на территориях школ Москвы” с использованием мин-ловушек. Основная рекомендация — прятать взрывные устройства в те предметы, которые могут заинтересовать подростка и ребенка: сигареты, кассеты, игрушки, книги.



Подмосковный захват

“Учебный захват и освобождение” были назначены на последний день сборов. Накануне вечером я случайно стала свидетелем познавательного диалога: спецназ, который должен был сыграть террористов, консультировался со спецназом-“освободителем”.

— Основная идея: они должны почувствовать и понять, что такое захват. Без стрельбы не обойтись.

— Это понятно, только вы все-таки без фанатизма. Вы красиво захватываете, мы красиво освобождаем...

Половину замов оставили в актовом зале, остальных вывели на улицу — наблюдать за действиями по освобождению. Сценарий — краткосрочное нападение: к зданию подлетает “Газель”, резко тормозит, оттуда выпрыгивает группа “боевиков” и моментально проникает в зал. Задачи две. Первая — дать представление о том, как происходит захват, продемонстрировать “вживую”, что обычно делают террористы и как себя при этом вести. Вторая и, пожалуй, главная, — показать, как проходит освобождение, чтобы “освобождаемые” не боялись действий спецназа и не мешали.

— Голову ниже! — кричит “террорист”. — Ниже!

Несколько автоматных очередей, кругом гильзы, запах пороха. “Боевики” грамотно рассеиваются по периметру зала, минируют несущие конструкции, одному из “заложников” дают в руки гранату, предупреждая: “Дернешься — взорвется”.

Так проходит минут 20. В неудобном положении — на коленях на полу — ноги затекают на раз. Вдруг — звук взрыва. Это один из возможных сценариев освобождения: отвлекающее действие, которое вынуждает “террористов” переключить внимание. Именно в этот момент, с точки зрения спецслужб, заложникам очень важно не испугаться самим, а если речь идет о захвате школы — не напугать детей. И когда начнется штурм, не паниковать, а лечь на пол и прикрыть голову руками.

“Захват и освобождение” проходят по плану. И хотя все участники сборов были предупреждены о “теракте”, многим не по себе. И все-таки основной мотив “прощальных выступлений” обнадеживает.

— В образовательном учреждении нужен подготовленный человек, — говорит замдиректора школы №1262 им. А.Островского Николай Бородин. — Для меня многое из того, что говорили и показывали, — не новость, 10 лет отслужил на Северном флоте. Но для тех, кто никогда не занимался проблемами безопасности (а их около 50% среди замов), эти учения просто необходимы. Вокруг школы нужен, если можно так выразиться, условный блокпост. Первый барьер — наружное ограждение, второй — контролируемый проезд автомашин на территорию, третий — охранник, четвертый — тревожная кнопка, и так далее.

— Сборы и показали наш потенциал, и выявили слабые места, — говорит инициатор мероприятия, начальник окружного Управления образования Вера Лопатина. — Часть замов по безопасности были приняты на работу только временно. Их дальнейшую судьбу будем определять в том числе и по результатам этих сборов. Для меня, кстати, оказалось приятной неожиданностью то, какие люди пришли в школы — это же цвет нашей армии. Они не просто замы по безопасности — они тот самый образец мужчины, которого не хватает нашим ребятам.

— Вера Ивановна, а насколько была оправданна такая жесткая программа?

— Программу готовили специалисты МВД и ФСБ. Понятно, что они опирались на свою информацию. Сейчас рассматриваем ряд новых предложений: одно из них — внести в план работы по безопасности опыт школ Израиля.

По информации ФСБ, перед началом учебного года в качестве возможных объектов для теракта террористы рассматривали несколько московских школ и одно из зданий МГИМО. В столице планируемую акцию удалось предотвратить.








Партнеры