Гениальный шалопай

Сегодня Сафину — 25!

27 января 2005 в 00:00, просмотров: 404

В прошлом году Марат Сафин сделал себе очень дорогой подарок ко дню рождения: в четвертьфинале Открытого чемпионата Австралии одолел амбициозного американца Энди Роддика. Сейчас, спустя год, ему снова предстоит “именинный” суперматч. 27 января Марату исполнится 25 лет — и он выйдет на корт против Роже Федерера. Недосягаемой первой ракетки мира.


Соперники встречались между собой 7 раз, в том числе в финале Australian Open-2004. И лишь однажды — в четвертьфинале Кубка Кремля-2002 — Сафину удалось победить швейцарца.

Кошки-мышки

На корте Марат любит играть с противником в кошки-мышки. И делает это мастерски. Матч за выход в четвертьфинал нынешней “Австралии” с “карманным” бельгийцем Рохусом напоминал мультфильм “Том и Джерри”. Правда, победил в итоге не “мышонок”-Рохус (его уж как только не называли, он давно не обижается), а Сафин, которого скорее с тигром, нежели с котом хочется сравнить. Марат артистично атаковал соперника, но тот с феерической скоростью летал по корту и доставал практически все! Казалось, ему плевать на свои метр шестьдесят три, которые он гордо называет “метр шестьдесят пять”. И первый сет Рохус выиграл — 6:4. Лишь на тай-брейках Сафину удалось одолеть его в трех следующих партиях.



Мегазвезда

В 20 лет Сафин выиграл US Open и стал мегазвездой. Его лично поздравил экс-президент США Билл Клинтон, даже пригласил в свою ложу. Не мог не признать триумфа “русского мальчика”, о котором за неделю до турнира большинство зрителей даже не слышало...

Зато в далекой Испании, где Марат уже несколько лет жил и тренировался, за его здоровье активно пили многочисленные сеньоры и сеньориты. В Валенсии его считали своим.

— Помню, как мне поначалу было тяжело, — вспоминает Марат. — Погрузили в самолет и отправили одного в чужую страну. Первое время скучал, злился. (В знак протеста даже пробовал курить и прокалывал ухо! — Е.Ш.) Не очень-то порадуешься жизни, не зная языка, с пятью долларами в кармане — на мороженое и проезд в городском транспорте. К тому же хозяйка, у которой жил, суровая была: по ночам в холодильник залезать не давала. Не велено, и все тут: режим! Тяжело было, это правда. Зато потом я все понял и оценил. Когда все остальные московские ребята, которые начинали со мной и обыгрывали меня, с теннисом завязали. Я бы тоже давно не играл, если бы остался дома. Так что спасибо родителям — что заставили рано повзрослеть.

Все считали, что семья Сафиных купается в богатстве. На самом деле они жили в крошечной “двушке” и даже ремонт не могли себе позволить.

Однажды на Кубке Кремля года три назад я встретила его маму Раузу Исланову. Почему-то она не шла на трибуны, хотя Марат как раз должен был играть.

— Неужели вы совсем не волнуетесь за сына? — спрашиваю удивленно, а она спокойно так отвечает:

— Если каждый раз волноваться, никаких сил не хватит. К тому же он не любит, когда мы на трибунах.

На самом деле никто так не переживает за Марата, как Рауза. Она удивительная женщина, красивая, волевая. На себя у нее времени не хватает вообще, даже здоровьем заняться некогда. Она все время думает о дочке и о сыне. И Марат знает это, не раз говорил: “Родители слишком нервничают, я это чувствую...”



“Просто она очень старая, и ей надоело собирать полотенца...”

Сейчас трудно узнать в Марате трепетного мальчика — из тех, что переводят старушек через дорогу. А ведь он действительно переводил. И тяжелые сумки таскать помогал. Был даже случай, когда до слез растрогал Марка Россе. Как-то после матча на “Санкт-Петербург Оупен” оказался в раздевалке со знаменитым швейцарцем. Тот в недоумении слушал ругань старухи-уборщицы, которая подбирала с пола брошенные полотенца и бранилась: “Вот девки играли, так им по четыре полотенца давали, а мужикам почему-то по семь”. Швейцарец смутился, он как-то не привык к такому сервису, и недоуменно спросил у Сафина: “Ей что, мало платят?” — “Да нет, просто она очень старая, и ей надоело собирать полотенца”, — ответил Марат и принялся бабульке помогать.

Марат всегда отличался широтой души. Удивительно, он перебил за свою карьеру столько ракеток: с досады, от злости, просто для разрядки, а между тем ради справедливости иногда отказывался от собственных очков! К примеру, в 1998 году во время матча с Густаво Куэртеном он указал судье на ошибку, когда тот засчитал розыгрыш в его же пользу! Редкий случай в теннисном мире.

Однажды я его спросила:

— Ты злишься на соперников, когда проигрываешь?

А он так спокойно ответил, как будто сроду не расколачивал инвентарь:

— Все зависит от того, как человек себя ведет на корте. Если нормально, по-джентльменски, то может даже в пух и прах меня разбить, я злиться все равно не буду.

Однажды Шамиль Тарпищев сказал, что Марат слишком мягкий человек. Ему не хватает внутреннего стержня, жесткости, и многие норовят использовать его доброту. Но он этого не видит.

— Ты плакал когда-нибудь? — спросила его однажды.

— Много раз пытался, но у меня не получалось. Мне проще ракетку сломать. И сразу становится легче...



Марат и Сильвия

Свою первую любовь Сильвию он встретил лет в 15 — на одной из тренировок в академии Альварино. Они были помолвлены, но свадьба сорвалась. Может, родители боялись, что Марату слишком рано связывать с кем-то свою судьбу: у него ведь такая карьера впереди! Однако сейчас мы наблюдаем парадокс: такой талантливый красивый молодой человек остается один. Вероятно, теперь он слишком богат, чтобы верить в женское бескорыстие...



Без слез на сердце легче

Когда свершился триумф на Кубке Дэвиса-2002, почему-то подумалось: Шамиль Тарпищев был головой команды, Женя Кафельников — сердцем, а Марат — душой...

После той исторической победы Сафин был абсолютно счастлив, но потом почувствовал усталость и апатию. Порвал связку и никак не мог ее вылечить. Потом снова повредил голеностоп — так, что страшно было наступать. Сезон не клеился. Народ уже хоронил его карьеру.

Но на старте прошлого сезона у Марата будто открылось второе дыхание. “Он удивительно внутренне повзрослел!” — удовлетворенно заметил новый тренер Петер Лундгрен, унаследованный от Федерера. А агент Йон Цириак, который в свое время так грамотно отхватил этот лакомый кусочек, заявил: “Еще недавно Сафин вел себя как шалопай, но сейчас изменился. Перед ним надо ставить высокие цели, и тогда при умелом подходе этот бриллиант засверкает”.

Что ж, сейчас самый подходящий момент, чтобы довести огранку до совершенства. Четвертачок все-таки. Пора!







Партнеры