Нирвана в пальмовом цветке

Цейлонскую бумагу делают из слоновьих отходов

26 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 329

Уже полчаса мы бредем, утопая в белом песке, по совершенно пустому пляжу. Слева — бирюзовый океан до горизонта, справа — рощи кокосовых пальм. Не видно гостиничных секьюрити, в обязанности которых входит сбивать спелые кокосы, чтобы они не свалились на головы туристам. Прогулочные баркасы вытащены на берег. Отели практически пусты.

— Ехать отдыхать в страну, где погибло в цунами столько людей, — кощунство! — слышали мы в Москве.

— Мы не смогли приехать после цунами, чтобы помочь спасателям разобрать обрушившиеся дома, мы решили помочь народу Шри-Ланки по-другому: купили путевки и приехали сюда отдыхать, — говорят встреченные нами туристы из Швейцарии. — Народу, перенесшему столько страданий, нужна наша поддержка, теперь мы должны думать о живых, мы не можем оставить их без работы.

Услышав русскую речь, к нам тут же сбегаются торговцы фруктами и сувенирами: “Скажите россиянам, пусть приезжают к нам в Шри-Ланку! Отели восстановлены, эпидемии нет!”.


— Французы, немцы, англичане в отличие от русских туристов не стали требовать компенсации за неиспользованные путевки, вложенные деньги они посчитали своей гуманитарной помощью пострадавшей в цунами Шри–Ланке, — говорит генеральный директор крупной туристической компании Фархад Бабаханов. — У нас же СМИ до сих пор пугают туристов эпидемией малярии и холеры. А “малярийные” районы на острове находятся только на востоке страны — в повстанческой зоне, где нет ни одного отеля. Приходилось читать, например, что чая цейлонского больше не будет, что плантации смыты цунами, а они все находятся в высокогорных районах. Из 263 отелей 189 вообще не пострадали. А теперь восстановлена абсолютно вся инфраструктура.

За неделю мы объехали все побережье к югу от Коломбо и к северу от Негомбо — излюбленные места отдыха российских туристов. Картина одна и та же: отели сверкают вновь вставленными стеклами, постелен новенький паркет. По расчищенному пляжу расхаживают непуганые бакланы, около бассейнов — немногочисленные туристы из Европы, для которых действуют специальные скидки.

Для наших туристов туроператоры готовят также специальное предложение. Цены на путевки в Шри-Ланку будут снижены на 35%. Новая ценовая политика будет действовать до октября.

Русских туристов на острове обожают: они оставляют в стране в пять раз больше денег, чем, например, немцы. А то, что каждый из россиян способен открыть для себя на острове еще один мир, очень непохожий на наш, убедились мы, исколесив страну вдоль и поперек.

Геккон на счастье

— Аюбован! — приветствуют нас в гостинице, вешая на шею бусы из цветов арэлии. Оказавшись в холле, где работает кондиционер, потягивая прохладный сок королевского кокоса, мы уже не чувствуем себя как в русской парной.

Через день организм привыкает, и никто из нас уже не носит с собой литр воды для приема внутрь и вовне — на голову. Да здравствуют тропики!

— Увидите на стене ящерицу геккона — не пугайтесь, — предупреждает нас гид Джестус. — Ее никто не смеет прогнать, местное население считает ее священной, появление геккона сулит удачу.

Вскоре мы привыкли к ручным бурундукам, которые восседали у нас на перилах балкона и клянчили папайю, к цветным лягушкам, шмыгающим по ногам во время завтрака, к хитрым бестиям — воронам, уносящим в клювах наши сохнущие купальники, и охранникам с рогатками.

Познакомиться со страной и ее народом нам помогает национальная кухня. Основа повседневного меню на Цейлоне — рис и карри. Последнее — не одно блюдо, а целая группа блюд: из мяса, рыбы, морепродуктов, птицы, овощей и фруктов. Их объединяет своеобразная полужидкая консистенция и пряности, растертые в порошок и смешанные, под тем же названием — карри. Все имеет жгучий вкус, и после продолжительного приема наш организм, отказываясь принимать острую пищу, вещает: “Стоп!”. При первом же поднесении ко рту начинается насморк.

Зато фрукты! Папайя размером с футбольный мяч, бананы — что у нас помидоры, всех размеров, цветов и вкусов, душистая кисловатая маракуйя, крохотные цитрусовые — лаймы…

Но главное “дерево–кормилец” на острове — кокосовая пальма. Сок незрелого королевского кокоса пьют, из мякоти — баунти — делают молоко и всевозможные блюда. А пустую скорлупу кокоса сдают в магазин, как у нас пустые бутылки. Из нее на фабриках производят веревки и канаты.

Нектар в 16 градусов

“Эссала перахера”, — читаем мы на двери супермаркета.

— Магазин в полнолуние работать не будет, — переводит наш гид Джестус.

Философия религии полностью пронизывает жизнь ланкийцев. С вдохновением созданные храмы, сокровищницы, монастыри, статуи и исполинские божества до сих пор сохранили дух почитания и тайны, а построенные человеческими руками много лет назад водохранилища и оросительные системы и поныне превосходят современные технические устройства. Но не только историческое наследие образует пресловутую экзотику.

— Карунакара! Тодди! — приглашает нас в придорожный ресторанчик-харчевню хозяин.

В руках у каждого тут же оказывается кружка, в которой плещется мутная жидкость.

— Телиджу. Свежий сок из нектара цветов кокосовой пальмы, — объясняет наш гид Джестус.

“И это сок! — думаем мы, когда после выпитой изрядной порции начинает кружиться голова. — Это напоминает скорее пиво”.

Юркий сборщик нектара Херандо, которого именуют здесь “тодди-тейпа”, вызывается в два счета показать нам, как из цветка кокоса вытекает уже готовый слабоалкогольный напиток.

В три прыжка ловкач оказывается на верхушке пальмы. Выбрав нераспустившийся бутон, буквально налитый соком, он делает на нем надрез и подставляет под бегущую струйку глиняную миску. Перепрыгнув на рядом растущую пальму, Херандо, как заправский канатоходец, по ступенькам из привязанной к стволу скорлупы кокоса взбирается уже к следующему бутону.

В течение нескольких часов живица, или спат, будет собираться в глиняные горшки. Каждый цветок — “дойная коровка” — даст до 6 литров шестнадцатиградусного нектара.

Пройдя вдоль шоссе, видим, как в ресторанчики, которых тут видимо–невидимо, начинают собираться местные жители, среди которых традицией стало выпить после работы кружку-другую тодди. “Если бы у нас в России березовый сок тек “с градусом”, местные жители не вылезали бы из рощ”, — шутит коллега-журналист.

— Хондай! Хорошо! — выдыхает рядом Херандо, опрокинув еще одну порцию живительного напитка, и спешит объяснить: “Из кокосового пива после трехкратной перегонки получают знаменитую цейлонскую водку — араку, полезней которой нет ничего на свете”.

“Осторожно, слоны!”

— Наватинна! Стоп! Стоп! — кричим мы нашему сумасшедшему водителю Приянту, сетуя, что забрались на этот “мопед под зонтиком”, именуемый тук-туком.

К говорливому водовороту здешних городских улиц привыкнуть непросто. И ни одному, даже самому отчаянному европейцу мы бы не советовали садиться за руль на этом чудесном острове. Автомобилей здесь много, а вот дорог мало: по двум полосам движутся и переполненные автобусы, и дети, и взрослые, и коровы, да еще и вы в придачу! Если удастся развить скорость 40 км в час, от нее просто дух захватывает. Все обгоны совершаются по встречной полосе, но столкновений мы не заметили. В последний момент местные экстремалы каким-то образом умудряются отвернуть от мчащихся навстречу рогатых животин и машин.

Из всех дорожных знаков на Шри-Ланке мы заметили один: “Осторожно, слоны!”.

По краям нашего загородного отеля стояли вышки, где постоянно дежурили надсмотрщики, чтобы на территорию не забрели дикие слоны. Эти лопоухие создания — повсюду. На одной из улиц — сантиметрах в 20 — мимо нас прошло на водопой слоновье стадо. Причем погонщик-махаут пробежал следом за ушастыми только минуты три спустя. Нашему удивлению не было предела, когда мы увидели, что он сгребает совком из кокоса в пакет “кучу”, которую только что сделал один из его подопечных.

— В Шри–Ланке ученым удалось найти применение тому, что до сих пор считалось практически бесполезным, — объясняет наш гид Джестус.

— По специальной технологии из слоновьих экскрементов на острове делают бумагу. Деревья остаются целыми! Очень экологично, — с серьезным видом добавляет переводчик.

В питомнике нам рассказали, что слон, съедая ежедневно до 200 кг травы, корнеплодов и пальмовых листьев, в состоянии выдать человечеству больше пятидесяти килограммов этого самого! В заповеднике живет 40 слонов, и они ежедневно производят от 1500 до 2000 кг волокнистых экскрементов. Бумага из слоновьего навоза используется для упаковки сувениров, также из нее делают искусственные цветы, рамки для фотографий и небольшие декоративные шкатулки.

Сколько нас ни уверяли, что эти изделия пахнут “не чем мы подумаем”, а деревом, магазинчик при питомнике мы обошли стороной.

Мыслям — чистоту, душе — покой

— Матувэ! — говорит улыбчивая ланкийка, выводя каждому из нас точку на лбу, символизирующую благие пожелания.

С шумной улицы мы попадаем в один из именитых центров аюрведы, где предлагают процедуры, возвращающие мыслям — чистоту, душе — покой, а телу — здоровье и негу. Лекарства здесь — душистые чаи, терпковато-пряные настои, ароматные масла.

— Чтобы поставить диагноз и составить индивидуальную программу, я провожу всестороннее обследование пациента, — говорит нам специалист по аюрведе, лекарь и фармацевт Триман Этье, получивший университетскую подготовку по традиционной и классической медицине. — Обращаю внимание на пульс, цвет и состояние кожи пациента, звучание его голоса, подвижность позвоночника.

На террасе нам удается разговориться с туристом-французом, который приехал специально на Шри-Ланку, чтобы “укрепить жизненные силы”.

— В программу восстановления входит точечный массаж головы с маслом на травах, синхронный массаж тела “в четыре руки”, целебные ванны с экстрактами растений, паровые ванны с цветами, освоение техники медитации… — листает карту Пьер. — Сколько стоит удовольствие? Я отдал 800 долларов.

* * *

За неделю мы побывали в настоящей саванне и джунглях, увидели горное плато и дождевой лес, искупались в тропической реке и океане. Со знанием дела мы теперь можем сказать, что на Цейлон стоит поехать, чтобы увидеть танец слонов и блеск тропической радуги, поймать с баркаса 300–килограммового тунца, увидеть подводные коралловые сады. Научиться играть в гольф и правильно чистить ананас. Попробовать острое варенье из манго, выпить настоящий цейлонский чай там, где его собирают. А также наесться вдоволь лобстеров и креветок.

На память из Шри-Ланки стоит привезти удивительные по красоте самоцветы: сапфиры, рубины, аметисты. Цейлонский чай в оригинальной упаковке, специи, косметические масла, панно и одежду с батиком, маски, изделия из черного дерева, фарфоровую посуду...

Перед отъездом на пляже мимо нас, рыхля песок, протарахтела морская черепаха. На ее буром панцире лаком для ногтей было выведено по–русски: “Балдеж!” На остров Цейлон возвращаются туристы, а значит, возвращается жизнь.


Автор благодарит посольство России в Коломбо за помощь в подготовке материала.



Партнеры