Золотая клеть Aниты

Мадам Цой удивила всех совершенно феерической премьерой, которую запросто можно заклеймить любым международным стандартом

14 мая 2005 в 00:00, просмотров: 475

В обзор значимых концертных событий месяца затесалась скромненько, но настырненько персона, которая на первый взгляд совершенно несовместима с величием и исторической ролью обсуждаемых сегодня легенд мировой поп-музыки и рок-н-ролла. Речь об Аните Цой — попсовой нашей раскудеснице, одной, казалось, из многих...

Однако мадам Цой удивила всех совершенно феерической премьерой, которую запросто можно заклеймить любым международным стандартом. В зале “Россия” Анита явила публике шикарное шоу муленружевского масштаба с одним лишь маленьким минусом — балетные ногастые фифы не оголяли грудей, что немыслимо для “Мулен Ружа”... Но компенсировали недостачу ногами. А ими сучили да махали на славу и со свистом, почти в ритме канкана.

“У меня до сих пор ноги болят”, — жалуется теперь Анита спустя неделю после премьеры. Хотя она — девушка натренированная и натасканная. Анита, как помнят читатели “ЗД”, за пару дней до спектаклей раскрывала в нашей рубрике секреты своего тренинга и нарочитой сексуальности.

Шоу “Анита” в ориентальной эстетике могло бы стать первым стационарным, этакой столичной шоу-программой в каком-нибудь изысканном зальчике, убранном парчой, атласом и бархатом, со столиками, свечками, фонариками и “Мадам Клико” — на радость туристам и столичной гламурности. Уровень Москвы можно было тогда увеличить уже до трех нетвердых звезд и всерьез претендовать на Олимпиаду.

Некоторые опупевшие журналюги, с перепугу даже не разобравшись, назвали Анютины спектакли “самым дорогостоящим шоу в сезоне”. Это — ложь. Но в нее было легко поверить. “Мы потратились значительно меньше, чем некоторые артистки на своих последних программах, — хитро складывает свои глазки в корейские щелочки Анита Цой. — Просто с умом все сделали”.

Практически каждый номер-песня новой программы имел собственную выразительную сценографическую историю, удивляя технологичностью, которую прежде невозможно было заподозрить в деревянной “российской” сцене. Венцом творения стал настоящий бассейн, разлитый на месте (самых дорогих) первых рядов партера. “Мы потеряли на этом кучу кассовых денег, но очень довольны”, — бодро отрапортовала г-жа Цой, но по глазам было видно, что куча упущенной выгоды действительно мала. Зато в бассейне журчали фонтаны и плескался Дима Билан, вымачивая горячее юношеское тело, которым позже прижимался к зовущим Анитиным формам.

Басков летал на корейской люльке, выразительно хлопая перепуганными глазами, потому как боится высоты от роду, а Филипп Киркоров в роли пресыщенного шаха символически выпустил из золотой клетки певучую птаху, то есть Аниту Цой. Декораторы, правда, перемудрили и вместо золотой клетки выкатили на сцену какую-то беседку. Поэтому поэтически-символический смысл выпускания на концерте потерялся. Зато, когда Анита рассказывала идею Филу до концертов, он очень оживился, а потом погрустнел. “А чего погрустнел?” — переспросила “ЗД” у певицы. “Ну, как? — удивилась она. — Это же словно его судьба — он ведь тоже... в золотой клетке шоу-бизнеса”. “Да, ну-у-у”, — изумилась “ЗД”...






Партнеры