“Я не захватывал Беслан!”

Родственник Руслана Аушева доказывает в суде, что он не боевик

28 мая 2005 в 00:00, просмотров: 419

Одно из скандальных заявлений центральных СМИ о теракте в Беслане — что в захвате школы участвовал родственник экс-президента Ингушетии Руслана Аушева и был убит — обернулось новой сенсацией. Во-первых, Магомед Аушев... жив-здоров. А, во-вторых, в те дни был по другую сторону баррикад.

На днях “восставший из мертвых” ингуш подал в суд на одну из газет, первой распространившей весть о его бесславной кончине.


— Когда боевики захватили детей, Магомед был у себя дома, в Назрани, — ручается Яков Местоев, бывший руководитель администрации экс-президента Ингушетии. Сейчас он представляет интересы его родственников в суде. — Из теленовостей он узнал, что Руслан Аушев вылетает в Беслан, и по собственной инициативе отправился ему навстречу.

После переговоров с Русланом Аушевым боевики освободили из захваченной школы 26 заложников. А через неделю газеты напишут: “Среди боевиков, захвативших школу в Беслане, был близкий родственник генерала-героя. Один из убитых в Беслане бандитов — племянник бывшего президента Ингушетии...” В действительности же Магомед находился рядом с оперативным штабом по освобождению заложников. Его видели возглавлявший штаб теперь уже экс-начальник УФСБ Северной Осетии Андреев и все, кто присутствовал в помещении. Откуда же взялись данные об убийстве “бандита Магомеда Аушева”?

— Не думаю, что спецслужбы могли принять труп одного из террористов за убитого Магомеда, — говорит Яков Местоев. — По моему мнению, ложную информацию мог “слить” кто-то из окружения нынешних властей Ингушетии, чтобы приуменьшить роль Руслана Аушева в спасении заложников.

После скандальной публикации соседи и просто прохожие подходили к Магомеду, требуя объяснений. Сыновей пришлось на время забрать из школы, так как их обзывали “детьми террориста”. А 17 сентября 2004 года во двор частного дома Аушевых подбросили конверт с угрожающей анонимкой. По просьбе бывшего телохранителя президента, МВД Ингушетии предоставило ему охрану. Даже официальный ответ первого зама прокурора республики У.Б.Галаева от 22.10.04 — “Среди боевиков не было ни одного по фамилии Аушев” — не помог Магомеду очиститься от подозрений соотечественников. Чашу терпения переполнила попытка... похищения его маленького сына. Неизвестные люди чуть не увезли ребенка, игравшего на улице возле дома, на “Жигулях” с тонированными стеклами.

— Я жив и никого не убивал, — заявил в телефонном разговоре с корреспондентом “МК” Магомед Аушев. — Надеюсь, Басманный суд вынесет решение, что опубликованные в газете сведения не соответствуют действительности, и это убедит земляков в моей невиновности.

Аушев требует в качестве компенсации за клевету три миллиона рублей.


Справка МК:<.B>

Магомед Аушев род. в 1963 г. в Грозном. Первому президенту Республики Ингушетия приходится двоюродным братом. С 1 августа по 1 октября 1993 года являлся личным охранником президента и его семьи. С 1 января 1994-го по 21 апреля 2002-го служил в Отдельной роте МВД РИ. До недавнего времени работал тренером по карате в ДЮСШ в Назрани. Женат, два сына и две дочери.



Партнеры