Сколько Африку ни корми…

Русская глубинка не поняла Live 8

4 июля 2005 в 00:00, просмотров: 722

Лондон, 2 июля

Лучшего места для того, чтобы бросить клич о помощи голодающей Африке, найти трудно — в лондонском Гайд-парке люди традиционно собираются, чтобы высказать свои убеждения. На фестивале Live 8, приуроченном к намеченному на 6—8 июля саммиту “Большой восьмерки”, от количества “звезд” рябило в глазах. Около 150 тыс. британцев собрались поддержать проафриканский порыв королевы шоу-бизнеса Мадонны, примкнувших к ней “Пинк Флойд”, Пола Маккартни и прочих музыкантов планетарной славы.


Москва, 2 июля

Шоу в рамках всемирного благотворительного концерта Live 8 прошло в субботу на Красной площади и собрало около 20 тыс. зрителей. Наряду с Pet Shop Boys на Васильевском спуске выступали “Агата Кристи”, Алена Свиридова, “Би 2”, “Браво”, “Сплин”, Дельфин и другие звезды.


Валентина Семеновна, жена политрука Иванова из военного городка в деревне Выползово Тверской губернии, у которой 20 лет назад квартировала моя мама, когда приезжала навещать меня, отдававшего Отчизне воинский долг срочной службы, позавчера вечером долго не могла понять моего вопроса по телефону (мы все эти годы постоянно перезваниваемся и даже навещаем друг друга). Я ей рассказывал, как у нас вся Москва в субботу вечером боролась на Ваське, т.е. Васильевском спуске, с бедностью в Африке, и спрашивал, вдохновлено ли население деревни Выползово и распирает ли его чувство гражданской гордости за Россию, так благородно присоединившуюся к благому делу.


Тетя Валя долго смеялась, а потом ее прорвало, и она, конечно, наговорила массу непечатных выражений — и в адрес глобализирующихся антиглобалистов, и в адрес “чудаков” (правда, вместо “ч” у нее, кажется, было “м”), которые обитают по другую сторону от кирпичной стены, декорирующей эту самую Ваську. “В Африке, — кипятилась она, — даже обезьянам доступны бесплатные бананы на пальмах, которые растут на каждом шагу… А мне наших пенсий — моей учительской и Сашкиной военной — хватает чтобы от голода не опухнуть. Последнюю неделю всегда сидим на жидком чае и сухарях, после тридцати-то лет стажа. А сколько бабок сейчас в самой деревне просто по помойкам промышляют! Не хотят ли эти организаторы, — продолжала тетя Валя, — сюда подъехать и посмотреть на разруху и нищету, которые здесь царят? Ты же знаешь…”

Действительно знаю. Разруха, нищета и упадок в Выползове, равно как и в десятках русских деревень на шестичасовом пути туда из Москвы, ужасающи.

“Но у нас зато нет мух цеце, от которых мрут в Африке из-за отсутствия вакцин и денег”, — пытался я в ответ как-то оправдать всемирную телеистерию под маркой Live 8. “А ты знаешь, сколько за последние годы вымерло в округе от туберкулеза? — отрезала Валентина Семеновна. — Тут же болота вокруг, медицина в руинах, больницы хуже сараев.

Разговор длился полтора часа. Параллельно я еще пялился в ящик, где бушевали всемирные рок-страсти по спасению Африки накануне саммита G-8 — с плазменными экранами, компьютерной графикой, лондонским салютом и светящимся над сценой призывом к “богатым странам” — “No More Exuses” (мол, “Хватит извинений — давайте “бабок”).

“Но при чем тут Россия?” — задавал я себе все время вопрос, как только стало известно недели две назад, что одной из точек этого Live 8 станет Москва. Потусить с Pet Shop Boys на Ваське, может, и недурно, но Нила Тенанта и Криса Лоу все желающие и так могли последние годы запросто найти в любом из гей-клубов Москвы или Петербурга, где они практически поселились.

Еще смешнее история с нашими музыкантами. Вот как это было.

Когда Боб Гелдоф, бывший панк-рокер, а ныне антиглобалист-общественник позвонил пару недель назад Артемию Троицкому с вопросом: а не забацать ли нам, Артем, еще и гиг в Москве, а то, понимаешь, какой-то непорядок, вы вроде как и в G-8, так что давайте-ка бороться с голодом в Африке вместе. Г-н Троицкий сперва припух. Он устроил не один авантюрный рок-проект, но понимал, насколько тухло поднять такую затею за две оставшиеся недели в Москве. Однако г-н Троицкий — подвижник и романтик. Ему не надо было ничего объяснять, он вдохновился с полоборота и позвонил Владимиру Владимировичу. А кому еще? Здесь вам не гражданское общество, а сплошная вертикаль власти, и положение могло спасти только высочайшее политическое решение.

Владимир Владимирович как президент Российской академии телевидения (ну, Познер — вы поняли), в свою очередь, тоже вдохновился, так как ему вообще близка вся эта западная философия, и тоже позвонил. Куда? До сих пор он держит это в страшном секрете, говоря лишь, что решение принималось “на самом верху”. Если не считать Господа Бога, то “самым верхом” в таком контексте лично мне видится главный рок-куратор Кремля Владислав Сурков.

Кажется, Боб Гелдоф сам всерьез не рассчитывал на позитивный исход, поэтому оказался не готов — т.е. не перетер заранее с приличными звездами тему московского концерта. В итоге всех звезд разобрали, и пришлось скрести по сусекам. Наскребли славных Pet Shop Boys.

Стали звать наших. Звали многих. Но большинство заявило, что на халяву они работать не собираются, дайте, мол, денег. Организаторы впали в прострацию и все время бубнили: “Ну как же так? И Мадонна, и Джордж Майкл, и Стиви Уандер, и Motley Crue, наконец, — все работают бесплатно, а вы!..” — “Ну вот когда у нас будет столько бабла, сколько у Мадонны или хотя бы у “Мотли Крю”, тогда и поговорим”, — отвечали наши рокеры.

Но и наш рок-мир не без добрых людей. Всех их можно было видеть под дождем в субботу вечером на Ваське — Линду, “Моральный кодекс”, “Би 2”, “Агату Кристи”, Дельфина… Бессребреники! Они, правда, думали, что их так же, как Мадонну, будут крутить на пять миллиардов телезрителей по всему миру. Мечтали да пели…

Одна надежда — Африке долги спишут…




    Партнеры