Давай слетаем на Луну!

На Чеховском фестивале танцуют манекены

4 июля 2005 в 00:00, просмотров: 1306

Кто бы мог представить, что чопорные английские джентльмены способны на такие теловыкрутасы и безумства! Под джазовую музыку и аплодисменты зрителей они разыгрывают настоящую пластическую вакханалию.


Двое артистов, пристегнутые к тросам, устраивают что-то вроде авиапарада в Тушине. Люди-самолетики кружатся в фантастическом танце, то взлетая высоко над сценой, то касаясь руками пола или, сцепившись в крепких мужских объятиях, вертятся, как стрекозы, прочерчивая умопомрачительные круги.

“Манекены Тейлора” (постановка — Эл Неджари и Амит Лахав), представленные на Чеховском фестивале театром из Лондона “Гекко”, — это сгусток энергии, пластики и юмора.

Вот на сцене появляется круглый стол, покрытый белой скатертью, и вдруг из прорези в середине скатерти выскакивает дамская ножка в серебряной туфельке, самая что ни на есть живая, а не манекенная. И начинает эта ножка заводить слегка ошалевшего мистера Тейлора. Что она только не выделывает — ласкает мистера, касаясь лица, груди и того, что чуть ниже пояса; трепещет, пульсирует, подрагивает... Если исходить из сюжета, то эта ножка принадлежит одной английской тетеньке, которая вроде привиделась ему во сне, и это видение не дает бедному покоя. Появится эта леди и полностью, то есть будут и руки, и ноги, и голова, и все остальное. Призывно прохаживаясь по сцене, дама столь же активно, как она работала ногой, будет завлекать мистера взглядами. Есть в спектакле и манекены, а еще их отдельные фрагменты — фарфоровая кисть на длинном железном стержне, оторванная гипсовая голова, которая “случайно” залетит в зрительный зал, и артисты ее будут там судорожно выискивать; и еще кой-какие манекенные детали.

А одним из самых сильных эпизодов спектакля станет тот, когда маленькая-маленькая куколка, в сумеречном свете сцены напоминающая только что появившегося на свет младенца, запоет — “Давай слетаем на Луну!”

Почему бы и не слетать? Ведь в этом фантастическом спектакле возможно все. И начинается безумный взлет-бег по отвесной стене к прибитой над сценой двери. Джентльмены как сумасшедшие карабкаются по стене, стремясь ухватиться за дверную ручку, но в тот самый момент, когда они, кажется, уже вот-вот ухватятся за нее, дяденьки летят вниз. Попытка, еще одна попытка, и вот наконец мистеру Тейлору удается ухватиться за ручку и распахнуть дверь.

Из дверного пространства клубами валит пар, а что там дальше — полная

неизвестность. Может, за этой таинственной дверью нормальная, упорядоченная, здравая жизнь, а возможно, еще более безумная и фантастическая, чем та, что кипит на сцене. Неизвестно. Дверь тихо закрывается, свет гаснет, и спектакль заканчивается.

Нечто лунное, а одновременно таинственное и загадочное предстает и в еще одном пантомимно-танцевальном спектакле фестиваля — “Звуке океана”. Его показал театр “Ю” из Тайбэя (Тайвань). Театр основан актрисой Лиу Руо-ю, а “Ю” в Китае означает как букву, так и слово “превосходство”. А в имперском Китае буквой “Ю” называли исполнителей. Спектакль театра “Ю” — о мечте тех, кто никогда не видел водных просторов, услышать шум океана. Чтобы эта мечта стала более зримой и сценичной, тайваньские артисты не столько танцуют, сколько медитируют, вкрапляя в действо элементы тайцзы и кунг-фу. Диковинно, но впечатляет. Музыкальные инструменты также эффектно работают на тему. Разыгрывается настоящая водная симфония, когда капли собираются в поток, поток рождает реку, а река низвергается в океан. И вот океан бушует, пенится, переливается, тихо плещет волной. Этим Звуком океана и заканчивается спектакль, причем, чтобы передать всю красоту, силу и мощь океана, тайцам понадобилось всего три инструмента: большой барабан, гонг и музыкальный шар.




    Партнеры