Фуа-гра на выживание

Миллиардеры развлекаются смертельно опасными гонками на личных самолетах

19 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 192

Салон самолета был обит нежной телячьей замшей. И еще панелями из красного дерева. А когда я попыталась откинуть кресло назад, оно задвигалось, гибко подстраиваясь под капризы моей фигуры. Признаюсь честно, я почувствовала себя немного неуютно. Ну… будто Золушка на королевском балу.

— А есть ли у вас в туалете компьютер? — ехидно спросила я у бортпроводниц. — Мне срочно нужно выйти в Интернет!

— Увы, на нашем борту нет ни одного компьютера, даже автопилота, — прощебетали две клонированные блондинки, Барбара и Регина. — Здесь полностью ручное управление, как было при его первом хозяине.

Когда-то американским “Дугласом” 1948 года выпуска владел лично Тито, вождь югославских коммунистов. Теперь это “воздушное чудо” принадлежит австрийскому миллиардеру Дитриху Матешитцу. Раритетную машину поднимают в небо в исключительных случаях.

Сейчас как раз такой случай — по приглашению австрийского магната спецкор “МК” принял участие в воздушных гонках хай-тек, которые проходили в Будапеште.


— Что вы желаете? Was mochten Sie? — наперебой старались угодить мне стюардессы. — Хотите пройти в кабину и посмотреть полет глазами летчиков? Или, может быть, принести легкий завтрак?

Пять перелетов за два дня — с ума можно сойти! Вена—Зальцбург—Фушль—Будапешт и… все в обратном порядке.

Стоя в кабине рядом с пилотом, я с разбегу врезаюсь в облака. А крошка “Дуглас”, подрагивая всеми четырьмя моторами, плывет параллельно земле: мимо идеально прямой ленты австрийской реки, квадратов населенных пунктов, прямоугольников леса. И как только удается европейцам создавать столь совершенные геометрические пространства?

С бортов российских “Илов” и “тушек” наблюдаешь обычно другую картину — там кляксы наших городов чередуются с зигзагами дорог, и, слава богу, безо всяких правил и скучной геометрии.

Впрочем, говорят, что мы от Европы отличаемся прежде всего не видом сверху, а менталитетом. Но это простой люд, а “сливки общества”, наверное, везде одинаковы. Пока русские олигархи стоят в пробках на Рублевке, сидят в тюрьме или содержат футбольные клубы, продвинутые западные богачи развлекаются тем, что покупают самолеты ушедших в мир иной коммунистических лидеров. А еще, оказывается, иностранные нувориши с удовольствием рискуют жизнью. Не только чужой, но и своей.

Скорость для Бешеного

— Нет, у меня нет русских корней. Во всяком случае, я ничего не слышал об этом. И я не знаю, что моя фамилия означает на русском языке, — качает головой венгерский пилот, 49-летний Петр Бешеный.

Потертая кожаная куртка и мужественный взгляд ковбоя из вестерна. В своей стране мистер Бешеный давно уже стал национальным героем. Он прославился тем, что пролетел как-то на предельно низкой высоте — буквально метров пять, не выше, — под Цепным мостом в центре Будапешта, напротив здания Парламента.

С 1982 года Бешеный неоднократно выигрывал чемпионаты мира по воздушной аэробатике. Поэтому неудивительно, что именно он и придумал пару лет назад правила небесной “Формулы-1” — ежегодных воздушных гонок Red Bull Air Race World Series. Соревнования состоят из семи этапов и включают в себя самые рискованные фигуры высшего пилотажа.

Раз — и парочка самолетов сложилась в небе в “сэндвич-бутерброд”. Два — и машины одновременно сделали “мертвую петлю”, потом устремились в вертикальный полет, а в завершение сошлись в положении “лезвие ножа”, пролетев друг за другом через надувные колонны высотой 19 метров.

Побеждает тот, кто самым первым преодолеет все препятствия на скорости 250 км в час и при этом совершит наиболее опасные маневры. Один из виражей называется “коснись и лети” — пилот ведет машину так, чтобы она дотронулась до земли и, продолжая двигаться, пошла вверх, не разбившись на глазах у зрителей. Поверьте на слово, это практически невозможно…

Впервые такие сумасшедшие состязания провели в Америке в 1909-м. Тогда главным критерием для судей была не красота маневра, а скорость. Потом о подобном зрелище забыли на век — не до того было, сплошные войны и воздушные тревоги. И только в 2003-м состоялись новые этапы мировой серии воздушных гонок.

В небо без зрелости

— Мы нечасто летаем над безжизненными объектами — горами или пустынями, предпочитаем устраивать полеты над центрами крупных городов, — хвалятся пилоты. — Уже был полет над Абу-Даби, что в Арабских Эмиратах. Еще в этом году мы летали в Роттердаме, в британском Лонглите, в Рок-оф-Кешеле в Ирландии. А в октябре должен состояться полет под мостом “Золотые ворота” в Сан-Франциско — его, кстати, снимали в множестве голливудских фильмов.

В команде “воздушных экстремалов” около десяти человек. Сплошь зрелые мужчины, самому молодому, Алексу Маклейну из Испании, 36 лет. Самому старому, немцу Клаусу Шродту, 59. Понятно, что люди они далеко не бедные. “Если я не в воздухе, то делаю фильмы о туризме, я владею кинокомпанией в Мадриде, — рассказывает господин Маклейн. — Я поздно стал летать. В отличие от друзей-летчиков, мои родители ни в какую не желали оплачивать мои летные уроки, но я упрашивал их, пока они не сдались”.

Англичанин Пол Боном в свободное от гонок время водит гражданские авиалайнеры с кучей пассажиров. Притом что он даже не закончил среднюю школу, бросил ее, чтобы заниматься пилотированием. “Сосед-фермер дал мне свой самолет, чтобы я не мешался у него под ногами, — смеется летчик. — Официальные права на вождение воздушных судов я получил в 15 лет, гораздо раньше, чем школьный аттестат”.

— А мне впервые разрешил сесть за штурвал друг родителей, который прилетел к нам в гости на своем самолете, — вспоминает Стив Джонс из Великобритании. — Это было сорок лет назад, когда мне было пять. Я был такой маленький, что не мог одновременно дотянуться до педалей и руля управления. Но, наверное, я все делал более-менее правильно, во всяком случае, мы тогда не разбились.

Одного из самых рискованных гонщиков зовут Николай Иванофф, он француз. Увы, ни одного нашего соотечественника среди участников нет. Дело не в том, что иностранцы так уж боятся русской конкуренции. Просто носиться по небу — весьма дорогостоящее хобби. В гонках миллионеров участвуют только самые крутые спортивные и военные самолеты: французские, американские, немецкие, — способные развивать скорость до 400 км в час. Из наших таким требованиям отвечает “Су-26”.

Но у русских летчиков не хватает времени и, главное, средств на постоянные тренировки. И еще ни у кого из наших асов нет личного самолета.

Дом на лебедином озере

Деликатесный фуа-гра напоминал ливерную колбасу, вымоченную в молоке. Господин Матешитц на интервью запаздывал. Наверное, ехал из своей штаб-квартиры, которая расположена прямо в австрийских Альпах на закрытой территории. По приказу миллиардера там запрудили целое искусственное озеро, посередине которого, как водяная лилия, плавает прозрачный дом-полусфера. Пейзаж вокруг украшает искусственная травка с вмонтированными прямо в грунт компьютерными датчиками влажности почвы.

Сам господин Матешитц в этом чудном месте только работает, но не живет. А если удрать с охраняемой территории, миновать деревянный мостик через небольшой водопад, а оттуда — в альпийский лес, то вполне возможно, как говорят, набрести на его настоящее убежище. Вообще любитель летных гонок и по совместительству владелец бывшей команды “Ягуар” в “Формуле-1” Дитрих Матешитц — человек скромный. Он крайне редко встречается с журналистами, не позволяет снимать себя папарацци.

Я дожидалась миллиардера в стеклянном куполе “Ангара-7”, где австриец хранит свои сокровища. Он собрал там самые редкие в мире экземпляры воздушной техники. Вертолеты-разведчики, похожие на стрекоз, хрупкие доисторические авиетки, участвовавшие, наверное, еще в сражениях Первой мировой войны.

Кстати, американский “Дуглас” вождя Тито, на котором я прилетела, отдыхает тут же. Он не участвует в гонках, так как, несмотря на всю свою внешнюю хрупкость, является все же самолетом представительского класса, а не спортивным.

“Наш хозяин специально искал эту историческую реликвию в Югославии, но нашел его всего три года назад в Африке, в Намибии, — рассказывает Лидия, сотрудница “Ангара-7”. — От машины практически ничего не осталось, так что пришлось его полностью восстанавливать. Еще у нас есть другие уникальные экземпляры самолетов. Вот, к примеру, North American B-25 1954 года выпуска или Grumman G-44 Widgeon 1940 года…

Через пять минут я знала всю биографию загадочного 60-летнего австрийского самолетомана. Как оказалось, жизненные пути у богачей всего мира чрезвычайно похожи. Желающие даже могут проследить некие закономерности, а потом создать собственный алгоритм успеха и неуклонно следовать ему. Когда-то Дитрих был рядовым топ-менеджером одной из компаний, но 20 лет назад ему надоело горбатиться на чужого дядю, и он открыл собственное дело по производству энергетических напитков. И с тех пор заработал… 2 миллиарда евро.

Обычное дело — Билл Гейтс тоже так начинал. Единственное исключение из правил — херр Матешитц, в отличие от многих мировых вершителей судеб, ни разу не был женат, хотя и воспитывает сына-подростка.

А самое любимое занятие австрийца — это все же не бизнес, а самолеты. Сам он, конечно, не участвует в состязаниях в силу возраста, но всегда на них присутствует.

— Есть ли у вас несбывшаяся мечта, господин Матешитц? — спросила я у миллиардера.

— О, у меня много желаний, — ответил тот. — Мне и моим друзьям нравится летать на дельтаплане, всячески рисковать. Еще я хотел бы хоть раз устроить воздушные гонки у вас в России. Но, увы, это почему-то очень сложно, столько разрешений нужно собрать…

— Так вы, наверное, хотите полетать над Красной площадью?

— Да, хотя это пока большой секрет, — застенчиво улыбнулся богач, поправив ворот простой клетчатой рубашки. — Но я думаю, что мне все же удастся уговорить ваши власти провести такие состязания. Если это будет не в вашей столице Москве, то наверняка в другом месте, не менее интересном.

— Например, где-нибудь в Питере? — предположила я.

Дитрих Матешитц многозначительно промолчал.

Слезы шампанского

А непобедимый Петр Бешеный все же проиграл эту гонку. Над венгерской столицей плыла жара. Немногочисленные полицейские заигрывали с местными красотками и совсем не следили за порядком.

Впрочем, никто на улицах Будапешта и не думал безобразничать. Праздношатающиеся граждане вовсю глазели, как на десятках LSD-экранов плющится от напряжения лицо гоночного фаворита Бешеного, сидящего за штурвалом.

Кабина машины Петра была утыкана видеокамерами. Приборы, измеряли и выдавали “на-гора” основные параметры организма летчика во время перегрузок — пульс и температуру. Естественно, зрители должны все знать про здоровье своего кумира.

В результате бешеной конкуренции Петр Бешеный уступил пальму первенства более молодому американцу Майку Мангольд по прозвищу Манго. Петр даже не вошел в окончательную тройку лидеров — и наверное поэтому не пожелал смотреть на награждение победителей, отвернулся к Дунаю и потерянно опустил голову.

Получив серебряные кубки — скорее моральное, нежели материальное поощрение, — победители тут же раскупорили две пятилитровые бутылки “Моэт э Шандон”. Под фейерверк и радостное улюлюканье молодежи они принялись поливать дорогим французским шампанским венгерский народ.

Толпа радостно приветствовала своего нового кумира Манго, которого все здесь зовут Томом Крузом за необычайную миловидность и сходство с голливудской звездой. “Этот парень с отличием закончил школу истребителей ВВС США и летает на самом крутом истребителе, “Фантоме-4”, — пронеслось среди публики. Правда, куда именно летает на своем истребителе победитель шестого этапа Air Race World Series, уточнять никто не стал. Да это на празднике жизни было и не главное.

“Больше всего на свете я люблю свободу и простор”, — часто повторяет богач Дитрих Матешитц. На свои миллиарды он может приобрести себе именно столько свободы, сколько и нужно для полного счастья.

Но, говорят, когда получаешь все, что хочется, наступает скука. Пропадает ощущение реальности происходящего. Пресыщенный организм перестает вырабатывать адреналин. Именно поэтому иностранные толстосумы в последнее время выбирают столь рискованные увлечения и хобби. Одни прыгают с парашютом, другие водят авиалайнеры, а третьи покупают экзотические туры в фирмах приключений — и селятся отшельниками в нищих хижинах на каких-нибудь далеких островах.

Не стоит им завидовать. Возможно, этим людям просто хочется вернуть себе вкус к жизни. Все как у нас, простых смертных. Но только за очень большие деньги.



Партнеры