Патриотическая фантазия

Время в зеркале итогов

7 октября 2005 в 00:00, просмотров: 979

Знаете, почему сельские учителя обязательно должны идти в армию?

Потому что как они могут учить детей, если сами не отслужили.

В воскресенье вечером в программе “Времена” это очень хорошо объяснил генерал армии Панков, начальник Службы кадровой и воспитательной работы Минобороны РФ.

И с ним нельзя не согласиться.

Сельский учитель, не служивший в армии, — это ошибка природы. Надругательство над здравым смыслом. Какой он на фиг педагог? Что он видел в жизни, что он умеет — этот недочеловек, которому простодушные крестьяне доверяют своих детей? Ровным счетом ничего.

По плацу не маршировал. Солдатскую кашу не хлебал.

Тормозную жидкость не пил. Не знает, как зимой пропустить через лом антистатик — чтоб вся химия испарилась, а спирт остался.

Фанеру готовить к осмотру не умеет.

Не знает, что такое велосипед — это когда спящему товарищу бычок между пальцами ноги вставляется. Бычок догорит, и — поехал чмошник педали крутить, ха-ха-ха.

А сортир зубной щеткой чистить он умеет? Нет, конечно. А детям необходимо это уметь. Но не отслуживший в армии сельский учитель разве сможет передать такой бесценный навык?

Еще он не умеет копать фундаменты под генеральские дачи. Это тоже серьезный недостаток для сельского педагога.

Вообще, где, как не в армии, этот навозный жук еще увидит настоящую генеральскую дачу — как и из чего она оборудуется и чем топится. Нигде не увидит. Так пусть хоть раз в жизни поглядит на настоящую красоту и богатство, будет потом до смерти детям рассказывать, как живут генералы.

Красить бордюры, ровнять сугробы — тоже очень важное умение, которое всегда пригодится в деревенской жизни. Но откуда сельскому учителю знать, как это делается, если он не служил в армии?

Им, гагарам, недоступно, что кровать надо отбивать уголком, чтоб одеяло лежало идеально ровным прямоугольником. А подушка стояла идеально ровным кирпичом. И потом еще ниткой ровнять полосы на одеялах, растягивая ее по всей казарме.

Да. Короче, всех сельских учителей — в армию, немедленно. Пока они окончательно не испортили нам сельских детей.

n n n

Когда такие значительные люди, как генерал армии, публично делают заявления, где причины и следствия никак друг с другом не связаны, у публики волей-неволей возникают вопросы.

Неужели генерал армии действительно считает, что без двухлетнего опыта бессмысленных телодвижений, ненужных лишений, издевательств и изощренных унижений человек не может преподавать детям русский и арифметику?

Если да, то он, попросту говоря, неадекватен.

Есть другой вариант: возможно, генерал искренне верит, что наша армия — школа мужества. Самолеты летят, пушки палят, десантники занимают высоту, и только пройдя через это горнило и сполна отдав долг Родине, сельский учитель получает моральное право обучать молодое поколение.

Но и здесь генерал тоже неадекватен. Если чуть-чуть знать нашу армию и царящие в ней порядки, искренне верить в эту патриотическую фантазию невозможно.

Надо быть совсем уж не от мира сего, чтоб искренне в нее верить.

Однако маловероятно, чтоб человек не от мира сего дослужился до генерала армии.

Остается последнее: генерал адекватен, но полагает неадекватной внимающую ему публику. Исходит из того, что она верит всему. Ей можно даже сказать, что пять лет назад в армии еще была дедовщина, а теперь ее уже практически нет. Поверит.

Ах, вы все-таки не верите? Вы говорите, вашему сыну старослужащие проломили голову? Ну, товарищи дорогие, это ж единичное явление. Исключение, которое только подтверждает правило: дедовщины у нас нет. И попробуйте доказать обратное.

…Про побежденную дедовщину, кстати, говорилось в той же программе “Времена”. Любопытнейшая оказалась телепередача, доложу я вам.

Меня она прямо-таки потрясла. Не содержанием, а бесстыдством.

n n n

Конечно, пять лет назад на такую передачу пригласили бы оппозиционных политиков, и они разнесли бы генералов с их идеями в пух и прах.

Но теперь у нас нет политиков и нет политики.

Вместо политики есть фантазийные установки, не имеющие ничего общего с реальностью. Они завораживают публику. Надо только повторять их достаточно часто.

Например, сейчас уже мало кто сомневается, что Россия в Чечне делает то же самое, что делают страны антитеррористической коалиции в Афганистане и Ираке. Хотя это как раз и есть фантазийная установка. На самом-то деле мы занимаемся совершенно разными вещами.

Они устанавливают свои порядки в очень далеких странах, прессуют чужих иноземцев, говорящих на непонятных языках. А мы разгромили вдребезги собственную территорию, поубивали своих же граждан и теперь ждем, когда их родные и соседи нас полюбят.

Еще одну фантазийную установку недавно озвучил президент Путин: “Единая Россия” — это доминирующая политическая сила в стране и Государственной думе, но это нормальное явление для всех демократических стран. У власти оказываются те, кто выигрывает на выборах”.

В демократических странах политические партии готовятся к выборам десятилетиями. Вырабатывают программы, критикуют правящий режим, завоевывают избирателей. Потом побеждают и приходят во власть, занимают ключевые посты.

У нас обратная динамика.

Волей случая во власть пришла команда Путина, заняла ключевые посты и уже после этого оформила себе партию, чтоб поддерживать президента во всех его проявлениях.

У них крестьянин выращивает урожай. У нас урожай вырастил крестьянина. Но если мне еще пятьдесят раз скажут, что наш противоестественный процесс ничем не отличается от их естественного — я, конечно, поверю. А куда деваться?

И что дедовщины нет — поверю. И что учитель, не отслуживший срочную, профессионально несостоятелен. И что армия — школа мужества, а милиция охраняет наш покой — тоже поверю. И все поверят. Любым фантазиям. А кто не поверит, тот будет антигосударственник, желающий опорочить. Как плененный литовцами летчик Троянов, который раскрыл страшную государственную тайну — что у него всего пять часов налета за этот год.

…Такие ненадежные летчики, кстати, тоже не могут быть сельскими учителями и учить детей. Ни за что. Запретить навсегда.



    Партнеры