Алла Пугачева: “Я — не мать, я — ехидна!”

Зверев поздравил Орбакайте страстным хрипом

25 октября 2005 в 00:00, просмотров: 966

Три дня аншлагов в концертном зале “Россия”, завершились в воскресенье ночью камерной вечеринкой в модном клубе. Без посторонних глаз Кристина Орбакайте с родственниками и друзьями праздновала свое новое творческое достижение.

И только Алла Пугачева винила себя в том, что бросила дочь “на произвол судьбы”.


О том, что сольные концерты Орбакайте стали для нее очередной победой, перебивая друг друга, старались сказать все. Два часа каждый вечер девушка самозабвенно не только отплясывала с балетом, аки всамделишная Мадонна, но и исполняла новые и старые песни вживую. В век тотального господства фонограммы этот факт сам по себе был оценен всеми как героический поступок, сравнимый с подвигом Александра Матросова. Мать артистки Алла Пугачева так и сказала: “Кристина — девушка героическая, я бы с ней в разведку пошла”.

Разумеется, там, где Алла, публика уже не в состоянии концентрировать внимание на чем-то другом. В “Зебре” все только и косились на угловой столик, стараясь разглядеть, что да как. А Алла забилась туда черной мышью (т.е. в темном платье) и почти не выбиралась на свет. Как и повелось с некоторых пор, ее эскортом и в этот вечер был Максим Галкин. Отсутствие формального мужа, впрочем, компенсировал Валентин Юдашкин, накрутивший себе черных кудряшек. Из-за этого, если забыть разницу в росте, он смахивал на Филю, как однояйцевый близнец. Сам же Филипп умчался на очередную гастроль, но поддержал падчерицу в первый день концертов, осыпав ее на сцене цветами.

По залу дефилировал Сергей Зверев, самый свежий фаворит Пугачевой, которого веселая Алла надоумила сменить цирюльничество на пение и подсобила начинающему таланту ролью Девы Марии в его дебютном клипе. Теперь уже ничто не в состоянии остановить поющего Серегу. Он завел меня в укромный уголок, подальше от нескромных глаз, и в полный голос заголосил новый шедевр о трагической любви. Все, как надо, — с томными придыханиями, кульминационными верхами и страстными хрипами. “Ну как?” — спросил. “Серый, это — хит!” — пришлось порадовать парня.

Прибыла Диана Гурцкая с мужем. Они обняли, расцеловали и поздравили хозяйку вечеринки (в смысле — Кристину) с большим успехом.

Скромно и стеснительно в темноте клубного зала тихо радовался успеху дочери ее отец Миконас Орбакас. За столом, рядом с Галкиным и Аллиными подругами, места ему, конечно, не нашлось. Алла бывшего мужа почти и не замечала. Дочь лишь однажды всполошилась: “Ой, папа!”. И попозировала с ним с полминуты для фотографа. Тут всполошилась и Алла. “Я — не мать, я — ехидна!” — запричитала вдруг на весь зал. Зал притих. Из последующего Аллиного спича выяснилось, что наша суперстар не находит теперь себе места, потому как бросила дочь на произвол судьбы, отправившись на гастроли, когда Кристина готовила концертную программу. В результате, по мнению матери, вышло все совсем не так, “как сделала бы я”. Плохо вышло или хорошо, Алла, однако, не уточнила. Пообещала лишь, что в следующий раз все будет под ее личным контролем. Поэтому в пятницу “Звуковой Дорожке” придется самой разбираться с текущими концертными достижениями мадам Орбакайте, брошенной матерью-ехидной на произвол судьбы…




    Партнеры