Кто сказал мяу?

Певица стала повивальной бабкой

19 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 295

Первая фраза, которую слышит каждый, кто входит в дом певицы Татьяны Марковой: “Нора, заткнись!” Нора, белоснежная подголянская овчарка, гостей встречает заливистым лаем. Может прыгнуть и даже тяпнуть. На боевом счету Норы несколько порванных курток. Татьяне Марковой любимая собака тоже нанесла ущерб: однажды после теплой встречи на рукаве очень дорогого пальто образовалась дырка. Пришлось спрятать прореху под симпатичным сердечком из кожи. Теперь певица, возвращаясь домой, красивым голосом командует: “Убрать!” И только раздевшись, зовет воспитанницу: “Иди сюда!” И начинается любовь-морковь.


— Предка Норы привезли из Польши еще Косыгину, — рассказывает Татьяна. — Подголянские овчарки — собаки польских королей. Если в Варшаве в дорогой иномарке нет одной-двух подголянок, это признак дурного вкуса. Мне достался щенок от кобеля по кличке Норд, который принадлежал Игорю Щелокову. Нора была девятая и ни к кому не шла. А ко мне сразу прижалась, и все решилось. Когда Норе был год, я заболела, три дня не могла встать. Сижу на кровати, ору на весь дом от боли. Нора подходит, ставит лапы на плечи и вылизывает мне слезы — жалеет. Я взяла карандаш и записала: “А сердце разрывается. В глазах блестит слеза. Собачье сердце мается. Помочь ему нельзя”. Так родилась песня “Собачье сердце”.

— А щенки у Норы были?

— Наша собака — эгоистка, ей не хочется обременять свою жизнь детьми. Четыре раза Нору вязали, она изображала беременность: мол, ждите, будут у вас щенята. До сих пор ждем…

Таня Маркова еще школьницей тащила в дом бездомных кошек. Сын Саша тоже не может пройти мимо брошенных животных, дочь Лера обожает лошадей.

— С рождения у нее первое слово было не “мама” — “осядка” (лошадка), — говорит певица. — Когда мы жили в Нагорном, там была конюшня, и Лера все время проводила с лошадьми. Однажды на выездке лошадь порвала артерию. Кровь била фонтаном. Пока ждали ветеринара, Лера, которой тогда было 13 лет, 40 минут пережимала артерию и спасла жизнь лошади. Ведь любовь — это самопожертвование, когда все отдашь для другого.

Все три кошки в доме Марковой уличные. Трехцветная Джесси, серенькая Муся и белоснежка Деми Мур. Джесси принес сын, нашел в подъезде. Сейчас она выглядит королевой. И ведет себя соответственно.

— Породистые кошки тупые, гадят где угодно, только не там, где надо. С Джесси не было никаких проблем. Дверь в туалетную комнату мы всегда оставляли приоткрытой — там ее горшок. Как-то заходим и слышим пронзительный крик: “Мяу!” Бедная кошка сидит на унитазе с выпученными глазами и возмущенно орет: ее застигли за интимным занятием. Когда у меня был сердечный приступ и “скорую” вызывали, Джесси легла ко мне на грудь — лечила.

Серенькая, как вязаный носочек, Муся — натуральный бомж. Обитала на помойке на Бережковской набережной около элитного дома. И били беднягу, и сжечь ее хотели, но киске наконец повезло: теперь у нее есть теплый кров.

— В этом доме живет моя знакомая. Ее зовут Ира-Кошка. Спросите Иру Макарову — мало кто знает. А Кошку знают все. Я преклоняюсь перед этой женщиной: у нее с Бережковской набережной всегда обитают 18—20 особей, — рассказывает Таня. — Среди антиквариата и дорогой мебели бродят коты. Ира-Кошка подбирает больных, хромых, операции им делает.

Картинка с натуры: в сумке от Шанель спит кот. “Ему там нравится, пусть спит”, — философски замечает хозяйка. Есть у нее любимый персидский кот. Она называет его “мой Персик”. Звоню ей как-то. “Я не могу разговаривать, — отвечает Ира-Кошка, — я должна идти в ресторан, Персику обещала раков — ему уже там сварили”.

У Муси из бурного прошлого осталась уркаганская привычка — воровать. Джесси и Деми Мур очень разборчивые, едят строго из своих мисок. В кошачьей столовой одну ждет желе из банки, другую — сухой корм. Муся ест все и вечно ищет, где бы украсть. Летит всегда первая, а кошкам-старожилам это не нравится: не царское дело с дворнягой вместе есть. Они разворачиваются и уходят. Забыли, что тоже с помойки. А Муся спокойно три миски опустошает. Потом подъедает за Норой, которая интеллигентно уминает ровно две трети. Когда Татьяну спрашивают: “А собака не обижает кошку?”, она отвечает, что все наоборот: Мусю приходится оттаскивать, чтобы накормить Нору.

С некоторыми животными Татьяне Марковой пришлось расстаться, но все они прекрасно пристроены. Черная догиня Лора грызла все подряд и спать пристраивалась только с хозяйкой. Последней каплей стали шикарные шпильки фирмы “Габор”: собака сожрала кожу с каблука.

— Пришлось отдать Лору в хорошие руки, — вспоминает Татьяна. — Но она и там не изменила привычек. Приходят как-то новые владельцы домой, а роскошный диван белый. Оказалось, Лора содрала всю обивку. Они все равно в ней души не чают, даже на море вывозят — собаке полезна морская вода.

А много лет назад Марковы купили на Птичьем рынке пушистого белого котенка за 25 рублей. Тимка вырос в огромного кота, который гонял всех собак. Как-то в лесопарке в Бибиреве два пса загнали его на сосну. Тимкина шерсть запуталась в ветках, прилипла к смоле. Татьяна так плакала, что незнакомый молодой парень полез на дерево, чтобы вызволить кота. Тот из последних сил дернул на ветку и застрял окончательно. Пришлось отпилить ветку вместе с Тимкой. Дома кот набросился на засохшую еду в миске и вылизал прокисшее молоко.

Позже Тимка нежданно-негаданно взял Гран-при на международной выставке в Измайловском парке. Собственно, кота-задиру привезли под закрытие, когда жюри распределило все награды. При виде Тимки председатель открыл рот: “Где взяли такого зверя?” “А он у нас глухой!” — выпалил сын Саша. “А вот это последняя точка в определении вашей породы, — восхитились члены жюри. — Ангорские альбиносы все глухие”.

— Я не могла его оставить, — вздыхает Татьяна Маркова. — Лера была грудной, а кот то и дело пытался запрыгнуть в детскую кроватку за погремушкой. Пришлось отдать Тимку заведующей мясным отделом. Она кота обожала, даже выделила ему персональное кресло.

А вот с Эмилем, персидским пекинесным котом персикового цвета, связана почти интимная история. На съемках демидовской передачи “Музобоз” наглый котяра мертвой хваткой вцепился в белоснежную грацию Марковой и таки стянул ее, обнажив грудь певицы. Надо ли говорить, что кассеты с записью раскупались, как горячие пирожки.

…Муся с Бережковской набережной оказалась беременной. Недавно ночью она забралась к своей хозяйке под одеяло, прижалась животиком. Утром Таня проснулась, а у нее под попой целое семейство: Муся с тремя котятами. Кто еще может похвастаться подобным опытом?




    Партнеры