ГАИ просит ремня

А также кресла для детей и денег от взрослых

20 января 2006 в 00:00, просмотров: 233

“Может, проще на лапу гаишникам дать?” — чешут репу москвичи, стоя перед прилавками с детскими автомобильными креслами, где в эти дни аншлаг. C 1 января водителям запретили сажать детей в машины, не засунув их в специальные удерживающие устройства и не пристегнув там по полной программе.

Самое плохонькое креслице стоит 200 баксов. Но если детишек двое? Трое? Тогда как штраф — всего 1 МРОТ, проще говоря, стольник. Или ну ее, эту безопасность, на фиг?

А вот 32-летняя Алла Грецкая, жительница деревеньки Птицкие, что в Псковщине, такими вопросами теперь не задается.

В этом январе молодую женщину не просто оштрафовали, а дали срок за то, что она везла в машине на заднем сиденье непристегнутого сынишку и попала с ним в аварию.


Ах, если бы расхулиганившийся Сашка, вместо того чтобы сидеть смирно, не нырнул в самый опасный момент за фломастерами, что рассыпались по полу машины, и не начал их подбирать — ничего бы страшного не случилось.

Нет, авария произошла бы все равно.

И их древняя иномарка, истерично взвизгнув, все равно съехала бы на обочину, пропахав носом кювет.

Только накрепко пристегнутый к сиденью Сашка остался бы цел.

И не было бы двух месяцев больницы после, худенькой мальчишеской ноги, подвешенной к гире, и, как следствие, диагноза в больничной карточке сына — будто заранее вынесенного приговора — “причинен тяжкий вред здоровью”.

“Тяжкий вред здоровью” — по закону вполне достойный повод для возбуждения уголовного дела. Так — в борьбе за галочки раскрываемости — посчитали, вероятно, и в районной прокуратуре городка Миоры.

Даже если потерпевший — 8-летний мальчик.


СПРАВКА МК:

Александр ПЕСЧЕНКО, сотрудник ГИБДД:

— А я вообще не понимаю ажиотажа, который создается сегодня вокруг принятых поправок в правила дорожного движения. Особенно по поводу покупки детских кресел. Никаких тренингов по этому поводу с нами еще не проводили и мы вообще не знаем, как будем штрафовать водителей за это... Обычно за такие мелкие нарушения мы просто людей устно предупреждаем. А уж сами родители должны решать: страховать им свое чадо дополнительно или пускать дело на самотек.

Я частенько останавливаю мамаш, которые сажают детишек даже на переднее сидение и никак не пристегивают. Начинаешь им объяснять, что так поступать плохо, что это опасно, а они сразу встают в позу: “Гаишник придирается. Мой ребенок — как хочу, так и перевожу!” Что ты с этим народом будешь делать?! А еще нас, сотрудников ГИБДД, в цинизме обвиняют!


А “преступница” — его родная мама, водитель машины, тоже пострадавшая в аварии.

— Не знаю, как мы все это пережили, — рассказывает, плача, Мария Афанасьевна, мать Аллы и бабушка Саши. — Мы ведь в тот день вместе ехали, из райцентра Миоры, из школы. Это было как раз 1 сентября 2005 года, первый учебный день, праздничная линейка. Мы с дедом и двумя ребятишками, внучатами Сашкой и Андрейкой, сидели сзади. А зять Митя рядом с дочкой, на переднем сиденье, — всхлипывает старушка. — Какая-то женщина выскочила на велосипеде на дорогу, это я видела, чтобы ее не задавить, дочка резко повернула машину в сторону, и... Нам всем вроде бы ничего, синяки да царапины только, сильнее всех Алле с Сашей досталось. У внука было сломано бедро. У Аллы грудная клетка переломана. И вот теперь, вместо того чтобы долечиться, — дочку отдали под суд за то, что она, дескать, покалечила собственного ребенка...

Одна лошадиная сила

Деревенька Птицкие. Мглистые, русалочьи места. Позади — Россия, впереди — Белоруссия, а через реку да болото — уже Прибалтика, заграница.

— До ближайшего райцентра, где магазины и цивилизация, пять километров идти надо, но это ничего, здоровье будет крепче, — не переживают местные жители. — Наши ребятишки — раз-два их теперь и обчелся — бегают в районную школу на своих двоих. В мороз, в метель, в темноту — освещения по вечерам у нас никогда нет.


СПРАВКА МК:

Марина СИЛКИНА, адвокат:

— Понятно, что новые правила дорожного движения в отношении детских удерживающих устройств, хотя на первый взгляд и направлены на то, чтобы предотвратить травмы детей во время ДТП, на самом деле абсолютно бредовы и бессмысленны. И ударяют они прежде всего по самым незащищенным слоям населения — многодетным семьям, матерям-одиночкам.

У моей собственной мамы, например, шестеро детей. Раньше я могла брать своих младших братьев и сестер, своего сынишку, сажала их всех на заднее сиденье “Пежо” и везла в дельфинарий или на елку. А теперь сколько кресел я должна одновременно купить, чтобы их там усадить? Во сколько эта покупка мне обойдется? Да и поместятся ли на заднем сиденье авто больше трех кресел — или нужно срочно менять машину и покупать за огромные деньги сразу минивэн?

Если раньше, увидев женщину с маленьким ребенком на обочине, любой водитель мог остановиться и подсадить их, то теперь он много раз подумает об этом, чтобы не нарваться на лишний штраф у гаишника. Также и владельцы такси наверняка повысят плату за проезд, прикупив парочку кресел для клиентов.


Автобуса до Миор ждать бесполезно, он ходит раз в день. Кому повезет, того проезжающие мимо мужики подсадят к себе на телегу. Лошадь остается самым надежным здесь видом транспорта. Прямо как при крепостном праве.

До недавнего времени на жеребчике Орлике дед Жора возил на учебу в райцентр и двух братишек Грецких — 8-летнего Сашку и 13-летнего Андрюху.

А потом их семья купила машину.

Старенькую-престаренькую иномарку цвета “мокрый асфальт”. Несколько лет полной экономии — и сдюжили, став владельцами собственного авто, одного на всю округу, считай, что небывалое счастье.

На семейном совете обучать вождению решили Аллу. “Мужики, они в езде более ненадежные, — решила Мария Афанасьевна. — Как напьются, так по канавам их ищи. Знаем мы таких знакомых трактористов. Так что мы зятя Митю на хозяйстве оставили, а за руль посадили дочку”.

Вообще, в семье Грецких и работает-то одна Алла. Она кормит и поит шестерых человек. Нянечка в две смены в районной больнице с доходом в 70 долларов в месяц. А с вычетом всех налогов, наверное, даже и еще меньшим.

— Утром, пока еще не рассвело, я старшего сына в первую смену в школу отвозила, — рассказывает Алла Грецкая. — К обеду, когда в больнице отработаю, то старшего забираю домой и возвращаюсь в райцентр с младшим Сашкой. И так целый день, верчусь часов до девяти вечера. Да нет, ничего, это сперва было тяжеловато, а потом втянулась...

Подоить двух коров, насыпать корму жирному хряку и овса резвому коняге Орлику, кроликам клетки почистить, закрутить на зиму сто банок варений-солений, крыс в подполе переловить — это все она, Алла. Мужик в юбке.

Ни о каких автомобильных креслах молодая женщина и слыхом не слыхала. Даже не задумывалась об этой ерунде. Не до того ей. Зачем вообще нужны эти самые дорогущие кресла, если мальчишек, сыновей, в них все равно не усадишь, ведь Сашка с Андрюхой вымахали уже больше мамки ростом.

Тем более что и штрафа бояться не надо — в их краях скорее волка встретишь, чем гаишника, зная, что заработать здесь нечего, на местной дороге менты отродясь не стояли.

Не было их поблизости и в день, когда случилась авария. Спасибо случайно проезжавший мимо водила вызвал по мобильной “скорую помощь”.

Переломанного Сашку сразу же забрали в больницу. Сначала в район, потом — в область. Туда же отвезли и его раненую мать.

Презумпция виноватости

— Я пришла в себя в палате, дышать нечем, лежу в кровати, она скрипит, а сверху грудь будто кто кирпичами придавил, — с тоской вспоминает Алла. — Что с машиной, с близкими? Потом ко мне мама зашла, которую положили в соседнее отделение, и сообщила, что все остались живы. У меня сразу сердце отпустило... И что со мной дальше будет — это было уже совсем не важно.


СПРАВКА МК:

Мы обзвонили несколько интернет-магазинов: по поводу детских кресел там ажиотаж. Сотрудники признались, что после Нового года не успевают отвечать на телефонные звонки клиентов. Количество заявок на покупку по сравнению с декабрем прошлого года возросло в два-три раза. Причем наибольшим спросом пользуются кресла для детей старше пяти лет. И именно кресла, а не приподнимающие подушки безопасности. Хотя последние, кстати, в несколько раз дешевле.


Два долгих месяца потом семья Грецких жила между больницами. От дочери к внуку. Перелом у Сашки оказался каким-то особенно зловредным, и домой врачи его отпускать не собирались. Нужны были деньги — на лекарства, на передачи, на такси, чтобы навестить за двести километров исхудавшего мальчишку в областном центре. Собственная же иномарка — предмет былой гордости — тихо гнила в сарае, восстановлению абсолютно не подлежащая, — перед разбит всмятку.

— Но о том, что наши злоключения не закончились и на меня завели уголовное дело, я узнала только в ноябре, когда Сашка наконец выздоровел, — вспоминает Алла Грецкая. — К нам домой пришел следователь из района, который сказал, что, разбив свою машину, я совершила серьезное преступление и поэтому должна понести за него наказание. Может, даже сесть в тюрьму. И тогда мои дети останутся без матери. “Лучше честно напиши, что ты превысила скорость и нарушила правила дорожного движения, поэтому все и произошло”, — предложил мне следователь.

— И что вы?

— И я написала, хотя это была неправда, я ехала медленно, — усмехается Алла. — Но ведь следователь объяснил, что только чистосердечное признание смягчит мою вину. И тогда меня не посадят. Он мне очень хорошо все рассказал, и я ему поверила... А что еще оставалось? Ведь других смягчающих обстоятельств у меня, получается, все равно нет.

Не явилось смягчающим обстоятельством, по мнению следователя, и то, что Алла сама пострадала во время аварии. И то, что у нее двое несовершеннолетних пацанов на иждивении — причем один из них и есть тот самый пострадавший в ДТП.

И даже то, что никто из ее близких не писал заявления в прокуратуру с требованием наказать водителя покореженной машины.

А вот тот момент, что свою иномарку Алла Грецкая разбила, спасая жизнь незнакомой велосипедистке, по словам следователя, только усугубил ее вину.

Ведь эту велосипедистку так и не нашли — с места происшествия та сразу удрала, а многочисленные свидетели аварии, понабежавшие через полчаса изо всех окрестных деревень, на дороге уже, естественно, никого не увидели.

— Так, может, велосипедистки вообще не было? — логично предположил следователь. — А пятеро ваших близких, якобы видевших эту женщину на пути, просто вас выгораживают, желая, так сказать, облегчить участь?

Обвиняемой Грецкой сразу объяснили, что она может нанять себе из города адвоката. Хорошего — за деньги. Или бесплатно. Но плохого.

После таких объяснений Алла предпочла вообще отказаться от права на защиту.

— Денег на хорошего адвоката у нас все равно не было, все запасы Сашкина больница съела. А просто так, для галочки, зря человека из города на суд гонять я не захотела, — охотно поясняет она.

Заседание в районном суде состоялось сразу после новогодних праздников. Процесс длился всего минут сорок. Быстренько допросили свидетелей и пострадавшего 10-летнего Сашу Грецкого, уже вышедшего из больницы и слезно умолявшего теперь не сажать его мамку за решетку. “Ведь я уже совсем выздоровел!” — шмыгал носом несчастный пацаненок.

— И все равно прокурор-женщина потребовала меня лишить меня свободы на три года, так как я, по ее мнению, являюсь плохой матерью и социально опасна, — вздыхает Алла. — А вот судья, хороший человек, вы его в своей статье только не ругайте, он поверил, что я еще исправлюсь, дай ему бог здоровья...

— Дай судье бог здоровья, не осиротил двух мальчишек, — вторит дочери и баба Маша.

В результате Алле Грецкой дали год условно, и еще отныне долгих 12 месяцев она обязана отдавать 15% своего заработка в пользу государства.

Удивительно, но, выходя из зала заседаний, эта молодая женщина, приехавшая на суд уже с вещами, и ее родные были совершенно счастливы.

Как мало, оказывается, нашим людям нужно для полного счастья — просто чтобы их не посадили в тюрьму.

Старым ходом

И все-таки люди в здешних краях хорошие, по-простому наивные и не злопамятные. Можно сказать, отличные люди. Живут тем, что земля пошлет: бульбой-картошкой, парным молоком да собранной в лесах брусникой — и, что самое удивительное, не жалуются ни на что. Ни на природу. Ни на власть.

А если и происходит что скверное, то винят в этом только себя — редкое качество по нынешним временам.

Этим многие пользуются.

Москвичи бы давно дошли до Верховного суда и Страсбурга, описывая злоключения Аллы и Сашки, их тяжелое материальное положение и требуя отмены жестокого приговора, а Грецкие знай себе забивают хряка на Крещение и ни о чем не жалеют.


Существует три “весовых” категории детских автомобильных кресел:

• Автокресла-переноски, от 0 до 9 кг. Такие автокресла напоминают люльку — в них ребенок находится в лежачем положении. Сверху расположена ручка для переноски. В этой категории существует разновидность раздвижных переносок — боковые стенки кресла раздвигаются в стороны в зависимости от полноты ребенка.

• 9—18 кг. Сделаны в виде кресла. В этой категории есть модели, у которых

егулируется наклон кресла.

• До 36 кг. Это большие кресла, у которых выдвигается спинка в головном отделе, соответственно, их можно регулировать, когда ребенок подрастает. При желании этот подголовник можно вообще снять. Также существуют автокресла, выполненные в виде сиденья без спинки. Они рассчитаны на возраст от 5 до 10 лет.

ГРУППА “0+” (ДО 13 КГ)

Сиденья рассчитаны на детей до полутора лет. Цена: от 25 до 150 у.е.

ГРУППА “1” (ОТ 9 ДО 18 КГ)

Такие автокресла рассчитаны на детей от года до 4 лет. Цена: от 50 до 260 у.е.

ГРУППА “2” (ОТ 12 ДО 25 КГ)

Кресла рассчитаны на детей от 3 до 7 лет. Цена: от 100 до 300 у.е.

ГРУППА “3” (ОТ 22 ДО 36 КГ)

Эти сиденья рассчитаны на детей от 6 до 12 лет. Цена: от 100 до 350 у.е.


— Что вы, мы очень рады за такой справедливый приговор Аллочке, не надо ничего менять, — уверяют меня они. — Мы знаем, конечно, что ее осудили неправильно и по закону против нее вообще не должны были возбуждать уголовное дело. Нам это потом знакомый юрист бесплатно объяснил. Еще он сказал, что лучше бы мы всем рассказывали, будто Сашка с лестницы упал, а не ДТП случилось, тогда бы уж дочке точно ничего не было, но ведь врать — это очень плохо! Хотя жаловаться мы все равно никуда не станем. Мы ведь простые люди — как бы чего не вышло, еще хуже сделаем. Пусть уж лучше все останется так, как есть!

Что же, в этой истории никто не остался внакладе.

Ни следователь, перевыполнивший свои показатели по раскрываемости преступлений, не прилагая при этом никаких усилий к ловле настоящих бандитов.

Ни судья, с легкостью огласивший обвинительный приговор матери двоих детей.

Ни даже правовое государство, которое бдит, чтобы виновных в серьезных ДТП наказывали по всей строгости закона, а не просто так...

Ни даже сама Алла Грецкая, которая теперь уж точно не станет задумываться о покупке дополнительных ремней безопасности — ведь машины в их семье больше нет.

А поутру дед Жора снова запрягает норовистого Орлика — везти внуков на учебу в школу. Все же лошадь — самый надежный в деревне вид транспорта.

И смешливый Сашка валится прямо в телегу с сеном — никаких автомобильных кресел на ней не предусмотрено, безобразничай сколько хочешь.



Партнеры