Преемник- распределитель

Как работает президентский тотализатор

7 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 437

В середине ноября президент Путин потряс политическую общественность пертурбациями в Администрации Президента и Белом доме — сделав Дмитрия Медведева первым вице-премьером, посадив в кресло простого вице Сергея Иванова и переместив Сергея Собянина из Тюменской области в Кремль, руководить АП. Аналитики тогда не один день на все лады раскладывали перспективы всех троих в качестве “преемников” в 2008 году. Сегодня мы решили проанализировать, как выглядел старт каждого из них в новой роли и чем они успели отметиться за это время.

“Надо работать, а не думать о том, кто займет какое место. Правительство должно быть деполитизированным. Не стоит слишком часто говорить о выборах”, — эти слова Путина на недавней пресс-конференции надо воспринимать как недвусмысленное предупреждение всем российским политигрокам. Мол, не начинайте слишком рано президентскую гонку-2008. Это может выйти нам боком! В открытую ослушаться ВВП сейчас мало кто решится. Но в глазах политэлиты цифры “2008” уже давно превратились в некий магический символ. Подспудные приготовления к гонке преемников идут полным ходом. Другое дело, что никто сейчас не знает, чем эта гонка закончится. Уверенным пока можно быть лишь в четырех вещах.

Жребий не брошен. По данным “МК”, в конце 2005 года, встречаясь с узкой группой своих соратников, ВВП дал понять, что шанс стать его преемником сейчас есть как минимум у четырех человек. Кроме уже засвеченных Дмитрия Медведева и Сергея Иванова, это глава железных дорог Владимир Якунин и новый шеф кремлевской администрации Сергей Собянин. Известно также, что многозначительные намеки на возможность их будущего карьерного возвышения ВВП делал и другим политикам: парочке губернаторов и даже премьеру Фрадкову.

Я даю вам все шансы проявить себя. Утонете — плохо. Выплывете — замечательно! — примерно так можно охарактеризовать суть неформального напутствия, которое президент дает кандидатам в свои преемники.

Все это может свидетельствовать о двух вещах: либо ВВП уже сделал свой выбор, но по старой профессиональной привычке держит его в глубокой тайне. Либо президент по-прежнему колеблется. Большинство знатоков кремлевского закулисья считает, что последний вариант более вероятен.

Поздний старт — залог успеха. Поспешишь — людей насмешишь. Эту поговорку сейчас можно назвать главной заповедью для любого кандидата в сменщики ВВП. В ельцинскую эру имидж “президентского наследника” почти всегда становился черной меткой для его обладателя. Владимир Шумейко, Борис Немцов, Виктор Черномырдин, Евгений Примаков — карьеры всех этих и других политиков пошли под гору именно по этой причине. С Виктором Степановичем вообще случилась трагикомическая история. В 1998 году он всего-то вознамерился почаще общаться с населением через СМИ и с большим размахом отметить свой юбилей. Но Ельцин воспринял это как признак президентских амбиций премьера и тут же поменял правительство. Похожая история случилась в 1999 году и с премьером Примаковым. Других “престолонаследников” уничтожили их ревнивые коллеги по политцеху. Мол, нечего лезть вперед!

Нечто подобное мы могли наблюдать уже в путинскую эру. Еще год назад многие зарубежные и российские эксперты очень высоко оценивали будущие политшансы Михаила Касьянова. Но стоило экс-премьеру демонстративно порвать с властью и заявить о своих президентских амбициях, как над ним “разверзлись небеса”. Сегодня получившему изрядную политтрепку Касьянову остается лишь создавать фонды, писать с советниками умные доклады и формулировать в кабинетной тиши “альтернативную повестку российского председательства в “Большой восьмерке”.

Неудивительно, что нынешние фавориты гонки наследников живут сейчас по принципу: лучшая агитация — это ударный труд на нынешнем месте работы. Взять хотя бы Дмитрия Медведева. Первый вице-премьер так увлекся демонстрацией бурной деятельности, что даже 31 декабря вовсю раздавал указания чиновникам. В свите Медведева дают понять: плохи ли проекты или хороши, но мы добьемся их исполнения. Написано, например, в проекте здравоохранения, что надо провести такое-то число операций и закупить столько-то нового оборудования, — это будет сделано. И при этом мы приложим максимум усилий, чтобы никто ничего не своровал.

Еще в медведевском окружении много говорят о том, что их шефу абсолютно незачем становиться сейчас премьером. Мол, в этом случае ему придется принять на себя всю ответственность. Кроме того, новый глава правительства имеет все шансы стать непопулярным. Поэтому, несмотря на крайне прохладные отношения Медведева с Фрадковым, интересам первого вице отвечал бы вариант, при котором Фрадков оставался на своем месте еще года полтора.

В своем нынешнем виде правительство, правда, абсолютно неработоспособно. Постоянные открытые конфликты Фрадкова с одной стороны и Кудрина с Грефом — с другой уже сейчас почти что привели к параличу. И нет никакой гарантии, что ожидаемые в скором времени перестановки в кабмине улучшат ситуацию. Но, как говорят политзнатоки, реальная эффективность работы правительства сейчас мало кого волнует. Ведь на кону стоит гораздо большее.

В поведении Медведева можно заметить еще и другую особенность. В своем белодомовском кабинете первый вице-премьер старается проводить абсолютный минимум времени. Он постоянно уезжает в Кремль и проводит там даже самые малозначимые совещания. Там же Дмитрий Анатольевич держит и наиболее ценных своих сотрудников. Скорее всего подобное поведение первого вице объясняется его стремлением как можно чаще быть ближе к “телу” президента. Кроме того, в условиях обострения внутренней борьбы сейчас крайне важно сохранять конспирацию. А в Кремле Медведеву пока это сделать гораздо проще, чем в Белом доме.

Похожим образом себя ведет и другой потенциальный преемник — Сергей Собянин. Многие россияне уже успели позабыть, что в ноябре бывшего тюменского воеводу назначили руководителем кремлевской администрации. Но исчезновение Собянина из поля зрения публики еще ничего не означает. Согласно информированным источникам, новый шеф кремлевских аппаратчиков готовит новую структуру администрации и потихоньку наращивает свой политический вес. Говорят, например, что он твердо намерен подчинить себе даже некоторых самых влиятельных кремлевских воротил типа Владислава Суркова. Другое дело, что “удар” будет нанесен лишь в момент, когда ситуация для этого созреет. А до этого Собянин будет сидеть в “подполье”.

Кто от Сечина? Второй по политвлиянию человек в стране, глава президентского секретариата Игорь Сечин, вряд ли видит себя в роли официального преемника Путина. Игорь Иванович гораздо более комфортно чувствует себя в роли серого кардинала Кремля. Но можно не сомневаться, что в президентской гонке Сечин будет играть одну из самых важных ролей.

Сила главы президентского секретариата не только в его исключительно близких отношениях с Путиным. По словам знатоков, Сечин чуть ли не единственный питерец, который при подборе своей команды ориентируется не на происхождение, а на таланты. Например, президентский помощник по кадрам Виктор Иванов способен реально доверять только питерским чекистам. Все остальные для него просто не существуют. Ну а для Сечина “правильное” происхождение — это лишь один из факторов при принятии решения о судьбе кандидата. Команда Сечина отличается управляемостью и сплоченностью. Игорь Иванович вызывает восхищение чиновников готовностью жестко защищать своих людей. Неудивительно, что Сечин сейчас стоит во главе клана, в который входит множество влиятельных людей из бизнеса и политики.

Но у Сечина есть своя ахиллесова пята. В его окружении нет людей с талантами в сфере публичной политики. Как говорят, одно время Сечин хотел было раскрутить в качестве своего кандидата в президенты Генпрокурора Владимира Устинова. Но Устинова, как известно, можно назвать публичным политиком лишь с большой натяжкой… Как Сечин будет выходить из этой ситуации, пока непонятно. Но искать какой-то выход шефу президентского секретариата придется обязательно. Ведь даже приход к власти Медведева чреват для Сечина массой неприятностей.

* * *

Утверждение о стремительной “советизации” российской политики уже давно стало общим местом. Но по крайней мере в одном отношении грядущая президентская гонка будет даже хуже советских выборных кампаний. Пусть во времена СССР не было открытой публичной конкуренции между политиками. Но тогда существовала хоть какая-та система подготовки и продвижения новых руководящих кадров. Сейчас ничего этого нет. После реформ последних лет власть начала стремительно превращаться в замкнутую касту, в которую нет хода посторонним. Все появившиеся было при Горбачеве и Ельцине лазейки наверх теперь намертво замуровываются.

Все это делает президентскую гонку-2008 одновременно и непредсказуемым, и довольно скучным, и даже мучительным зрелищем. Где взять новых скаковых лошадей? Вот один из главных вопросов российской политики сегодня. Будет ли на него дан ответ?



Партнеры