Как сломали “Ногу”

Владелец фирмы Нессим Гаон — “МК”: “Я готов сократить сумму претензий к России”

10 марта 2006 в 00:00, просмотров: 842

Похоже, наш Пушкинский музей может вздохнуть спокойно: угроза нового ареста его картин по требованию швейцарской фирмы “Нога” вряд ли повторится. Наши самолеты будут летать на международные авиасалоны без проблем. А парусники — участвовать в международных регатах. “Ногу” если не отрезали, то точно ампутировали у нее несколько “пальцев”. Долги этой фирмы, находящейся на грани банкротства, выкупил тесно связанный с Россией американский бизнесмен Александр Коган — с подачи нашего Минфина. Говорят, что впоследствии эти долги будут перепроданы России, и тогда “Нога” затихнет окончательно.

“МК” созвонился с владельцем “Ноги” Нессимом ГАОНОМ. Сделка вызвала его крайнее раздражение — порой он срывался на крик...


— Вы могли бы разъяснить ситуацию: кто и зачем купил ваши долги?

— Александр Коган был сподвигнут на эту сделку некоторыми людьми из Минфина России. Я хочу заявить: эти $68,8 миллиона не имеют никакого отношения к той сумме, которую Россия задолжала моей фирме. Это лишь ничтожная часть тех денег, которые нам должна ваша страна. Речь идет о покупке Коганом долгов “Ноги” перед западными кредиторами, с которыми наша фирма обещала расплатиться, как только получит деньги из России: швейцарский суд постановил, что Россия обязана заплатить нам $1,1 млрд. Общественность намеренно вводят в заблуждение: смотрите, Нессим Гаон не в состоянии заплатить свой долг перед кредиторами, а мы берем эти обязательства на себя.

— Вы лично общались с Александром Коганом? Что вы можете про него сказать?

— Я знаю, что этого человека разыскивают в США, поскольку подозревают в отмывании денег. Наша фирма не собирается иметь с ним дел.

— В России очень большое раздражение вызывают те способы, которыми ваша фирма пытается вернуть себе долг: аресты судов, самолетов, музейных коллекций… Вам не кажется это неэтичным?

— Я знаю, что это неэтично, и такие способы — против нашей воли. Но мы уже 15 лет требуем вернуть наши деньги. Думаете, я хочу ссориться с такой огромной страной, как Россия? Я всего лишь хочу получить назад долг.

— Думаете, получите?

— Конечно. Я не хочу больше судебных тяжб. Я готов сесть за стол переговоров, обсудить и даже сократить сумму претензий, но такого предложения мне не поступало.

— Как обстоят финансовые дела вашей фирмы? Это правда, что вы обанкротились?

— Мои дела очень плохи, это правда. Но я не банкрот. Банки забирают у меня один объект собственности за другим в счет погашения тех займов, которые я брал у них для ведения бизнеса в России. У меня отобрали отели в Женеве и Каннах. Но у меня еще осталось много зданий и другой собственности…


Справка МК:

В Минфине вчера так и не удалось найти ни одного чиновника, который мог бы пролить свет на ситуацию: замминистра Сергей Сторчак, который мог бы дать комментарии, находится в командировке.


Из досье МК:

Корни тяжбы “Ноги” с Россией уходят в 1991 год, когда фирма подписала договор с тогдашним первым вице-премьером РСФСР контракт на поставку продовольствия в обмен на нефть. Два года спустя Россия договор расторгла: в документе было много юридических “нестыковок”. “Нога” захотела неустойку, и начались долгие международные суды. Было предпринято несколько попыток ареста российского имущества за границей, но суды снимали с него арест. По версии нашего Минфина, “Нога” может претендовать только на 55 млн. долларов с процентами.

Что касается Александра Когана, выкупившего долги фирмы, то он занимается тем, что поставляет по заказу МЧС и “Газпрома” надувные ангары (спортсооружения, склады и т.д.). Г-н Коган работает в тесном контакте с “Единой Россией” и рассчитывает расширить свой “надувной” бизнес в нашей стране.




    Партнеры