На авось не пронесет

Академик Бестужев-Лада: “Человечество обречено на вымирание”

19 мая 2006 в 00:00, просмотров: 1541

Наверное, несерьезно говорить о вымирании человечества, если на Земле сегодня живет около 6,5 млрд. человек и более того — население продолжает прибывать. Но, как ни парадоксально, именно сегодня ученые говорят о том, что если не дни, то десятилетия человечества уже сочтены. Ведь в свое время мало кто верил в крушение советской империи (крепка была власть Советов!), а еще много раньше — и Римской.

Так считает известный российский социолог, академик Российской академии образования, президент Международной академии исследований будущего Игорь БЕСТУЖЕВ-ЛАДА.


— В конце прошлого века профессор Антонов из МГУ сделал величайшее открытие в области демографии. Его можно сформулировать следующим образом: “При переезде из деревни в город человек теряет потребность в семье и детях. И обрекает себя на вырождение”. По этой причине все развитые страны Европы и США обречены на вымирание. Учитывая опыт советской индустриализации и практику разорения “неперспективных деревень”, такое же будущее ожидает и Россию, и Украину, и Белоруссию.

Остальные народы нашей планеты, т.н. развивающиеся страны, тоже не минет чаша сия. Но с ними это произойдет через несколько поколений, через десятки лет.

Процесс объективный, и он, что называется, уже пошел. Вряд ли его можно остановить посланием Президента России.

— Наверное, вы просто пессимист?

— Давайте смотреть реально. Еще в не столь далекие в историческом отношении времена в России было 30—40% здорового населения, в каждой такой семье рождалось по 10—12—15 детей. Не все из них выживали, это правда. Но вместо двух родителей, отца и матери, оставалось минимум 4—5 детей. Которые, создав свои семьи, тоже рожали по 10—12 детей. И так далее, на протяжении десятков, сотен лет. Вместо двух родителей оставалось хотя бы по четыре продолжателя рода. Шел нормальный рост населения, дети помогали родителям по хозяйству, каждый ребенок был, как говорится, при деле.

С переездом крестьян в город положение меняется. Дети становятся обузой в семье, им нечем заняться в городской квартире.

В городе ребенок не может быть помощником на работе, он именно обуза. Поэтому подростки сидят по подвалам, поют блатные песни, “колются”, жгут лифты и плодят свою контркультуру, люто враждебную общественной философии. Они чувствуют, что осложняют жизнь родителям, что они чужие на этом празднике жизни. Когда приходит время заводить свои семьи, молодежь начинает соображать: им-то зачем такая трагикомедия? Тем более что в городе никого не интересует — женат ты или холост.

— А раньше такие сведения запрашивались?

— Прежде всего. В общественном мнении ты был отцом семейства. Либо тебя спрашивали: ты чей будешь? Как какого-нибудь слугу.

По статданным, 2/3 молодежи в возрасте от 18 до 25 лет сегодня не замужем и не женаты. Из семейных пар 20% не имеют детей, а те, кто имеет, почти все — только одного ребенка. Такова объективная реальность.

Отсюда масса негативных последствий. Один ребенок “заменяет” двух умерших родителей, начинается вымирание. В России — со скоростью миллион человек в год. Да и не у нас одних. В США у “белых” американцев, в Европе — то же самое. Но там численность населения восстанавливается за счет приезжих из других стран.

Беда, как известно, не приходит одна. В однодетной семье трудно воспитать полноценного ребенка. В больших семьях этим занимаются, как правило, старшие братья и сестры. Отец и мать — это уже бог и царь. Сейчас все эти звенья “вываливаются”, вместо них мы имеем детсад и школу — рассадники дедовщины в армии.

Замедляется процесс взросления молодежи, налицо инфантилизация. Когда начинается взросление? Когда человек самостоятельно принимает решения. А в городе за ребенка все решают взрослые. В результате в 10 лет мальчику 5 лет, в 15 —10, в 20 — ему 15, а в 30 — ему 16 лет.

— Игорь Васильевич, вы не утрируете?

— Ничего подобного! У меня старшему внуку 33 года, но по поступкам ему 16 лет, не больше. Типичное современное дитя.

По большому счету, это не отцы и не матери. Из-за инфантилов нельзя создать ни армию, ни государственный аппарат, ни рабоче-крестьянский класс. Государство исчезает напрочь.

Вторая беда — из однодетной семьи никого не отпускают работать: на стройку, за “баранку”, за станок. А вдруг с ребенком что-нибудь случится, он же единственный в семье?! Начинается приток в Москву рабочей силы из Средней Азии, других республик. Через несколько поколений их ждет такая же судьба, как нынешних горожан, но сегодня эти миграционные процессы вызывают конфликты — межэтнические, религиозные. Пока это отдельные эксцессы, протесты бритоголовых.

У нас еще “цветочки”, смотрите, какие события происходят во Франции! Там за ребенка выплачивают приличные пособия, они тоже не особенно рвутся на заводы и на шахты. Приглашают арабов, негров. Но те тянут за собой всех родственников, требуют таких же прав, как у гражданина страны, а обычаи предпочитают соблюдать свои, национальные… Начинаются погромы, горят машины.

— Значит, Послание президента не сработает, ничего не изменит?

— Надеюсь, что-то изменит, во всяком случае, что-то нужно делать. Но положение в буквальном смысле архисложное. Приближается коллапс. В 2000 г. в стране было 21 млн. школьников, сейчас их осталось 17 млн. Через 5 лет их останется 14 млн. А 8-летних вдвое меньше, чем 18-летних. Это коллапс, карточный домик. Население не просто уменьшается — становится все больше и больше ущербных людей.

Сегодня у нас уже не 30, а только 5% здорового населения, миллионы инвалидов, около 80% хроников.Нужно, чтобы в здоровых семьях рождалось по 5—6 детей. Материальных стимулов, о которых говорится в обращении президента, явно недостаточно.

В результате всего этого Россия пустеет, а свято место пусто не бывает.

— Когда же, по вашему мнению, наступит “финита ля комедия”?

— На протяжении этого столетия, и это нетрудно высчитать в годах. Нам не дадут спокойно умереть, слишком большой напор сил. Сейчас пока из Закавказья и Средней Азии, отчасти Китая, Кореи и Вьетнама.

Средней Азии деваться некуда, там идет рост населения, двух родителей сменяет четыре ребенка. Им нужны дома, работа, вода — в тех краях ощущается ее острый дефицит. Все это они надеются найти у нас, в России. То же самое, что в свое время происходило с албанцами в Югославии. Нас еще ждет свое Косово. Судите сами: один ребенок-инфантил против 5—6 моджахедов. Это безусловная и явная гибель.

Словом, если посмотреть в перспективу, она безрадостна и тревожна. Мы, нынешнее городское население, через 20—30 лет будем “стерты с лица земли” теми народами, кто только начинает мигрировать из сельской местности в городскую. Затем, через 3—4 поколения, то же самое произойдет и с ними.

Странно, но никто над этой проблемой никто всерьез не задумывается, полагаясь на чисто русское “авось пронесет”! Не пронесет!

— Но на планете около 6,5 млрд. человек. Куда они денутся?

— Хочется верить, что вымрут естественной смертью, поколение за поколением. Человек вступил в борьбу с природой. Что было бы, если б на Земле жило 6 млрд. слонов? Они бы затоптали друг друга! Что было бы, если б развелось 6 млрд. змей? Они бы перекусали друг друга! В природе каждому виду отведено свое место. В том числе и человеку.

Природа нас “опускает”. Вопрос в том, как остановить или замедлить начавшуюся гибель.

— Истории известны случаи, когда вот так и вымирали народы?

— Слабые народы обычно добивали агрессоры — помните могикан? Однако бывали и другие истории. Самый яркий пример — первый Рим, сильнейшее государство в мире. Римский легион численностью в 6 тыс. человек мог разбить любую 100-тысячную армию. Постепенно у римлян началось то, что сегодня происходит в России: молодежь под различными предлогами стала “косить” от армии, резвилась в банях, погрязала в пороках. А римская армия медленно, но уверенно заполнялась варварами. В конечном итоге 30 тыс. варваров однажды напали на 100-тысячный римский гарнизон и уничтожили его.

— Но, согласитесь, у нас в стране что-то меняется к лучшему! И денег вот матерям подкинули, и стабильность в обществе появилась… Может, все-таки пронесет?

— Родители — очень чувствительные существа. И как только понимают, что стало чуть получше, тут же рожают больше детей. Но это только легкая рябь на море, и не стоит обольщаться, она ничем и никак не повлияет на процесс.

Ни 3 тыс. руб. не помогут, ни 6 тысяч…

— Как же быть? В село мы возвращаться наверняка не будем…

— При существующем положении дел мы действительно обречены. Прежде всего из-за нашей психологии. Потому что теоретически выход есть. Он простой и легкий, но неосуществим из-за того, что наше сознание его не примет.

— Что же это за выход?

— Как я уже говорил, раньше в России 30—40% населения было полностью здоровым, оно-то и давало в семьях по 10—20 детей. 50—60% считалось практически здоровым. И лишь 1—2% населения (солдаты, инвалиды, нищие) не участвовали в процессе деторождения.

Сегодня полностью здоровых людей осталось только 5%, 20—25% практически здоровые, а остальная часть — хроники. У кого спина, у кого глаза, у кого ухо… Какое они дадут потомство? Это ужасно. У нас многие дают потомство в каждом поколении все более ущербное.

Мне кажется, здесь нельзя исходить из псевдодемократического принципа, что все люди равны. Как говорит автор книги “1984” Джордж Оруэлл, “все люди равны, но некоторые равны больше”. Выход именно в этом. Нужно обратить внимание на полностью здоровых людей, их в нашей стране осталось меньше, чем чиновников и депутатов, вместе взятых. А скоро станет меньше, чем олигархов.

На них необходимо делать главную ставку.

— Извините, но это уже какая-то “арийская теория”!

— Вот видите, и вы туда же! “Мы что, коровы, чтобы нас куда-то отбирали?” — обычно возмущаются люди.

Наука эта называется евгеникой. Это не фашизм, не расизм, а попытка выхода из смертельного, критического положения. Не только для России, но и всех стран, перешедших к городскому образу жизни.

— Ладно, отобрали мы эти 5% здоровых мужчин и женщин. Дальше-то что, у них же на лбу ничего не написано?

— Давайте смотреть. Все почему-то думают, что женщине нужно только побольше денег — и тогда все будет в порядке. Но у олигархов на этот счет проблем никаких, а все равно у большинства один ребенок в семье.

Да, для воспитания детей деньги нужны, но они не главное. Главное — статус женщины. Женщина-домохозяйка в нашей стране, если она не жена нового русского, — это самый низ общества, можно сказать, его дно. А женщина должна быть уверена в своем завтрашнем дне, ей необходимы пожизненные, так сказать, гарантии…

— Вы эту теорию с кем-нибудь обсуждали?

— В свое время с генералом Александром Ивановичем Лебедем. Это единственный губернатор, который понял суть вопроса, в Красноярском крае начал открывать кадетские корпуса. Планировал организацию женских корпусов будущих многодетных матерей.

А идея вот в чем. Я бы предложил организовать особые училища, куда бы принимались просто по состоянию здоровья — как берут, допустим, в космонавты. Училище, наверное, должно давать начальное рабочее образование, но с педагогическим уклоном, рассчитанное на то, что человек будет воспитывать собственных детей. Допустим, юноша или девушка с 14 до 18 лет учится в этом училище, познает азы домоводства и прочих житейских премудростей, а потом его (или ее) отпускают на все четыре стороны: торговать на рынок, самолеты водить, дороги строить… Но человек может сразу изъявить желание стать профессиональным родителем.

И тогда такие люди попадают в социальный статус, равный положению депутата Мосгордумы или даже депутата Госдумы. Это означает жилье в кредит, который погашается по мере рождения детей. Скажем, с появлением в семье 6-го ребенка жилье полностью переходит в собственность родителей. Еще лучше, если это коттедж с участком.

Во-вторых, питание, одежда, обувь, игрушки и книжки для детей должны быть по символическим ценам. В общем, таким папам и мамам нужен статус, отпуск, бесплатная поликлиника, полное довольствие и всеобщее уважение. Короче, статус, равный статусу директора детсада или учительницы.

— Вы думаете, это нас спасет?

— Чуда не произойдет, но процесс вымирания резко замедлится. У нас появится больше здоровых детей.

Вот, собственно, и весь вопрос. Но ему противостоит всеобщее народное возмущение: мол, как это так? Ведь испокон веков было: ты родила — ты и мучайся. А тут здрасьте-пожалуйста. Несчастная Нюшка нарожала детей и живет так же, как мэр города! В коттедже, машина есть!..

Проблема пока никем не осознана.

— Я, кажется, догадываюсь почему. Это какие потребуются колоссальные деньги!

— Сегодня на демографию тоже выделяются финансы, но расходуются они неэффективно. Вот что я скажу: у нас 60 млн. трудоспособных людей, почти треть из них фактически безработные. Ведь много людей, которые получают зарплату ниже прожиточного минимума. Это означает, что государству человек попросту не нужен, ему под видом зарплаты дают пособие по безработице.

К чему я все это рассказываю? Сейчас бешеными темпами идет компьютеризация. Уже скоро в супермаркете мы не увидим сотни продавщиц, в банке — сотни клерков. Нас ждет неизбежный накат безработицы, все ляжет на плечи компьютеров и роботов.

Можно и даже нужно освободить несколько миллионов мужчин и женщин специально для воспитания детей! Нам с вами необходимо только преодолеть психологический барьер, признать, что воспитание детей — такой же каторжный труд, как на фабрике или на заводе.

— Если ничего не предпринимать...

— Возможно несколько сценариев. Не исключено, что какой-то народ выберет себе диктатора, он “железной рукой” запретит аборты, под страхом лагерей обяжет каждую семью рожать по 10 детей, даст им льготы, сделает привилегированным сословием...

— И все опять повторится сначала?

— Повторяю: возможны варианты. Вы видите, как бурно развиваются компьютеры, сотовый телефон за 10 лет стал сложнейшим электронным устройством, а он в кармане почти у каждого. Будет совсем другое общество, и уже скоро — через 10—30 лет. Не исключено, что компьютер, а не человек станет определять: каким должно быть население на планете. Оставит нам, скажем, от 200 до 600 млн. человек.

Впрочем, не исключаются и другие варианты развития событий — в том числе и не самые оптимистические...




Партнеры