Война и ненцы

Последний избранный стал первым посаженным

25 мая 2006 в 00:00, просмотров: 451

“Нам до сих пор не удалось устранить одно из самых серьезных препятствий на пути нашего развития — коррупцию”, — заявил Владимир Путин во время своего недавнего Послания парламенту. Чистки в силовых структурах и сенате, заключение под стражу ненецкого губернатора Баринова, казалось бы, доказывают серьезность намерения власти вычистить наконец свои “авгиевы конюшни”. Ведь с действующим воеводой еще никогда не поступали так жестко. Задержанию всегда предшествовало освобождение с должности.

В реальности же дело последнего всенародно избранного воеводы в стране свидетельствуют совсем о другом — о невозможности системной борьбы с коррупцией в современных российских условиях.

Ни одной стране до сих пор не удалось “устранить такое серьезное препятствие на пути развития”, как коррупция. Например, в Америке всенародно избранные губернаторы штатов регулярно попадают за решетку. За последние десятилетия это случилось, в частности, с губернатором штата Луизиана Эдвином Эдвардсом, бывшим хозяином штата Теннесси Роем Стэнтоном… Особо выделился штат Иллинойс. В 70-е экс-губернатора Отто Кернера посадили на три года за взяточничество в его бытность руководителем штата. А сегодня еще один бывший губернатор этого же штата Джордж Райн ожидает вынесения приговора за рэкет. По оценкам юристов, ему светит до 20 лет в кутузке.

Но при всем внешнем сходстве историй незадачливых американских губернаторов с нынешней ненецкой сагой между этими событиями существует принципиальная разница. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить историю Баринова и злоключения экс-губернатора штата Коннектикут Джона Роланда, только что отсидевшего год за взяточничество.

У Джона Роланда не было возможности спасти себя, заключив какую-либо политическую сделку. Ход расследования его уголовного дела был предельно прозрачен и шел в рамках жестко установленной процедуры. Сначала еще действующим губернатором занималась специальная комиссия по расследованию. Затем дело Роланда перешло в верховный суд штата. Следующим этапом должен был стать импичмент губернатора. Но Роланд решил этого не дожидаться и подал в отставку. От тюрьмы и домашнего ареста это его, правда, не спасло.

А как у нас? Знатоки утверждают, что Баринов в любой момент может остановить “карающий меч правосудия”. Для этого несколько дней тому назад ему надо было обеспечить “правильное решение” местного заксобрания по поводу требования Москвы об отзыве местного сенатора. Сейчас “цена свободы” изменилась. Это написание заявления об отставке с поста губернатора. Правы или неправы знатоки — никто не знает. Ход расследования дела Баринова абсолютно непрозрачен. И не о какой твердо установленной процедуре речь не идет.

Расследуя дело Роланда, американские власти шли от конкретных фактов злоупотреблений. У нас, похоже, все обстоит ровным счетом наоборот. Сотрудники прокуратуры старательно ищут, что бы еще такого предъявить опальному губернатору. Как иначе можно объяснить изъятие всех видеоматериалов с Бариновым на местной телестанции?

Отставка, а затем и тюремное заключение губернатора Роланда были чисто местной “инициативой”. Американские федеральные власти не вмешивались в этот процесс ни на одном из этапов. Дело ненецкого губернатора было, напротив, инициировано исключительно Москвой.

Получается, что американская система региональной власти способна к самоорганизации и самолечению. Для ее нормального функционирования не требуется постоянного надзора из столицы. У нас же в провинции что-то начинает двигаться только после прилета мощного десанта из Москвы. Да и тогда не ясно, о чем именно идет речь: то ли о борьбе с коррупцией, то ли о банальной борьбе кланов.




Партнеры