Карлсон, которая танцует на крыше

Знаменитая балерина — “МК”: “Выступать возможно и после шестидесяти”

2 июня 2006 в 00:00, просмотров: 1982

В России о ней много слышали, но видели лишь один раз, когда одна из ярчайших звезд современного танца выступала на вручении приза “Бенуа де ла данс”. Каролин Карлсон потрясла пронзительным, словно разрыв молнии, танцем и исчезла с российского небосклона. Но вот спустя восемь лет она вновь в Москве, где сегодня представляет свой спектакль “Тигры в чайном домике”.

Каролин Карлсон — хореограф, танцовщица, педагог. Родилась в Калифорнии в финской семье. Обучалась классическому танцу, но вскоре переметнулась из классики в танец-модерн. Поступив в Нью-Йоркскую труппу Алвина Николая, становится в ней ведущей танцовщицей. В 1971–м приезжает в Париж, где поступает в труппу Анн Беранже. С 2004 года возглавляет Национальный хореографический центр Рубэ Нор — Па-де-Кале. Карлсон удостоена звания рыцаря Ордена искусств и литературы и рыцаря Почетного легиона. С чем Карлсон прилетела в Москву, первым выяснили репортеры “МК”.

— Каролин, что за “Тигров” вы нам привезли?

— Этот спектакль создавался на трех уникальных танцовщиков — корейского, японского и китайского. К сожалению, последний из них повредил себе спину, у него была сложная операция, и в Москве его заменит другой танцовщик. Что до тигра, то это символическое животное для трех культур — китайской, японской и корейской. А сам спектакль — результат моих поездок в Азию, тридцатилетнего изучения дзен-буддизма и увлечения восточным искусством.

— А чем вы еще увлекаетесь?

— Пишу стихи, выпустила во Франции два поэтических сборника. Изучала искусство каллиграфии, теперь рисую пером.

— Если вернуться к танцам, то в классическом — сплошные табу и запреты, в современном свободы больше?

— Конечно, в балете артист в сорок лет уходит на пенсию, а в современном танце можно танцевать и далеко после. (Самой Каролин 62 года, но она продолжает выступать. — В. К.)

— А со скольких лет не поздно начать им заниматься?

— Я видела танцовщиков, которые начинали познавать азы танца модерн в двадцать.

— А в шестьдесят можно?

— Почему нет? Все возможно. У меня есть друг, он живет в Австралии, так у него группа танцовщиков, которым за шестьдесят, они весьма активно занимаются танцевальной импровизацией.

— Вам интересен не сценический танец, а танец улиц, дискотек?

— Мне кажется, я как раз и создаю нечто из этой серии. Мне интересно делать композиции, предназначенные не для сцены. Во Франции я придумывала спектакли, действие которых происходило в плавательном бассейне, на крышах домов. Это, конечно, не дискотека, но довольно необычные и демократичные места. Работая на Венецианском биеннале, устраивала представления на складах. Люблю создавать уличные спектакли, это необыкновенно увлекательно, к тому же дает возможность тем, кто не в состоянии купить билет в театр, приобщиться к танцу.

— В сегодняшнем современном танце очень мало поэзии, лиризма и слишком много агрессии и жестокости.

— Да, это так, наверное, потому, что мир стал более жестоким. Но ко мне это не относится. Я из тех, кто за красоту и нежность. Мои спектакли рождаются из внутренних поэтических импульсов. Они, может быть, грустные, но не агрессивные.






Партнеры