Любовь по ленд-лизу

Рогожкин в “Перегоне” выбрал и девушек, и самолеты

7 июля 2006 в 00:00, просмотров: 990

Александр Рогожкин всегда разный. И всегда верен одной теме. Он изучает особенности национального характера в экстремальных условиях. А из них жизнь человека, родившегося в России, в общем-то в основном и состоит. Русский человек — он мятущийся, он хочет до дна своей души доскрестись и понять — что там и почему так. Вот и в новой картине Рогожкина “Перегон” русский человек изучает себя на фоне Второй мировой, на окраине ее — маленьком военном аэродроме на Чукотке.


В “Перегоне” рядом смех и смерть — жизнь, какая есть, без пафоса и громких речей. В основе сюжета сценария, написанного, как всегда, самим режиссером, — малоизвестная страница Второй мировой: как американцы перегоняли с Аляски на Чукотку по ленд-лизу нашей армии в 1943-м самолеты “Аэрокобра”.

После камерной “Кукушки” — истории трех сердец — Рогожкин снимает многонаселенное кино, про которое он сам говорит, что хотел показать мир с почтовую марку. “Почтовая марка” — и есть маленький военный аэродром. И свой треугольник в этом мире тоже, конечно, есть. В его основании — библиотекарша (Анастасия Немоляева, не часто выбирающаяся на съемочные площадки. Лицо — далекое от суеты, потому как из тех времен). На одном острие — начальник аэродрома (Даниил Страхов). На другом — его комендант (Алексей Серебряков) — и это острие острее острого. Роль у Серебрякова вышла исключительная — сложная и многогранная. По всем канонам Станиславского: как верхушка айсберга — то, что он говорит и делает на экране, внутри — история глубокая: кадровый офицер после сильной контузии и сталинских чисток. Население — все и не перечислишь, 40 персонажей в картине: русские летчики — пацаны, чуть ли не со школьной скамьи; американские летчицы — девушки уже с военным стажем; местные чукчи — техники на аэродроме и просто жители поселка неподалеку.

Отдельно — присланный с Большой земли повар Ромадановский, бывший авиаконструктор, отсидевший в лагерях, — потрясающее открытие для кинематографа — питерский театральный актер Юрий Ицков. Штучная работа. Его герой для разнообразия рациона летчиков и заказывает поросенка, чтоб откормить его в свинью. Тут, конечно, начинается комедия — в фирменном рогожкинском стиле. Поросенка Тарасика играл мини-пиг Кузя, вокруг которого что на съемочной площадке было охов-ахов, что на премьере. В кинотеатре “Октябрь” поставили сцену с фанерным задником, на котором изображены герои “Перегона”, на нее — стул и предложили всем желающим сфотографироваться с Кузей, раза два с тех пор набравшим в весе. Рядом сажали собаку Весту, тоже героиню фильма. После сеанса раздавали бесплатные фотографии. Рогожкин всего этого “безобразия” не видел: уехал на фестиваль в Карловых Варах, где “Перегон” участвует в конкурсе. Зато пришли актеры. Серебряков, выкрашенный набело для гламурной роли в “Глянце”. Анастасия Немоляева, родившая два месяца назад третью дочку. И Даниил Страхов, не отрывавшийся от телекамер. К представлению фильма, к сожалению, припоздал оператор Андрей Жегалов, чья работа — что в “Перегоне”, а особенно в “Острове” Павла Лунгина, который он поехал снимать сразу же после фильма Рогожкина, — радость глазу и сердцу. Если ему в этом году не дадут операторскую премию — значит, коллеги по киноцеху смотрели эти фильмы зажмурившись.




Партнеры