Скрытие покажет

Почему спецслужбы России засекретили смерть Шамиля Басаева?

20 июля 2006 в 00:00, просмотров: 451
Смерть Шамиля Басаева до сих пор окружена непроницаемой завесой секретности. Всю информацию об обстоятельствах ликвидации “террориста №1” монополизировал ЦОС ФСБ, который дозированно выдает материалы особо доверенным телеканалам. Скупые комментарии спецслужб не вносят ясности в обстоятельства взрыва, произошедшего в ночь на 10 июля на окраине ингушского села Экажево, а скорее, порождают все новые вопросы. Почему же спецслужбы так скрывают подробности своей самой успешной операции? Действительно ли Шамиль Басаев погиб в Ингушетии, и если да, то кто ему в этом помог? Спецкор “МК” Марина ПЕРЕВОЗКИНА попыталась ответить на эти вопросы.

Вопрос первый.
Спецоперация или “несчастный случай”?

Судя по всему, это не было несчастным случаем. Противники спецоперации выдвигают две версии. Первая (версия самих боевиков, которую они озвучили на своих сайтах) состоит в том, что Басаев погиб по неосторожности, из-за случайного замыкания проводов в то время, когда он собирал или проверял взрывное устройство, установленное в начиненном взрывчаткой грузовике. Вторая версия — “местная”, которую распространяют некоторые ингушские “очевидцы”. Они утверждают, что взрыв произошел во время движения колонны машин по дороге Али-Юрт—Экажево. “КамАЗ” якобы попал в дорожную яму, из-за чего сдетонировала взрывчатка.

Однако всякому, кто побывал на месте происшествия, очевидно, что грузовик во время взрыва не ехал, а стоял. Ведь воронка от взрыва осталась не на дороге, а на пустыре перед недостроенной усадьбой сыновей Азамата Евлоева. К тому же старик, живущий неподалеку, слышал, как проехал “КамАЗ”, как он остановился, и минут через 10—15 после этого раздался взрыв. Ложью является и утверждение сторонников версии “несчастного случая” о том, что якобы спецслужбы были застигнуты врасплох и явились на место происшествия только под утро, а первичные следственные действия производили сотрудники ингушского МВД. По показаниям всех местных жителей, пустырь был в течение получаса оцеплен солдатами на БТРах и сотрудниками спецслужб. Как удалось выяснить спецкору “МК”, первыми местными, которых уже во второй половине дня 10 июля пустили за оцепление, оказались саперы ОМОНа МВД Ингушетии. Именно они потом в течение нескольких дней собирали и обезвреживали боеприпасы, разлетевшиеся в радиусе одного километра от места взрыва.

Оперативность, проявленная федералами, свидетельствует о том, что они были готовы к событиям. Если для кого-то произошедшее и было неожиданностью, так это для ингушских силовиков. И это не случайно. Как рассказал мне на условиях анонимности один из сотрудников федеральных силовых структур, долгое время работавший в Чечне: “Ни одна наша операция, о которой мы ставили в известность ингушскую милицию, прокуратуру, не была удачной. Адрес, куда мы приезжали брать террориста, оказывался пустым — его успевали предупредить наши ингушские коллеги”. Поэтому теперь, по словам моего собеседника, серьезные спецоперации в Ингушетии проводятся без местных структур. Но от этого они не перестают быть спецоперациями.

Вопрос второй.
Как опознали Басаева?

Высокопоставленный источник в силовых структурах Ингушетии заявил спецкору “МК”, что от Басаева осталась голова и ступня от протеза, по которым его и опознали. Однако один из моих собеседников, попавший за оцепление ранним утром 10 июля, утверждает, что никакой “головы Басаева” там не видел. Разные источники утверждают, что на месте взрыва лежали 4 тела, одетые в черную форму. Из них “опознаваемых” — два: с головами, с конечностями, только сильно посеченные осколками. Третье тело — с головой, но без рук и ног. Четвертое — туловище без головы и конечностей. Именно это туловище считалось телом Басаева.

Однако это не так. В настоящее время два тела опознаны точно, два — предположительно. Лучше всего сохранились тела Исы Куштова и Алихана Цечоева — хозяина того самого участка, на котором взорвался “КамАЗ”. Цечоев ранее проходил по делу о нападении на Ингушетию в 2004 году. Предполагается, что два других тела принадлежат Тархану Ганижеву и некоему Патиеву. Вопрос о возможной гибели Магаса (Али Тазиева) пока остается открытым. Из всех четверых пока только Куштова опознали родственники. Его сестра, Мариэтта Магомедова, видела все четыре тела в центральном морге Владикавказа. При опознании присутствовал следователь из Ростова Сергей Шевелев, который и назвал Мариэтте предполагаемые имена остальных трупов. Мариэтта профессионально (она врач) определила у мертвых минно-взрывные травмы и осколочные ранения. Никаких останков Басаева она в морге не видела.

Итак, четыре тела на пустыре — и четыре в морге. Никакого пятого тела не существует, тогда о каком же “вскрытии тела Басаева” сообщают некоторые СМИ? Видимо, Басаев разорван в клочья, от него остались только фрагменты, в том числе и фрагмент головы. До проведения молекулярно-генетической экспертизы определенно сказать, кто это, нельзя. А с экспертизой могут возникнуть проблемы. При идентификации тела по ДНК биоматериал матери дает точность 99,9%, отца — уже 80%, родных братьев, сестер и детей — еще меньшую. Известно, что отец Басаева, Салман, был убит федералами в 2002 году, сестра с семьей и младший брат погибли еще в первую войну от прямого попадания в дом авиабомбы, брат Ширвани тоже считается погибшим. Жива ли мать — неизвестно, а дети и жены террориста находятся за границей. На днях глава администрации Веденского района уверял меня, что никаких басаевских родственников в его районе не осталось — “кто не уехал, те убиты”.

Откуда же уверенность, что в Экажеве был убит именно Басаев? Версия о беспилотном самолете “Пчела”, который якобы отслеживал перемещения “КамАЗа”, нашим экспертам из числа бывших работников спецслужб кажется неубедительной. В реальных условиях Кавказа это слишком сложно. Остается одно: в непосредственной близости от Басаева в ту ночь находились агенты российских спецслужб.

Вопрос третий.
Кто привел в действие взрывное устройство?

— Желательно, чтобы тот, кто приводит в действие взрывное устройство, находился в зоне прямой видимости, чтобы опознать “объект” и нажать на кнопку именно в тот момент, когда “объект” окажется в зоне поражения, — считает бывший сотрудник спецслужб. — Басаева могли подорвать из засады, или агент мог ехать рядом с ним в одной из машин.

Это подтверждает и мой источник в МВД Ингушетии. По его словам, о том, что на пустыре было убито не четыре, а около 10 боевиков, получена “оперативная информация” — то есть информация от агентов. Значит, агенты были. Некоторые очевидцы утверждают, что после взрыва по пустырю бегали несколько боевиков, которые кричали: “Где Шамиль?!” — потом сели в машины и уехали в сторону Али-Юртовского леса. Возможно, среди них был и агент, выполнивший свою миссию.

Однако порой бывает так, что агент-исполнитель неправильно рассчитывает силу взрыва и гибнет вместе с “объектом”. Мы знаем имена 4 боевиков, погибших вместе с Басаевым. Из них в наиболее сложном положении находился в то время Иса Куштов, “оружейник” группировки, который постоянно находился рядом с Басаевым и ведал вопросами приобретения и распределения оружия. Куштов также считается подручным “президента” Ичкерии Доку Умарова.

Вся семья Исы Куштова во время осетино-ингушского конфликта в 1992 году бежала из поселка Южный в Северной Осетии в Ингушетию, осела в станице Троицкая. В семье было пять братьев. Но только один Иса, как говорят его родственники, “не смирился с несправедливостью” — а по данным правоохранительных органов, он с 1992 года находится в розыске за участие в вооруженном конфликте в Пригородном районе. 25 января этого года на автодороге между Троицкой и Орджоникидзевской машину младшего из братьев Куштовых — Ибрагима, 1971 года рождения — заблокировали две автомашины “Нива” без номеров. Согласно уголовному делу по факту похищения, возбужденному прокуратурой Сунженского района, из автомобилей выскочили неустановленные вооруженные лица в камуфлированной форме, которые увезли Куштова-младшего в неизвестном направлении. Потом его якобы видели в Ханкале.

Со стороны спецслужб родственникам поступило осторожное предложение — вернуть Ибрагима, если придет Иса. У братьев Куштовых нет сомнений, что Ибрагима похитили, чтобы воздействовать на боевика. Вступил ли Иса Куштов в контакт с ФСБ, чтобы спасти брата, и как далеко зашли эти переговоры, мы никогда не узнаем. Его тело было наименее повреждено — значит, он дальше других находился от эпицентра взрыва. Но все это — лишь версия. А ответственный источник в МВД Ингушетии заявил мне, что Куштов-младший погиб во время бомбардировки базы боевиков в Али-Юртовском лесу.

В ответ на сообщения о том, что Басаева подорвали самодельной бомбой, предположительно изготовленной в Дагестане, некоторые эксперты высказывают предположение, что организатором этого убийства мог быть нынешний “президент” Ичкерии Доку Умаров. При этом Умаров мог действовать не сам, а с подачи спецслужб. “Умаров давно находился в каких-то сложных отношениях со спецслужбами, — рассказывает один из экспертов. — В 2000 году, когда он после выхода из Грозного месяц лечился в Нальчике, он сотрудничал со спецслужбами. Тогда он выдал боевика по кличке Тракторист, указал место захоронения генерала Шпигуна, оказал некоторые другие услуги. За это ему позволили уехать в Грузию”. По мнению моего собеседника, Умаров мог преследовать цель стать “номером 1” в иерархии боевиков. На “умаровский след” может указывать и то, что два погибших боевика — Тархан Ганижев и Иса Куштов — считаются людьми, близкими Умарову. Кто-то из них мог быть исполнителем теракта. Все это не исключает, что имела место спецоперация ФСБ. Просто чекисты действовали не прямо, а через Умарова.

Вопрос четвертый.
Чего хотели боевики?

Вероятно, скоро мы узнаем об этом достоверно. По некоторым утечкам, на месте взрыва были обнаружены документы, компьютерные дискеты со списками сотрудников УФСБ и их домашними адресами, удостоверения личности некоторых боевиков, а также мобильные телефоны. Пока же остается только строить догадки.

“КамАЗ” был полностью загружен взрывчаткой (примерно 300 кг тротила) и НУРСами (неуправляемыми реактивными снарядами, около 300 штук). По оперативной информации, готовилось нечто грандиозное — скорее всего обстрел административных зданий Магаса. Боевики уже давно наловчились стрелять НУРСами при помощи самодельных пусковых установок. Причем запускать НУРСы можно как с плеча, так и заочно — по сигналу мобильника либо таймера. Специалисты говорят, что собрать подобные кустарные установки достаточно просто. НУРСы стоят дорого, взрывать их в грузовике нерентабельно. Возможен такой вариант: сначала обстрел НУРСами, а когда поближе подтянутся федералы — взрыв грузовика-бомбы.

Очевидно, что выманить Басаева из леса могло лишь что-то очень серьезное. Зачем ему было лично присутствовать при приемке очередной партии боеприпасов? Новым терактом он должен был подтвердить пошатнувшийся авторитет террориста №1. Это могла бы быть “ночь длинных ножей” для сотрудников УФСБ — или, например, убийство высокопоставленного федерального чиновника. О том, что в Ингушетию скоро прибудут высокие гости из Москвы, Басаев мог узнать от тех, кого он считал своими источниками в силовых структурах РФ. Кто на самом деле осторожно, шаг за шагом, заманивал “волка №1” в приготовленную для него ловушку.


АНЕКДОТ В ТЕМУ

Рамзану Кадырову во сне является отец и говорит:

“Сынок! Ты все-таки будь поосторожнее: я Басаева здесь не встречал!”




    Партнеры