Кодорский капкан

Наш специальный корреспондент Марина Перевозкина — из зоны грузино-абхазского конфликта

31 июля 2006 в 00:00, просмотров: 258

Абхазия просит Россию о защите. В субботу ее парламент принял заявление, в котором утверждается, что подлинная цель кодорской операции — агрессия против непризнанной республики. Россия обязана защитить своих граждан, считают в Сухуми. И хотя Грузия начала отвод из ущелья своих вооруженных формирований, обстановка остается тревожной: абхазское руководство заявляет, что примет все меры, чтобы не допустить размещения в Кодорском ущелье марионеточного “правительства Автономной Республики Абхазия в изгнании”. Не исключается даже проведение в ущелье военной операции.

— Прежде всего, конечно, мы постараемся воздействовать на Тбилиси дипломатическими мерами и отговорить их от этой затеи, — говорит министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба. — Тем более что ни к чему хорошему для самой Грузии это не приведет. Саакашвили здесь не оригинален: попытки разместить это “правительство” в Кодорском ущелье пару раз предпринимал и Шеварднадзе.

— Заканчивалось это, как правило, тем, что членов “правительства” приходилось эвакуировать на вертолетах: ну не могли местные сваны допустить, чтобы на их исконной территории был какой-то “кабмин”, состоящий в основном из мегрелов! В случае если мы поймем, что потенциал политического урегулирования этого вопроса исчерпан, тогда будут приняты другие меры. Отвечать за которые будет не МИД, а совсем другие структуры.

В субботу на встрече в селе Чубурхинджи Гальского района Абхазии три стороны из четырех (представители Абхазии, российских миротворцев и наблюдателей ООН) заявили о том, что Грузия грубо нарушает Московское соглашение о прекращении огня, подписанное 15 мая 1994 года. В одном из пунктов этого соглашения говорится, что из Кодорского ущелья за пределы Абхазии должны быть выведены все грузинские военные формирования. Командование российских миротворческих сил и миссия военных наблюдателей ООН на этот раз были единодушны: они заявили о необходимости вывода всех военных подразделений Грузии из верхней части Кодорского ущелья. Грузинские же представители никакой вины за собой не признали и настаивали на том, что “это была полицейская операция по наведению конституционного порядка в ущелье”. Но какая же это “полицейская операция”, если командует ею министр обороны? — так рассуждают в Сухуми.

Кодорское ущелье имеет для Абхазии стратегическое значение. Долина реки Кодор рассекает республику почти посередине. Устье реки выходит к морю примерно в 30 км от Сухуми. Верхняя часть ущелья выходит к Клухорскому перевалу на границе с Карачаево-Черкесией. А другой его конец примыкает к высокогорным районам Западной Грузии. Получается такой “мост” между центром Абхазии и Грузией: отсюда пять минут лета до Сухуми. Такое географическое положение делает ущелье очень важным для безопасности непризнанной республики. Тем более что прецеденты имели место: в 2001 году именно таким путем проникли из Грузии в Абхазию боевики Гелаева. А в 1993 году именно через это ущелье уходили из Абхазии грузинские войска и беженцы.

Как утверждают абхазские военные, в 1993 году они легко могли установить контроль над ущельем. Однако решено было сванов не трогать. В том числе и потому, что все на Кавказе знают: нет ничего хуже, чем заиметь свана врагом. В Сванетии до сих пор сильны старинные традиции, в том числе обычай кровной мести. Это гордый и мстительный горный народ.

— То, что сейчас грузинские силовики сделали в Кодори, сваны им никогда не забудут, — утверждает один из моих сухумских собеседников. — В их дома врывались вооруженные люди, проводили там обыски — одно это уже считается позором для горца. А родственники той убитой женщины — Гугусиани, неужели вы думаете, что они простят? Может пройти 40 лет, и кто-то из ее внуков найдет старика Саакашвили где-нибудь в Калифорнии.

В свое время абхазскому правительству удалось решить вопрос Кодорского ущелья методом переговоров. Дело в том, что после того как в 92-м году грузинские войска вышли из Кодорского ущелья, в Сванетии был сформирован отряд “Монадире” (“Охотник”) под командованием Эмзара Квициани, который вроде бы был местным отрядом самообороны, но финансировался из бюджета минобороны Грузии.

— Я познакомился с Квициани на переговорах, — рассказывает заместитель министра обороны Абхазии Гарри Купалба. — Мы заключили с ним “джентльменское соглашение” о неприменении силы. Мы обещали, что наши вооруженные люди не будут появляться на их территории, сваны обещали, что на их территории не будет структур “правительства в изгнании”.

Информацию о том, что в ущелье могут быть введены грузинские войска, в Абхазии имели еще месяц назад. Примерно в это же время в ущелье снова появился Квициани, который до того отсутствовал два года.

— Тогда Квициани в телефонном разговоре со мной подтвердил, что все наши договоренности остаются прежними. Больше контактов с ним не было, — утверждает Купалба.

По мнению представителей Абхазии, Саакашвили одержал в Кодори пиррову победу. Теперь там начнется партизанская война. Сваны будут мстить за каждого убитого, а их, по данным абхазской стороны, десятки. Раненых не менее 50 человек. Не случайно на второй день операции журналистов перестали подпускать к зугдидской больнице. Сторонники Квициани будут по одному отстреливать представителей Тбилиси, а через несколько недель ущелье “закроется” до весны. И “правительство в изгнании” окажется там в заложниках.

Этот прогноз уже начинает сбываться: по информации наблюдателей ООН, в воскресенье в ущелье опять произошла перестрелка между спецназом и вооруженным местным населением. Один снаряд из подствольного гранатомета разорвался рядом со 107-м постом миротворческих сил.

Кстати, на миротворцев в Абхазии многие обижены. В Сухуми полагают, что они в соответствии со своим мандатом были обязаны не пропустить в Кодорское ущелье автоколонну грузинских военных. Кроме того, странно, что о прохождении этой колонны члены правительства Абхазии узнали не от миротворцев, а от наблюдателей ООН. По мнению одного из наших высокопоставленных источников в руководстве Абхазии, могли иметь место закулисные договоренности на высоком уровне между грузинской и российской сторонами о том, что миротворцы не помешают прохождению грузинских военных в ущелье. Для чего это было нужно Москве, покажет время.




Партнеры