Мексиканские перцы зажгли в Москве

Фауст в кубе или в квадрате?

30 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 814

Театр продолжает искать новые формы. В ноябре на помощь призван новый европейский театр с аналогичным названием. NET уже представил два зрелища — российское (инженерный театр АХЕ) и норвежское (компания Йо Стромгрена).

Инженерная конструкция душ

Новый взгляд на театр начался... нет, не с вешалки, а с вестибюля. Зрителям первым делом вручали листочек под названием “Глоссарий к спектаклю “Фауст в кубе”. И вправду, без него ну никак не обойтись. Ведь действо невербальное, а значит, отсутствуют слова. Присутствуют танец, жесты, мимика.

Авторство именно такого взгляда на Фауста принадлежит драматургам Павлу Семченко и Максиму Исаеву из русского инженерного театра АХЕ. Кстати, в спектакле заняты мексиканские актеры. Сперва зритель видит кружащихся в медленном танце собственно Фауста и Маргариту. Он пытается избавиться от своей партнерши — то и дело шваркает ее об пол. Как гласит глоссарий, “Маргарита — душа и хранитель Фауста”. После на сцену вывозят большущий квадрат, внутри которого и разворачивается основное действо. Так что не в кубе, а в квадрате Мефистофель совершает свои страшные действия. А потом Мефистофель превращается в Фауста. Зачем?

А затем, чтобы плести козни против Маргариты. В результате из-за бесконечных интриг девушку, то есть душу Фауста, низвергают. Зрителю это показывают при помощи художественного образа: Маргариту Фауст и Мефистофель одевают в платье. Оно сделано не из воздушного шелка, а из очень плотной бумаги. В результате все ее тело сковано... злом.

Вот вам и Фауст — зло Мефистофеля там побеждает...


Оксана ХИМИЧ

Госпиталь предупреждает!

Три медички в коротких халатах среди двух обшарпанных стен явно сходят с ума — калечат друг друга и с таким же энтузиазмом лечат. Одна другой закатит в лоб и радуется, в то время как третья их подружка колотится головой об стенку. Потом все вместе наедаются таблеток с явно галлюциногенным эффектом. Потом…

При этом говорят на непонятном языке — смесь английского с норвежской тарабарщиной — и танцуют, если можно назвать танцем забавные движения конвульсивного характера. Одним словом, шизофрения — не объявленная, но очевидная. Никакого морализаторского или обличительного текста про этот мир, с которым, кажется, и так все ясно. Никакого реквизита. В наличии юмор — и тот черный, чернее не бывает.

Режиссер и хореограф Стромгрен сознательно поменял текст с подтекстом и такой рокировкой добился интересного эффекта от своего творения. Стремление человеческой особи к власти и до чего она доводит особь ее добившуюся — такова философия “Госпиталя”. Жертвы и тираны, меняющиеся местами, представлены в обычной ситуации обычного госпиталя, где в отсутствие пациентов под вой военных самолетов и далеких взрывов три женщины сходят с ума.

Почему? Ответ в финале, когда одуревшие медички лепят на стены портреты мужчин. Они называют их гансами, йоханами, вернерами, целуют их потемневшие фотографические изображения. Мужички погибли, бабы остались, феминистический мир ужасен — предупреждает в “Госпитале” доктор Стромгрен.

В ближайшие дни на фестивале NET — “Не оглядывайся” (Великобритания) с 29 ноября по 3 декабря.

И “Кода” (Франция) — с 1 по 4 декабря.




Партнеры