Гламур в дурдоме

Оксана Робски по Кащенко плачет

21 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 440

…Лежит себе тихий сумасшедший Иван Иванович, в прошлом Гай Юлий Цезарь, на больничной койке. Смотрит в окно. Облака разглядывает. Тут открывается дверь. Входит врач. А за ним… Оксана Робски. Кошмар!

Новый перл от глянцевой девушки Робски выйдет через месяц.


Кафе, где мы ждали дамочку — обсуждать ее шедевр, было, конечно, самым пафосным местом Нового Арбата. Когда дождались, поняли вот что. Инопланетянка с Рублевки — дамочка спокойная, погруженная в себя, даже грустная. Что неудивительно: для тех, кто не знает, второго мужа у нее убили. Правда, с тех пор появился уже третий. Дамочка привычно окидывала взглядом всех проходящих мимо людей с ног (точнее, с обуви) до головы (точнее, до прически). В темных, печальных глазах отпечатывались марки одежды. Стали говорить о литературе.

— Это моя первая книга, которая написана не от первого лица. Поэтому, возможно, впервые меня не будут отождествлять с героиней.

— Тут интереснее про ваши мытарства — я имею в виду ваши путешествия по психиатрическим лечебницам.

— Да, я ходила по сумасшедшим домам. Это было очень интересно. Ты выходишь из сумасшедшего дома и понимаешь: то, что ты называла бедами… Тебе настолько повезло в жизни хотя бы потому, что ты там не находишься. Ничего страшнее нет. Логика этих людей — особенная. Их слова, реакции — все вошло в книгу, и это делает историю правдоподобной.

— В каких больницах вы были?

— Я была в клинике Ганнушкина, в Кащенко, в клинике на улице 8 Марта и в ведомственной больнице. Кстати, она отличается очень сильно от больниц государственных. И больные тоже отличаются.

— Да что вы говорите? Сумасшедшие тоже бывают бедные и богатые?

— Болезнь накладывает отпечаток на внешность. Отпечаток на внешнем виде пациентов в клиниках Ганнушкина и Кащенко — у всех. В более привилегированных, платных учреждениях за этим как-то специально следят. И внешне они мало отличаются от здоровых. Один человек произвел на меня неизгладимое впечатление. До этого он был в сборной России по баскетболу, успешный человек, внешне симпатичный, такая фигура… И такая судьба. Он мне сообщил, что в прошлой жизни он был… то ли Петром Первым, то ли Наполеоном. Я спросила: а как вы догадались? Он говорит: а как догадываются люди, стоящие на автобусной остановке, что скоро придет автобус?

— Вам наверняка какую-нибудь статистику сумасшествия врачи рассказывали?

— 70% больных шизофренией — от алкоголизма. 20% — наследственная история. 5% — случаи кровоизлияния в голову, аварии и прочее. И 5% не изучено. Основная часть — алкоголизм. Выходишь оттуда — и возникает желание обзвонить по записной книжке всех знакомых, особенно тех, которые любят погулять, и просто умолять бросить пить. Я считаю — чтобы вылечить человека от алкоголизма, надо его на один день привезти в Кащенко.

— А вы сами — случается, что выпиваете больше чем нужно?

— Иногда — конечно, выпиваю. Поэтому на меня это и производит такое сильное впечатление.

— А откуда вообще такая идея — описать жизнь сумасшедших?

— Одна девочка (не та, которую похитили) — это реальный персонаж, из жизни. А прототип другой героини, девочки, которую похитили, — Наташа Кампуш. Это нашумевшая история: 8 лет ее держали в подвале, и она сбежала недавно. Она стала очень знаменитой, давала интервью журналистам. Мне стало интересно психологически показать, что это такое, когда человек возвращается в жизнь и люди на нем зарабатывают деньги. Такая русская Наташа Кампуш.

— То есть у вас в книге — сексуальное рабство?

— Да.

— Правда, что вы начали писать после того, как у вас в семье случилась трагедия?

— Нет, я пишу с детства. В моей семье была трагедия, как, наверное, в каждой семье, но это было очень давно, а первая книга три года назад появилась.

— До какой степени на вас саму ваше путешествие повлияло? Ведь не до такой же степени, что прямо — с собой покончить? Вы быстро вернулись обратно в спокойную жизнь?

— Очень страшно, но не настолько. Я не склонна к суициду. Я себя не считаю абсолютно, на 100 процентов, нормальным человеком, но суицид — это один из признаков шизофрении.




Партнеры