Алена Свиридова дала детям свободу

“Книжка доктора Спока отправилась в помойку”

5 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 1264
  Певица Алена Свиридова — любящая мама. У нее двое сыновей. Старшему Василию — 20. Младшенькому Грише — три годика. Алена Свиридова рассказала, когда Вася научился читать, как Гриша катается на лошадях и почему она против системы воспитания по доктору Споку.
     
     — Вы планировали беременности?
     — Бог с вами! Первого уж точно нет. Да и второго, если честно, не планировала. Кажется, эту беременность запланировал мой организм. Я всех призываю: рожать, рожать и еще раз рожать!
     — Ваше “воспитательное кредо”?
     — Главный принцип воспитания — уважение к личности. Ребенок — это не твоя собственность, над которой ты можешь изгаляться, как тебе вздумается. Он человек со своими желаниями и вкусами.
     — А если малыш, к примеру, отказывается кушать? Как тут без строгости?
     — Ни со старшим, ни с младшим у меня таких проблем не было. Зато со мной родители воевали, кормили через силу. Дедушка сидел надо мной как цербер: “Пока не доешь, гулять не пойдешь”. Я с истерикой ела это противное вареное сало, как сейчас помню. Не из вредности, не каприза ради, просто мне было невкусно. Потом я ездила на Кубань и там поправлялась на несколько кэгэ, потому что там было все вкусно.
     Гришку я кормлю вкусно. Я чувствую это и вроде пока не ошибалась. Причем он ест и в ресторанах, куда мы стали водить его чуть ли не с рождения, и в гостях, а дома готовлю для него сама.

“Я сыну говорила: если вдруг напьешься — позвони, приеду”

     — Няня у вас есть?
     — Есть. Но мы хотим быть вместе и общаться. Со старшим я тоже везде и всюду таскалась, но по другой причине. У меня не было выхода. Василия я родила рано. Мама моя была в полном расцвете сил, работала и на роль бабушки была по большому счету не согласна. Так что я брала Ваську, закидывала на загривок и ходила на какие-то встречи, даже на ночные мероприятия. Кстати, это сказалось на нем благоприятно. Он сейчас ненавидит ночные клубы.
     Васе на генетическом уровне передалось что-то. Я с юности не переносила пьяных. И сын никогда не злоупотреблял. А в том, что молодые ребята встречаются и выпивают по сто грамм, нет ничего предосудительного. Главное — знать меру. Я, знаете, когда Вася собирался на тусовки, всегда ему говорила: “Если вдруг напьешься, позвони, я приеду и заберу тебя”. Так он звонил и говорил: “Мам, я не напился, но тут некоторые мои друзья, поеду их провожу”.
     — Как выбирали детский сад и школу для старшего?
     — Вася ходил в детсад и школу, которые были ближе всего к дому. Первая половина школьной учебы прошла у нас с большими трудностями. Нам крупно не повезло с учительницей. Она была очень педантичная. Залез при письме на поля — сразу “три”. Это был какой-то сизифов труд. В какой-то степени эта учительница отбила всякую охоту у моего сына к учебе. Он махнул рукой. Но потом я перевезла его в Москву и отдала в 57-ю школу, что за Пушкинским музеем. И Васе вдруг понравилось учиться. Хотела его как-то взять с собой на гастроли, говорю: “Давай, Вась, сачканем”. А он мне: “Не-а, я в школу пойду, у меня уроки”.
     — Какие-то антипедагогичные методы...
     — Меня мама заставляла играть гаммы на рояле. Я ненавидела гаммы, а мама стояла надо мной, как надсмотрщик. Я, воспитывая ребенка, отталкиваюсь от того, как бы мне хотелось, чтобы со мной поступили. Вот мне бы хотелось, чтобы мама мне тогда просто объяснила, для чего и почему я должна играть эти скучные гаммы. Поэтому я стараюсь объяснять. Еще мама отключала телефон и прятала его в шкаф перед своим уходом. Я вместо того, чтобы заниматься, все свое время тратила на взламывание шкафа.
     — Неужели ваш старший сын ничего никогда не взламывал, а вы никогда ничего не запирали?
     — Была у нас одна болезнь. Компьютерные игры. Я до сих пор убеждена, что в них нет ничего полезного. Правда, увлечение технологиями переросло для Василия в профессию: он изучает компьютер.

“Устраиваем во дворе День святого Валентина”

     — Алена, вспомните, как Вася начал читать?
     — Рано. В три уже читал. Мы играли в кубики, на которых буквы написаны, и вдруг он взял и сложил слоги. Сам, представляете? Я никогда ему не читала сказок перед сном — не потому, что не хотела, а потому, что он сам их читал.
     — Младший — такой же?
     — Совсем нет. У него не обнаружилось таких способностей, и ему-то и я и папа регулярно читаем книжки. Зато он обожает музыкальные инструменты, все, что звучит. Гриша лабает на всех детских, а в придачу и на взрослых гармошках, флейтах, гитарах. У меня есть студия. Григорий все время просит: “Возьмите меня на “репипицию”. Приходит, внимательно смотрит, как мы записываемся. У него на студии есть два любимых инструмента — ударная установка и рояль. Постучать по барабанам — нет большего счастья.
     — А сейчас Гриша занимается чем-нибудь, ходит в садик?
     — Нет. В детских садиках дети болеют. Вероятность подхватить какой-нибудь вирус очень велика. Поэтому Гриша пока дома со мной и няней.
     — Как выбирали няню?
     — Интуитивно. Вообще мне кажется, женщина должна доверять своей интуиции, а не рекомендательным письмам. Она пришла и понравилась мне. Няня у нас бывает 5 дней в неделю.
     Многие считают, что детский сад необходим для того, чтобы маленький человечек научился общаться в коллективе. Но у нас сложился прекрасный детский коллектив на площадке во дворе. Мы устраиваем для детей елки, дни рождения и даже День святого Валентина. Так что Гриша общается на свежем воздухе.
     — Вы как-то пересмотрели свои взгляды на воспитание, когда родили второго ребенка, все-таки с момента появления первого прошло почти 17 лет?
     — Конечно. Когда родила Василия, то читала модную тогда книжку доктора Спока. Он вывел такой принцип воспитания маленьких детей: если ваш ребенок здоров, сыт, но плачет, то пусть плачет. Привыкнет к мысли, что ревом ничего не добьешься, и уснет. Сейчас я уверена, что этот метод — бесчеловечный. Ребенок всего лишь хочет общения, ласки. Даже взрослому человеку хочется, чтобы его поцеловали на ночь, что уж говорить о малышах. Так что книжка Спока отправилась в помойку. Вообще младшего я больше чувствую, как мне кажется. Все-таки я была очень молода, когда родила первого ребенка, и совершенно к этому была не готова. Он для меня был скорее еще одним младшим братом (у Алены есть брат младше нее на десять лет. — “МК”). У меня не было той истинной радости материнства, которым сейчас я наслаждаюсь.
     — Но тем не менее со старшим сыном вы друзья?
     — Да. Василий сейчас живет и учится в Канаде. Туда очень давно переехал его отец. Я скучаю, но считаю, что он вправе выбирать, где ему учиться и где жить. В этом смысле я далеко не самый рьяный патриот, скорее космополит.

“И в Лондоне есть свои недоросли”

     — “Импортное” образование лучше российского, на ваш взгляд?
     — Понимаете, и в Лондоне есть свои недоросли. Если ребенок хочет учиться, получать знание, он будет это делать где угодно. Что касается иностранных языков, то, как мне кажется, для этого достаточно летних курсов.
     — Вам не обидно, что дети не общаются между собой?
     — Знаете, как только родился Гриша, я повесила в его комнате фотографию, на которой я и Вася. Когда Гришка подрос и Вася приехал в Москву на каникулы, младший узнал брата. Зов крови. Сам выделил его в толпе людей, подошел к нему, стал обнимать и целовать. Думаю, они будут общаться, несмотря ни на что.
     — Как проводите досуг с младшим?
     — По-разному. Гриша совершенно не капризный парень, отличный компаньон. Он гуляет с нами везде и всюду и никогда не ноет. Ему все интересно. На днях ездили на конюшню. С каким удовольствием Гриша кормил лошадок! А потом еще и прокатился, правда, шагом.
     — Гриша занимается спортом?
     — Нет. Пока нет. Я вообще не сторонница профессионального спорта для своего сына. Уж больно травматично. Только сейчас я задумалась о преподавателе по музыке. Но, думаю, начнем заниматься после пяти лет.
     — Сами не хотите давать сыну уроки? Вы все-таки профессионал в этом деле…
     — Я профессиональный музыкант, но не педагог. Не думаю, что у меня получится.


Партнеры