Еще нарожают

Время в зеркале итогов

16 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 578
  Когда президент Путин в последний раз общался с народом, его кто-то спрашивал про сельские школы. Мол, нельзя ли их оставить в деревнях, а то детям больно тяжко ездить каждый день за двадцать-тридцать километров. Путин тогда ответил, что нет, нельзя. Сельские школы слишком дорого обходятся государству: зарплаты учителям плати, за свет, за отопление плати, канцтовары и методички выдавай, мебель покупай… Денег уходит уйма, а учащихся мало, поэтому пусть ездят в райцентр, такова наша мудрая политика.
     Следуя этой мудрой политике, сельские школы, где учатся менее 250 человек, с этого года действительно позакрывали. Местные учителя, соответственно, остались без работы, а учащиеся стали устраиваться кто как может. Одних родители отправили жить к родственникам, другие забросили школу по причине недосягаемости. Когда дорога хорошая и сообщение регулярное — они, конечно, ездят. Но если весной и осенью дороги развозит, зимой переметает, автобусная остановка — за полтора километра от дома, а автобусы идут два раза в день и к тому же ломаются, поход за знаниями превращается в мучительное мероприятие…
     Большинство населения у нас давно уже живет в городах. И правильно делает. Так что закрытие сельских школ касается сравнительно небольшой части населения. Но и они тоже люди. Они болеют за своих детей и стараются искать выход из положения.

* * *

     Начинали селяне с того, что робко пытались протестовать. В сентябре поступали отрывочные сведения о том, что кое-кто даже перекрывает федеральные трассы.
     Потом наступило затишье, и до Нового года новостей не было. Наконец пару недель назад по государственному телеканалу был показан сладчайший репортаж из села, где учителя, стремясь сохранить работу и зарплату, принялись усыновлять детей школьного возраста. Чтоб, значит, учеников у них стало больше, и тогда школу не закроют.
     Каждый учитель уже усыновил по одному, а некоторые даже по два ребенка, и в результате количество школьников в деревне увеличилось на одиннадцать человек. Хватит ли этого, чтоб сохранить школу? Учителя не знают, но надеются на лучшее.
     Надеются, разумеется, напрасно. Им надо усыновить человек по сорок, чтоб школу не закрыли. Но тогда не будет хватать зарплаты.
     В другом селе избрали менее замысловатый путь. Там школу закрыли, но учителя остались и продолжают учить детей, как учили много лет, а родители сами скидываются им на зарплату.
     Решили так: если государство не может позволить себе содержать нашу школу, мы сами будем это делать на свои кровные. Лучше платить деньги, чем мучить ребенка и каждый день нервничать: как он доехал до школы, да как вернулся обратно.
     Здравое решение самостоятельных людей. Но что они получили в ответ от властей на свою самостоятельность? Власти их послали далеко и надолго. “Вашей школы нет на карте мира, — сказали им в местном департаменте образования. — Значит, ваши дети не учатся. Они не получат аттестаты, останутся необразованными и никуда не поступят, а вас мы лишим родительских прав за то, что не даете детям учиться”.
     Самостоятельность тоже не задалась. Какие у селян остались варианты?
     Практически никаких. Протесты подавляются, компромиссы отвергаются, деньги не работают… Наверно, надо сдаваться. Пойти умертвить детей, чтоб не мучились. Будущего у них нет, поскольку в предложенном режиме они все равно образования не получат. Зато государству легче будет нести социальную ношу. Расходов меньше.

* * *

     В 97-м году бюджет нашего государства составлял 20 млрд. долларов и 6 млрд. резерва. Но цены на нефть росли, и бюджет тоже рос. В этом году он достиг 300 млрд. и 180 млрд. резерва.
     За десять лет бюджет страны увеличился в пятнадцать раз. Однако граждане не стали жить в пятнадцать раз лучше. В подавляющем большинстве они живут точно так же, как жили всегда, — сводят концы с концами.
     Где миллиарды? Куда они делись?
     Неужели нельзя было на эти нефтяные деньги провести нормальную дорогу в каждую деревню и закупить для школ новые автобусы с непьющими водителями, и заранее подумать, как в одной школе будет учиться сразу десять одиннадцатых классов, и уже только после этого закрывать “малокомплектные” сельские школы?
     Положим, они действительно слишком дорого обходятся государству (хотя сейчас выясняется, что значительной экономии их закрытие не принесло). Положим, всю систему школьного образования в сельской местности необходимо было реформировать.
     Но почему у нас как реформа — так непременно людей надо ставить раком? Почему ни одну реформу нельзя провести по-человечески, продуманно и осторожно, никого не мучая и не терзая?
     Шоковая терапия, реформа вкладов, реструктуризация военно-промышленного комплекса, денежная реформа, замена льгот компенсациями, теперь вот реформа сельского образования… Безусловно, и это, и многое другое необходимо было делать, чтоб перевести социалистическое хозяйство на рыночные рельсы.
     Но как же зверски это делалось! С каким пренебрежением, презрением, даже ненавистью власти к своему народу!
     Кем надо быть, чтоб из нашей деревни — не с датской фермы и не с американского ранчо, где у каждого члена семьи своя машина, в гараже стоит вездеход, трудятся наемные работники и всегда найдется кому отвезти ребенка в школу, — так вот кем надо быть, чтоб из нашей деревни, где взрослый-то человек не всегда чувствует себя в безопасности, отправлять десятилетних детишек в школу за тридцать километров — каждое утро по темноте и грязи?
     Кем надо быть, чтоб полгода не давать диабетикам бесплатный инсулин?
     Кем надо быть, чтоб лишать лежачих больных положенных им памперсов и антипролежневых матрасов?
     Жестокость необъяснимая. И ладно бы к врагам! Нет, к своим.
     К своим избирателям.
     Самое поразительное, что избиратели принимают такую жестокость к себе как должное. Они подстраиваются. Одни готовы усыновить всех бездомных детей, лишь бы им оставили работу. Другие согласны по второму разу платить деньги, которые из них уже вычли налогами. А третьи про все это и знать не хотят: зачем нам, в городе, забивать голову сельскими проблемами? К тому же в стране демографический взлет, рост рождаемости, а детки маленькие такие славные, ножками сучат, улыбаются...
     Не знают еще, что такое жестокость, вот и улыбаются. Но когда-нибудь и для них у властей найдется реформа.


Партнеры